Понедельник 26 июня 2017
Блоги авторов

Блоги авторов (64)

Понедельник, 26 июня 2017 04:24

Когда деньги становятся Богом

Автор

Католикос Всех Армян Гарегин Второй на этой неделе в самом бедном марзе Армении – Шираке – призвал богатых людей поставить свое богатство на службу благоденствию также страны и народа. В марзе, где бедность по официальным данным, достигает 46%, глава Армянской Апостольской церкви принял участие в открытии духовного училища Трпанджян, построенной семьей меценатов Трпанджянов в Ариче.

Когда около месяца назад вице-председатель парламента Эдуард Шармазанов почти с тем же призывом обратился к богачам, призвав их ради родины открыть свои кошельки, его словам с откровенным возмущением, в штыки восприняли представители нашей олигархии. Конечно, нравственная ценность призывов погрязшего в текущей политике и имеющего политические счеты деятеля и стоящего выше всего этого патриарха не одинакова. Это само по себе понятно, но одни и те же адресаты этих призывов, в системе ценностей которых слово неоценимо – будь оно сказано в политических целях или духовных.

Наши богачи не бизнесмены – в классическом смысле этого слова. Это люди, в руках которых сконцентрированы власть и финансы Армении, которые в нашей стране взаимосвязаны в степени, достигающей откровенного цинизма. Иными словами, призыв Католикоса адресован чиновникам и олигархам – людям, которые несут ответственность за сегодняшние нищету и бесправие.

Какой призыв может повлиять на чиновника, отклонившегося от принципа справедливого управления и превратившего свое кресло в символ собственного благосостояния и разнузданной власти? Или что может заставить олигарха открыть свой кошелек для родины, ее солдата, нуждающихся? Неужели он правой рукой ворует, чтобы левой справедливо делиться с народом?

Ничего подобного нет и быть не может. У этих людей нет политических, моральных, духовных ценностей, их Бог – деньги, то оружие, посредством которого они демонстрируют свою безграничную власть, свое отличие, обособленность от общества. С помощью денег они поощряют избирательные фальсификации и наглость, с другой – отбирают хлеб у того, кто осмелился жить по завету «не хлебом единым».

Источник - 1in.am

Георг Хачатурян

Воскресенье, 25 июня 2017 06:03

Конец партии "Наследие"

Автор

Сегодня состоится съезд партии «Наследие». Он будет, пожалуй, самым печальным в истории этой партии, потому что команда Раффи Ованнисяна впервые за последние десять лет проводит свой съезд, будучи лишена статуса парламентской партии, и неся на себе печать тяжелого поражения на последних выборах.

Один из фаворитов на последних президентских выборах – Раффи Ованнисян – остался почти без команды, но и это не было бы настолько ужасным, если бы у него было бы видение будущего.

Именно отсутствие рациональной повестки и является причиной институционального кризиса «Наследия» и всех остальных потерпевших провал партий. Отсутствие адекватности между деятельностью и поведением Ованнисян пытался восполнить фальшивой повесткой, пиаром.

Его тезис об укрупнении партий не был серьезно воспринят даже партнерами по блоку ОРО, потому что даже Сейран Оганян и Вардан Осканян из собственного опыта укрупнения знали, что объединение – самоцель, обреченная на провал, если она не имеет рациональных мотивов и повестки. Другие даже с сарказмом восприняли инициативу Раффи Ованнисяна, потому что очевидно, что ноль ни в коем случае не может стать положительным числом.

На завтрашний съезд и придание важности собственной персоне направлено и распространенное офисом Ованнисяна сообщение, в котором в частности отмечено: «По приглашению посла Соединенных Штатов Америки в Армении Ричарда Миллза, Раффи К. Ованнисян сегодня посетил посольство США. В ходе официального визита Миллз и Ованнисян обсудили широкий спектр вопросов, касающихся армяно-американских отношений, региональной безопасности и актуальных глобальных процессов».

Когда человек придает такую важность собственной персоне, что обычная, рядовая встреча преподносится в качестве официального визита, то от него нельзя ожидать рационального слова, адекватного политического поведения. Политический деятель не может преодолеть в кризис в небольшой и скромной партии, но имитирует, что с послом сверхдержавы обсуждал мировые вопросы.

В особенности на фоне этого безудержного пиара завтрашний съезд партии станет закатом «Наследия».

Источник - 1in.am

Суббота, 24 июня 2017 05:57

И опять и снова

Автор

В ночь с 21 на 22 июня азербайджанские спецназовцы на линии соприкосновения карабахских и азербайджанских войск предприняли попытку диверсионного проникновения.

«Несущие боевое дежурство подразделения Армии обороны, благодаря высокому уровню боевой подготовки, надлежащей оснащенности позиций техническими средствами, своевременно пресекли попытку продвижения азербайджанской диверсионной группы. Противник, неся потери (как минимум, 4 погибших), был отброшен на исходные позиции», – сообщило военное ведомство Карабаха, отметив, что азербайджанская сторона оставила в прилегающей к армянским позициям зоне личные вещи спецназовцев.

В ходе пресечения попытки проникновения Армия обороны НКР потерь не понесла.

К счастью, на этот раз с армянской стороны потерь нет. Но примечательно то обстоятельство, что агрессивная политика Баку продолжается даже в том случае, когда важность соблюдения режима перемирия была отмечена в заявлениях по меньшей мере нескольких международных структур.

В начале недели итоги своего регионального визита подвели сопредседатели Минской группы ОБСЕ, затем последовали заявления Госдепартамента США, пресс-секретаря ЕС, пресс-секретаря МИД России. Правда, эти заявления были лишены компонента адресности, и в целом содержали известные общие формулировки, однако являлись важными мессиджами – по меньшей мере в том плане, что Карабахский конфликт находится в центре внимания всех геополитических центров, и они консолидировано считают недопустимым развязывание новой войны.

И вот на этом фоне Азербайджан не только продолжает нарушать режим прекращения огня, но и после длительной паузы предпринимает попытку диверсионного проникновения.

В Баку едва ли могут не быть в курсе того обстоятельства, что армянская сторона укрепила линию соприкосновения – также с точки зрения технического оборудования, и их шанс на успех очень и очень мал. Судя по заявлению Армии обороны Арцаха, это так и есть: противник, неся потери, был отброшен на исходные позиции.

Было бы примитивно объяснить произошедшее только лишь тем стандартным обстоятельством, что Азербайджану плевать на международное право и свои обязательства. Это само по себе понятно, и Азербайджан доказал это и за последние дни, когда регион посетили сопредседатели Минской группы ОБСЕ.

По всей видимости, в Баку считают, что геополитическая ситуация в глобальном плане благоприятна для того, чтобы совершить прорыв в Карабахском вопросе, вызвать изменение статуса-кво.

И этой цели сегодня поставлены на службу все военные действия Азербайджана, провокации, а их дипломатия движется по следам именно этих провокаций.

Баку убийства армянских солдат превратил в мощный дипломатический механизм, которым с одной стороны пытается повлиять на общественные настроения в Армении, с другой – поставить международных игроков перед дилеммой нахождения решений.

У Азербайджана нет международного карт-бланша на то, чтобы развязать широкомасштабную войну, вместо этого он занимается шантажом – угрожая создать в мире новый очаг напряженности. И осуществляет эту свою политику даже ценой жизни собственных солдат, сознавая, что ни у одной попытки диверсионного проникновения нет какой-либо перспективы, нет шанса на успех.

В данном случае для Баку важным является не зарегистрировать локальный успех на передовой, а довести свой адресный мессидж до международного сообщества.

Исочник – 1in.am

Георг Хачатурян

Суд над группой Сасна тсрер, которая прошлым летом захватила полк ППС Полиции в Ереване, никак не может начаться. Членов группы приводят в суд, но каждый раз происходит что-то, что мешает начать судебное расследование.

Члены группы заявляют, что не признают юрисдикцию суда проводить следствие и выносить приговор по их делу. Группа говорит, что они вне игры, вне системы, что их действия в июле прошлого года не подлежат уголовному или гражданскому суду, и это ставит судебную и властную систему в тупик.

Как суд должен отнестись к действиям граждан, которые не признают его полномочия? Полномочия не отдельных судей, а всей системы правосудия в Армении, которую многие называют несправедливой и коррумпированной, но вынуждены подчиняться, потому что суду принадлежит право применения насилия к гражданину.

Насилие к группе «Сасна тсрер» уже применено – они лишены свободы, многие были ранены, и, как оказалось, суд (а в его лице власть) утеряли рычаги давления на «обвиняемых» и не могут даже начать процесс. Тем более, что смертная казнь в Армении отменена.

«Неуважение к суду» Сасна тсрер выражают в патриотических песнях, в отказе встать, когда суд идет (зачем вставать, если не признаешь суд), кроме того, адвокаты не позволяют досматривать их вещи и др.. Но суть всех этих шагов сводится к одному – быть вне системы и против системы.

Армянская власть (впрочем, как и всякая другая) пытается применить доступные государству инструменты, а главное – право на насилие, чтобы защищать свои интересы от требований граждан. Для этого у власти есть целый инструментарий – это и выборы с заранее просчитанным результатом, и полиция с правом «закрывать» неугодных людей до решения суда, и налоги, и суд. Признание гражданином этих институтов приводит к тому, что он вынужден играть по правилам власти.

Так происходит уже много лет с выборами, когда общественные и оппозиционные силы заявляют о бессмысленности участия в выборах, но в последний момент, все же, вступают в игру, обеспечивая тем самым легитимность выборов и власти.

Так происходит с налогами и новыми «социальными выплатами», которые граждане вынуждены платить, хотя знают, что это просто способ залезть к ним в карман.

Так же происходит в суде – многие говорят о несправедливых и ангажированных приговорах, но встают перед судом (как представителем государства) и признают приговор.

Сасна тсрер, видимо, решили пойти другим путем, чтобы сломать систему. Суд будет крайне сложным для власти, если группа продолжит свой тренд. Можно, конечно, бесконечно, тянуть тяжбу, можно применять карательные методы, но если Сасна тсрер не признают юрисдикцию суда, это может вылиться в системный кризис и ступор власти.

Источник – lragir.am

Георг Хачатурян

 

Стали известны некоторые подробности о Завене Карапетяне, которого министерство обороны Азербайджана пытается выставить военнослужащим ВС Армении.

Ранее сообщалось, что утром 21 июня военное ведомство Азербайджана распространило сообщение о том что вечером 20 июня на границе Армении и Азербайджана якобы был пленен военнослужащий ВС Армении. Позже ведомство распространило видеозапись допроса мужчины в гражданской одежде, на которую надет бронежилет турецкого образца. На записи мужчина, явно не в себе, на ломаном армянском дает показания, причем из-за плохой записи слышны не все слова. В числе прочего мужчина заявляет, что он из села Довех Ноемберянского района. Однако, в этом селе никогда не проживал человек с таким именем и фамилией. Напротив, такой человек проживал в Ванадзоре.

Корреспондент Новости Армении – NEWSam выснил, что такой человек зарегистрирован в доме по шоссе Маймеха в Ванадзоре, где располагается Дом престарелых. Директор заведения Манушак Оганян утверждает, что такой человек у них не работает, и не живет, но она о нем «что-то слышала». В частности, директор видела извещение на имя Завена Карапетяна для участия в выборах.

«Я его не знаю, не видела. Просто слышала, что в сое время был такой человек, и видела извещения», - утверждает директор. По ее словам, с таким именем и фамилией в 1993 году был воспитанник детского дома, которому содействовал Фонд Азнавура. По словам директора, после детского дома он был прописан где-то, чтобы получить паспорт. «Предполагаю, что прописан в Доме престарелых», - отметила директор.

По словам друга детства Завена Карапетяна, Левона Авшаряна, они вместе учились в школе-интернате в Нубарашене в Ереване, затем поступили в ПТУ, на разные отделения. Через некоторое врем Фонд Азнавура купил Авшаряну домик в Ванадзоре, и он переехал. Вскоре и Карапетян переехал в Ванадзор. Это было в 1993-94 гг. Жили в одном домике вчетвером. Так прожили 4-5 лет, потом Карапетян ударился в религию. «У него появились большие проблемы в общении. Мы обратились к Фонду, и ему предоставили отдельный домик», - рассказал Авшарян. По его словам, самым сильным среди парней был Карапетян, он долгое время проработал на деревообрабатывающем предприятии. В последний раз Аварян видел друга у мусорной свалки, похудевшим, осунувшимся, опустившимся.

По словам Авшаряна, это было 5-6 лет назад. Откуда родом был Карапетян, Авшаряну неизвестно. Знает лишь, что в Ереван тот попал из Гаварского детского дома.

Фактически, получается, что Завена Карапетяна уже достаточно долгое время, несколько лет, никто из знакомых не видел и не имел о нем сведений. Вполне может статься, что в Азербайджане психически нездоровый, не имеющий родственников человек оказался не по своей воле давно, и тайно удерживался до «подходящего» случая. В пользу этого говорит то, что на родном языке Карапетян говорит так неуверенно.

Источник - News.am

Георг Хачатурян

Правительство Армении в ходе заседания 15 июня одобрило программу военно-промышленного развития Армении, которая вытекает из утвержденной президентом Армении в январе 2017 года стратегии военно-промышленной и военно-технической политики. Данная программа была разработана Государственным военно-промышленным комитетом Армении.

Приоритеты

В чем заключается основная цель программы? Согласно стратегическому документу, государство ставит целью производить часть вооружения и имущества, необходимого для нашей армии, в своей стране. А для этого нужно развивать военно-промышленный комплекс (ВПК), и об этом также отмечено в стратегии. В стратегии отмечены в частности следующие приоритеты:

1)Укрепить роль ВПК как высокотехнологичной многопрофильной системы в инновационном развитии экономики РА;

2) достигнуть оптимального соотношения объемов вооружения и военной техники, военно-технического имущества и специальной техники, производимых в Республике Армения и приобретаемых за рубежом;

3) обеспечить конкурентоспособность продукции организаций ВПК на иностранных рынках.

БПЛА и стрелковое оружие

Необходимость развития военно-промышленной сферы, несомненно, очевидна, в особенности в условиях нынешних угроз безопасности и состояния полувойны, но с другой стороны перспективы реализации этой программы пока неопределенные, в том числе и из-за нехватки информации.

Заместитель директора Московского центра политических и военных исследований, военный эксперт Александр Храмчихин в беседе с Первым Информационным отметил, что в Армении производится различное военное оборудование, в частности на базе беспилотных летательных аппаратов, однако окончательной продукции пока нет.

«Если Армения хочет иметь собственную военную промышленность, то, по всей вероятности, она будет вынуждена строить ее почти с нуля. Очевидно, что в этом вопросе Армения в первую очередь будет опираться на помощь России, и если она попытается производить собственное оружие, то они будет либо по российской лицензии, либо хотя бы при помощи России», – в беседе с нами сказал эксперт.

Известно, что Армения производит некоторые виды БПЛА. По словам эксперта Александра Храмчихина, Армения может производить и стрелковое оружие, но производства тяжелой военной техники на данный момент пока нет.

Военно-морского вооружения Армении явным образом не нужно. Авиационную технику, я считаю, в видимом будущем Армения производить не сможет. По всей видимости, будет производиться оружие для сухопутных войск, возможно – ракетные вооружения. Но сейчас это трудно сказать. Обычно, начинают с производства артиллерии и легкой бронетехники», – добавил А. Храмчихин.

Источник – 1in.am

Георг Хачатурян

 

 

 

Имевшая место на границе с Арцахом 16-17 июня очередная азербайджанская провокация и ее трагические последствия, когда армянские ВС за два дня потеряли 4 солдат, в обществе Армении вновь вызвала активные обсуждения о том, когда же этой ситуации придет «конец» и «до каких пор?».

Говорить о том, что потеря молодых людей ужасна, означает, по сути, ничего не сказать, так как это нечто, в связи с чем второго суждения быть не может. И с этой точки зрения действительно очень важно положить конец этой ситуации.

Но здесь уже мнения разделяются. Часть общества в качестве варианта для того, чтобы положить конец этой ситуации, рассматривает необходимость, так сказать, положить конец Азербайджану, другая же часть – приход к компромиссному соглашению с Азербайджаном, возвращение территорий и заключение мирного соглашения. Например, с таких позиций выступала одна из политических сил, участвующих в парламентских выборах – АНК. Хотя по большому счету де-юре к этой точке зрения склоняются также и власти и по большому счету – все политическое поле, потому что ни одна из политических сил, в особенности – из основных игроков, не заявляет, что она, например, против Мадридских принципов – модели «мирное соглашение взамен на возвращение территорий».

Проблема в том, что различны представления о, так скажем, статусе, а также и в вопросе гарантий безопасности. Однако распространенные в общественных кругах Армении практически оба подхода являются далекими от реальности крайностями. Армия Армении боеспособна, однако армянская государственность и армия не достигли такого военно-политического преимущества над Азербайджаном, чтобы рассматривалось реалистичным нанесение такого военного удара Азербайджану, последствия которого заставят Баку, так сказать, капитулировать – де-юре или де-факто, и прекратить свою политику, построенную на убийстве людей на границе.

Другой подход – пойти на, так сказать, компромиссное урегулирование, также нереалистичен – по двум причинам: прежде всего на это не идет Азербайджан, а, кроме того, пойти на это будет означать пойти навстречу требованиям Азербайджана. А территории – всего лишь часть требования Азербайджана, если не все вместе. Следовательно, получив часть, Баку не посчитает свое требование удовлетворенным и заключит мир, а посчитает  свою тактику удавшейся и пойдет на продолжение этой своей удавшейся тактики. Ну а последствием будет то, что армянская сторона всего лишь даст Баку психологическое и позиционное преимущество. То есть, вопрос спасения жизней молодых людей на границе не будет решен, более того, в руки Баку будет отдана «удачливая» козырная карта.

В таком случае, каков же выход, как решить этот вопрос, чтобы перестать получать с границы трагические вести, чтобы жизнь наших парней не находилась под постоянной угрозой? Общество, конечно, всегда ждет светлых выходов, легких выходов, однако на данный момент говорить об этом было бы самообманом.

Нужно быть реалистами и глубоко сознавать, что в настоящее время нереалистично ждать нейтрализации этих рисков на границе. Все варианты решения – как военно-патриотический, так и так называемый миролюбивый – самообман. Нужно смотреть в лицо правде и реальности широко раскрытыми глазами, и понять, что этот риск на границе будет нас преследовать долгие годы – это наша ситуация, в каком-то смысле – судьба нашей государственности по меньшей мере в ближайшие несколько лет.

Мы можем найти или обеспечить решения и способы снизить риски для жизни только в том случае, если посмотрим в глаза этой реальности, и если будем искать решения именно с констатацией неизбежности этого.

Иначе быть не может, иные решения нас всего лишь еще больше удалят от реальности и сделают еще более уязвимы – не только на границе, но и – как государственность – во времени и пространстве вообще.

Как «элита», власти Армении не пришли к такому выводу, и на протяжении двух десятилетий занимались манипуляциями. Есть последний шанс прийти к такому выводу как общество и заставить «элиту» придерживаться соответствующей линии поведении – посредством соответствующего общественной сознания и требования.

Источник – 1in.am

Георг Хачатурян

Заканчивая историю с формированным оппозиционными проамериканскими и прозападными политиками и журналистами Комитета защиты свободы слова, хочется акцентировать внимание на последних двух членов данного образования – Равшана Жеенбекова и Адиля Турдугулова.

Напомним, в данный Комитет вошли Замира Сыдыкова – экс посол КР в США при бакиевском правлении, Равшан Жеенбеков – экс депутат ЖККР от фракции Ата-Мекен и до того глава госкомимущества Кыргызстана, где был замечен в продаже государственных объектов в угоду своих финансовых интересов в акаевское время, Адиль Тудугулов – НПО «Прогресс», Нарын Идинов – соучредитель оппозиционной газеты «Заноза», имеющий вид на жительство в Чехии, а так же Бегалы Наргозуев - владелец кыргызскоязычной газеты «Агым» и сайтом Kyrgyztoday.kg.

Саудовская Аравия, Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн объявили, что разрывают дипломатические отношения с Катаром. Это решение поддержало и временное правительство Ливии, которое базируется на востоке страны и активно сотрудничает с Египтом и ОАЭ. Также было объявлено, что Катар исключают из состава участников аравийской коалиции, ведущей борьбу с мятежниками-хуситами в Йемене.
Один из основных мировых экспортеров сжиженного природного газа рискует оказаться в международной изоляции и даже экономической блокаде. Соседи Катара решили, что ему пришло время расплатиться за слишком вызывающую политику в регионе. Одновременно это сигнал Ирану, с которым Доха поддерживает тесные связи. Напрямую ударить по Ирану арабские страны пока не в состоянии, и здесь многое будет зависеть от того, чью сторону займет Вашингтон.

Маленький Катар давно выбился в региональные лидеры, претендуя не только на экономическое, но и на политическое влияние в регионе. В последние годы Доха не раз бросала вызов традиционному региональному центру силы — Саудовской Аравии — и проводила весьма неординарную политику. Катарцы первые среди стран Персидского залива публично заявили о связях с Израилем и в 1996 году открыли на своей территории израильское торговое представительство (позднее его деятельность была приостановлена). У Катара приграничные конфликты с арабскими соседями, одновременно Доха поддерживает тесные связи с Ираном, вполне мирно деля с иранцами права на крупнейшее месторождение газа в мире Северный купол/Южный Парс. В 2003 году из Саудовской Аравии в Катар перевели основную американскую военную базу в регионе.

Газ, американская база и влиятельный телеканал «Аль-Джазира» позволяют Дохе проводить активную и порой агрессивную политику на Ближнем Востоке. Пожалуй, нет ни одной арабской страны, которая не была готова сделать все возможное, чтобы заставить «Аль-Джазиру» замолчать навсегда. Тем более после той роли, которую телеканал сыграл в ходе «арабской весны», взяв на себя координацию протестов в Египте, Ливии и Сирии. Не избежал нападок телеканала и саудовский режим.
Теперь, в свете антииранской кампании, начатой Саудовской Аравией с благословения нового президента США Дональда Трампа, для Эр-Рияда и Каира пришло время поквитаться с Катаром. К тому же для саудовцев, которые еще недавно сами были для Трампа мишенью для обвинений в поддержке терроризма, весьма кстати перевести стрелки на своего соседа.

В чем обвинили Катар

Катар обвиняют в дестабилизации ситуации в регионе, поддержке террористической и экстремистской деятельности, финансировании группировок, связанных с Ираном, а также в укрывательстве лидеров исламистской ассоциации «Братья-мусульмане» и распространении идеологии «Аль-Каиды» и «Исламского государства» (все три организации запрещены в РФ). Египет выразился еще более конкретно, напрямую связав Катар с терактами на Синае.

Не остается в стороне и Тегеран. Иранцы не раздумывая предложили Катару продовольственную помощь.
Трамп, хакеры и старые счеты
Объявление о разрыве дипотношений прозвучало спустя всего две недели после того, как на саммитах в Саудовской Аравии арабские страны демонстрировали свое единство в присутствии президента Трампа. Вернее, делали вид, потому что именно в Эр-Рияде прозвучали первые предупреждения в адрес Дохи. И не успел Трамп покинуть Ближний Восток, как вокруг Катара разгорелся хакерский скандал, ставший, по сути, открытым объявлением информационной войны.

На протяжении нескольких месяцев арабские и американские СМИ публиковали материалы, в которых обвиняли Катар в поддержке террористов и призывали новую администрацию США внимательно приглядеться к своему союзнику, чья лояльность вызывает сомнения. Звучали и предложения перевести американскую военную базу из Катара. Однако в Эр-Рияде Трамп встретился с катарским эмиром и подтвердил союзнические отношения между двумя странами. Шейх Тамим также принял участие во всех встречах, в ходе которых США и арабские страны договорились о совместной борьбе с терроризмом, в том числе об учреждении центров по мониторингу финансирования терроризма и пропаганде экстремистской деятельности, а также о создании резервных сил арабских стран для борьбы с ИГ на территории Ирака и Сирии.

Казалось бы, идиллия.

Но в Эр-Рияде президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси сделал весьма ясный намек на связи Катара с террористами. «Все, кто оказывает поддержку экстремистам, должны считаться такими же террористами. Террористы — это не только вооруженные боевики, но и те, кто их финансирует и обучает новых сторонников радикальных групп», — сказал он.
Региональные эксперты уверены, что речь шла о связях Катара с «Братьями-мусульманами», чей духовный лидер шейх Юсуф аль-Кардави многие годы живет в Дохе. Катар никогда не скрывал, что поддерживает «Братьев-мусульман» в Египте, и открыто оказывал финансовую помощь бывшему президенту Мухаммеду Мурси, одному из лидеров «Братьев». После того как военные свергли Мурси в июле 2013 года, катарско-египетские отношения вновь стали напряженными, а в сентябре того же года на территории Египта было запрещено вещание телеканала «Аль-Джазира» как подрывающего безопасность в стране.
Другой тревожный для Катара сигнал пришел из Эр-Рияда и касался связей Дохи с палестинским движением ХАМАС. Штаб-квартира движения и его глава Халед Машааль перебрались в Доху из Дамаска после начала «арабской весны». В ходе арабо-исламско-американского саммита в Саудовской Аравии Трамп назвал список террористических организаций, несущих ответственность за насилие в регионе: ХАМАС, ИГ, «Аль-Каида», «Хезболла» и другие аналогичные группировки. Такой же список, за исключением ХАМАС, огласил и саудовский король Салман.

Упомянуть хамасовцев означало бы сделать слишком явный реверанс в сторону Израиля, чего саудовский король не может себе позволить. В то же время в речи монарха, как и во всех коммюнике, принятых в Эр-Рияде, не прозвучали традиционные для арабских и мусульманских саммитов слова о праве палестинского народа и в целом арабов на сопротивление, которое, как правило, ассоциируется с ХАМАС и ливанским движением «Хезболла», активно поддерживаемым Ираном.

Очевидно, что целью встреч в Эр-Рияде было создание антииранской коалиции. Саудовская Аравия стремилась заверить Вашингтон в том, что способна возглавить войну с терроризмом в регионе. Эр-Рияд также был бы не против вернуть себе американскую базу — это сделало бы саудовское лидерство в регионе неоспоримым и помогло поддержать стабильность режима.

Катарский эмир в Эр-Рияде промолчал, фактически дав согласие на создание блока против Тегерана. Но спустя несколько дней, 24 мая, Информационное агентство Катара (QNA) передало сенсационное заявление эмира Тамима, в котором он среди прочего назвал Иран гарантом стабильности в регионе, а ХАМАС законным представителем палестинского народа. Особо было отмечено, что Доха одинаково преуспела в выстраивании отношений как с Ираном, так и с США, а находящаяся в Катаре американская военная база Аль-Удейд не только ограждает катарцев от поползновений со стороны соседей, но и является единственной возможностью для США сохранить военное влияние в регионе. Попутно эмир подчеркнул, что Катар несправедливо подвергся нападкам и обвинениям в связях с террористами.

Буквально через несколько минут после того, как слова эмира разошлись по всем мировым агентствам, QNA заявило, что его сайт и соцсети были взломаны и ничего подобного глава государства не говорил. Но арабские СМИ (в первую очередь те, что спонсирует Саудовская Аравия) и региональные политики на протяжении суток продолжали комментировать слова эмира так, как будто никаких опровержений не было. На официальном уровне Саудовская Аравия, ОАЭ и Египет заблокировали доступ к информационным ресурсам Катара, включая сайт телеканала «Аль-Джазира». А в западных СМИ продолжилось обсуждение, насколько верным союзником США является Катар.
В тот же день, когда разгорелся хакерский скандал, в США на семинаре по вопросам безопасности, организованном Фондом поддержки демократии, состоялась дискуссия, посвященная связям Катара и «Братьев-мусульман». Там бывший министр обороны США Роберт Гейтс заявил, что раньше на Западе не придавали значения связям «Братьев-мусульман» с другими экстремистскими группировками, но после саммита в Эр-Рияде США необходимо отправить к эмиру Катара посланника со списком деятельности, которую Доха должна прекратить, иначе ее отношения с Вашингтоном будут пересмотрены.

Кто стоит за хакерской атакой на катарское агентство, до сих пор неизвестно. Так же как нет доказательств, что это вообще была хакерская атака. Данные расследования, которое, согласно источникам AFP, Катару помогает проводить ФБР, предполагалось опубликовать на этой неделе.

Впрочем, заявление эмира, даже оказавшись официально фейком, было удобно всем — и тем, кто хотел начать информационную войну против Катара, и самой Дохе, которая получила шанс высказаться о нападках в свой адрес и одновременно дать понять Тегерану, что у нее нет намерений вступать в конфронтацию.
Но теперь конфликт перешел в новую фазу. Катару сказали: или ты с нами, или против нас. И никаких отговорок быть не может. Вопрос, что выберет Доха — испугается блокады и поддастся шантажу, или, напротив, случившееся подтолкнет ее к еще более активной политике в регионе. Первая реакция Катара была очень сдержанной.

Неидеальный Ближний Восток

Кризис в Персидском заливе обеспокоил Вашингтон. Фактически раньше самих катарцев разрыв отношений прокомментировал госсекретарь США Рекс Тиллерсон. Он призвал арабов сесть за стол переговоров и разрешить все разногласия. Госсекретарь признал, что раздражение между арабскими странами Персидского залива появилось уже давно и разрыв дипотношений — это способ решить все вопросы и расставить точки над «и».

США конфликт не нужен. Это подрывает идеальную картину Ближнего Востока, нарисованную в ходе визита Трампа, когда арабские страны объединяются в едином порыве против террористов и сами за свои деньги побеждают всех «плохих парней», а потом еще и мирятся с Израилем. Никто не учел, что у 55 стран, чьи представители приехали в Эр-Рияд для встречи с Трампом, слишком разные интересы. Разрыв с Катаром показал, что единства нет даже внутри такой небольшой организации, как Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. Что уж говорить обо всех арабских и тем более исламских странах. Ни арабское НАТО, ни арабская военная коалиция на долгосрочной основе невозможны.

Если конфликт будет разрастаться, то не только Катару придется решать вопрос, кто его союзники, но и США. Обвинения в адрес Катара, которые звучат в объяснениях о разрыве отношений, не оставляют Вашингтону возможности и дальше поддерживать связи с Дохой, тем более оставлять на катарской территории военную базу. Как можно вести борьбу с ИГ и «Аль-Каидой», базируясь в стране, которую обвиняют в поддержке этих структур?
Соседи Катара — Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ — за последние годы тоже не избежали обвинений в поддержке этих и других террористических организаций, действующих не только на Большом Ближнем Востоке, но и в США и в Европе. О связях «Аль-Каиды» и Саудовской Аравии написаны тома. До сих пор идут споры, чье детище ИГ (возникшее из иракского подразделения «Аль-Каиды»), а чье «Джебхат ан-Нусра» — еще одно ответвление «Аль-Каиды», воюющее в Сирии. Одни эксперты считают, что ИГ по неофициальным каналам спонсируют саудовские исламские фонды, а «Ан-Нусру» в большей степени катарские; другие утверждают, что все наоборот. Дамаск в равной степени обвинял в поддержке террористов на своей территории Катар, Саудовскую Аравию и Турцию.

Теперь Эр-Рияд и его союзники пытаются все свалить на катарцев. И у них это может получиться, учитывая многомиллиардные контракты, которые подписали в ходе визита Трампа саудовские и американские компании. Эр-Рияд слишком выгодный союзник, чтобы его терять. А вслед за Катаром, как считают некоторые эксперты, придет и очередь Ирана. Но это возможно только при условии, что Трамп однозначно отвернется от Катара, к чему и ведут многие лоббистские силы в Вашингтоне.
Но и у Катара есть ресурсы сопротивляться изоляции. В этом году Катар стал крупнейшим поставщиком сжиженного газа в Египет, зависят от катарского газа ОАЭ и Кувейт. Безусловно, они могут рассчитывать на альтернативные поставки, но вот понравится ли необходимость менять поставщика Японии или Индии, которые являются крупнейшими импортерами катарского СПГ? Пока арабские страны не ввели морскую блокаду Катара, и катарцы заверяют японскую сторону, что никаких проволочек с исполнением контрактов не будет.
Вопрос, решатся ли арабы блокировать выход морского транспорта из Катара в Персидский залив. Это была бы слишком высокая цена для мировой экономики. И для этого нужно действительно создать Катару образ страны из оси зла, наподобие Ирана.

Впрочем, до сих пор, когда дело доходило до бизнеса, арабские страны находили компромиссы с кем угодно, в том числе и с Тегераном. Примером этому служат последние договоренности о ценах на нефть внутри ОПЕК. Но все же конфликт в Персидском заливе дает повод для беспокойства. Война никому не нужна, а значит, это просто шантаж и передел власти в регионе. Наивно надеяться, что если Катар сойдет с политической арены, то это решит все проблемы Ближнего Востока и приведет к победе над терроризмом.
Похожие обвинения звучат в адрес Катара не впервые, и даже отзыв послов тех или иных государств из Дохи уже случался раньше. Последний серьезный конфликт произошел в марте 2014 года, когда Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн отозвали послов из Катара, заявив, что Доха вмешивается в их внутренние дела. Но угрозы Эр-Рияда начать морскую и сухопутную блокаду Катара так и не были реализованы. В ноябре того же 2014 года все послы вернулись на свои места.

Для молодого катарского эмира Тамима бен Хамада Аль Тани, взошедшего на трон в июне 2013 года, тот кризис стал первым серьезным дипломатическим испытанием. Многие региональные эксперты отметили, что эмира заставили расплачиваться за политику отца, который установил слишком близкие отношения с Ираном. Новому шейху Тамиму удалось наладить диалог с Эр-Риядом, и конфликт вроде бы был исчерпан, но, как оказалось, ненадолго.
В этот раз за блокаду Катара взялись всерьез. Для страны, которая фактически полностью зависит от импорта товаров, в первую очередь продовольствия, закрытие границ представляет серьезную угрозу безопасности. Неслучайно Доха пока достаточно осторожно реагирует на выпады в свой адрес и охотно дает шанс посредникам урегулировать конфликт.

Роль переговорщиков взяли на себя Кувейт и Оман, продемонстрировав, что у монархий Персидского залива нет единой позиции в отношении Катара. И это шанс для Дохи.
На роль посредника претендует и Турция, для которой Катар один из самых близких региональных союзников и партнеров, поэтому Анкара воспринимает случившееся весьма болезненно. Ведь точно такие же обвинения можно предъявить и самой Турции, так как идеология «Братьев-мусульман» и правящей турецкой Партии справедливости и развития практически идентична и египетские «Братья» всегда считали президента Эрдогана своим.

Источники:

Carnegie Moscow Center, Россия

Bcnjxybrb - Carnegie Moscow Center
– Inosmi 1in.am

Георг Хачатурян

Страница 1 из 5