Четверг 17 августа 2017
Георг Хачатурян

Георг Хачатурян

Выпускник Ереванского Государственного Лингвистического университета имени В.Я. Брюсова (исторический факультет) и Американского Университета Армении (отделение политологии), кандидат исторических наук, журналист, автор многочисленных политологических эссе и очерков, член Армянского клуба знатоков "Что? Где? Кода?" и просто замечательный человек.
Адрес сайта: http://polit-asia.kz
Среда, 19 июля 2017 08:29

Третий круг Бако Саакяна

Через несколько часов на специальном заседании Национальное Собрание Республики Арцах изберет президента переходного периода. Если выйдем за рамки витиеватых конституционных терминов, то сроком на три года будет продлена власть действующего президента Бако Саакяна.

Уже то обстоятельство, что Бако Саакян будет править более чем два президентских срока, противоречит принятым в мире демократическим нормам. Наиболее негативен тот факт, что продлению власти Бако Саакяна послужила конституционная реформа – таким образом обесценив понятие «системные преобразования». Причем, Саакян предпочел продлить свою власть не посредством мандата народа, а при помощи более предсказуемого голосования парламента.

С другой стороны, выдвижение кандидатуры Саакяна и отсутствие в Арцахе политического и общественного противодействия в отношении этого процесса подсказывают, что в НКР, по сути, отсутствуют политическая система и гражданское общество, и должны были быть совершенно предсказуемы результаты даже всенародного голосования.

Единственная оппозиционная партия НКР – «Возрождение», и ее единственный депутат в парламенте установили крайне скромную планку – надеясь, чтобы Бако Саакян хотя бы публично заявил, что после переходного периода – то есть, в 2020 году, он больше не будет баллотироваться на пост президента НКР. Даже это заявление не прозвучало, потому что вопрос власти Арцаха, по сути, решается не в Степанакерте, а в Ереване.

Кроме того, сейчас в Арцахе апробируется некая модель, которая, по всей видимости, будет применяться и в Армении. Речь идет о воспроизводстве власти действующей системы. То, что сегодня произойдет в Степанакерте – это прелюдия к воспроизводству системы Сержа Саргсяна или генеральная репетиция, презентация, потому что власть в Арцахе является мини-моделью системы Армении, а точнее – ее составляющей.

Печально, что считающийся символом национальной борьбы Арцах во второй раз поставлен на службу порочному процессу формирования армянской политической авторитарной культуры.

Источник - 1in.am

Георг Хачатурян

 

Вторник, 18 июля 2017 05:06

Признание Сержа Саргсяна

В интервью телекомпании «Армения», комментируя известное заявление об оружии 80-х годов, которое прозвучало в Берлине в дни Апрельской войны – на совместной пресс-конференции с Ангелой Меркель, Серж Саргсян сделал весьма примечательный намек. В ответ на вопрос телеведущей о то, что заявление было удостоено критики и спекуляций, а с другой стороны – было рассмотрено как упрек в адрес России, Серж Саргсян «вопросительно» отметил, что, значит, было правильное заявление, не так ли? Иными словами, Серж Саргсян признался, что его заявление об оружии 80-х годов было направлено против России.

Хотя, конечно, не было необходимости в особой проницательности, чтобы понять, что совершенный в Берлин визит сразу же после установления перемирия после Апрельской войны и заявления на совместной с Меркель пресс-конференции не преследовали иной цели, кроме как показать России, что Серж Саргсян «глазом не моргнет» в вопросе изменения курса внешней политики Армении, если возникнет опасность потерпеть поражение вследствие войны.

Благодаря ли этому заявлению Саргсяна он впоследствии получил возможность в случае необходимости «глазом не моргнув» отдать приказ привести в действие «Искандеры», то есть, получил «Искандер»?

Серж Саргсян заявляет, что наша армия сегодня вооружена в необходимой мере. Конечно, и до апреля, кажется, никогда не заявлялось о том, что есть нехватка необходимого вооружения. Более того, всегда заявлялось, что Армения никогда не отстает от Азербайджана. Тем более, что в интервью Сержа Саргсяна отсутствовало самое ключевое – характер отношений с Россией и перспектива пересмотра их качества. Более того, Серж Саргсян фактически заявил, что в этом плане изменения не ожидаются.

Это означает, что власти Армении смело и достойно будут говорить с Россией только в том случае, когда «нож вновь дойдет до кости», и возникнет действительно крайняя опасность. А это уже очень опасно, если с Россией мы смело и с достоинством можем говорить только в самом крайнем случае. Потому что как мы говорим об извлечении уроков из Апрельской войны, так и, например, Россия может извлечь из нее урок, поведением которой в апреле даже Серж Саргсян выражал недовольство самым явным образом.

И с учетом того, что Россия, казалось бы, в плане глубинной региональной стратегии абсолютно не отказывалась от флирта с Турцией и Азербайджаном, или, как минимум, подхода в торговом партнерстве, есть опасения, что этот урок может заключаться не в изменении политики и подходов по отношению к Армении и проявлении более высокой этики в союзнических отношениях, а попросту в избегании экстремальных последствий антисоюзнических действий. То есть, не делать таких шагов, которые приведут к экстремальным ситуациям, и с одной стороны загонят в угол власти Армении, а с другой – вызовут в отношении России волну бурного общественного негодования, чем и воспользуются власти.

Иными словами, извлеченный Россией урок будет заключаться в том, что нужно немного более медленно и бесшумно выставить интересы и безопасность Армении на торги с Турцией и Азербайджаном, но и более надежно.

Тогда как по части Армении одним из уроков Апрельской войны должен быть следующий – в частности по части властей Армении, что общественные настроения и мнения являются достаточно прочной основой для доверия к властям и суверенитета государства. Потому что, если бы не было однозначного и четкого общественного мнения, Серж Саргсян никогда бы не осмелился в Берлине, стоя рядом с Меркель посылать России намеки.

Следовательно, на практике «Искандер» не является результатом особого умения властей Армении или великодушного союзничества России, а достижением общества Армении – минимальным достижением. Потому что это достижение в сфере внешней политики и безопасности могло быть намного большим, если бы власти представляли силу общественного мнения и сделали одним из уроков апрельской войны то, что проявленная за четыре дня эта сила, так сказать, была бы институционирована, или политически сформулирована на будущее, чтобы в отношениях с Россией интересы и достоинство Армении было бы возможным защитить не только в условиях крайней опасности. А скорее, для того, чтобы не дать повод для возникновения таких опасностей.

Источник – 1in.am

Георг Хачатурян

Понедельник, 17 июля 2017 12:33

Прошел год - уроки "Сасна црер"

Год назад группа «Сасна Црер» захватила полк ППС. Продлившиеся 14 дней драматические события стоили жизни трем полицейским, внесли неразбериху в политическую, общественную жизнь Армении.

Независимо от мотивации их действий, «Неистовые» выбрали средство борьбы, на фоне которого кажутся легитимными любые власти – независимо от их недостатков. Также очевидно, что большинство общества – даже будучи недовольным властями, не может быть консолидировано вокруг акта насилия. С другой стороны, «Сасна Црер» повысили планку общественных ожиданий, которой не сумели достичь ни сами, ни какая-либо из действующих в политическом поле оппозиционных партий.

Следствием всего этого было то, что действия «Неистовых» были использованы Сержем Саргсяном для того, чтобы еще больше укрепить свою власть, и сделать ее неконтролируемой. В частности, Серж Саргсян посчитал создавшуюся ситуацию удобным случаем для того, чтобы избавиться от амбициозного премьер-министра Овика Абраамяна, и для придания нового хода действий своим планам по воспроизводству власти.

Проходящий судебный процесс с самого начала напоминает паясничанье, которое еще больше усиливает напряженность – вместо того, чтобы ее разрядить. Из событий годовой давности не извлекли уроков ни власти, ни «Неистовые».

И пока в Армении существуют деспотичные власти и противостоящая им оппозиция «маузеристов», всегда есть опасность нового насилия, нового проявления «неистовства». К сожалению, таков вывод, который мы можем сделать через год после кровавых событий.

Источник - 1in.am

Георг Хачатурян

Понедельник, 17 июля 2017 05:10

Еще одна встреча – нужна ли она?

Сопредседатели Минской группы ОБСЕ через глав МИД Армении и Азербайджана передали Сержу Саргсяну и Ильхаму Алиеву предложение провести встречу в конце 2017 года. Пока обе стороны в этой связи хранят молчание, и, вероятно, в ближайшие месяцы ответа от них не последует.

Это предложение сопредседателей Минской группы как минимум для армянской стороны, кроме вопросов, касающихся непосредственно процесса урегулирования и ситуации на линии соприкосновения, имеет так иной интересный аспект. В апреле 2018 года Серж Саргсян должен распрощаться с президентской должностью. Все вопросы в связи с его дальнейшим статусом он оставляет в неопределенности, не дает вразумительного ответа, и все вероятные варианты остаются открытыми – начиная с назначения на премьерскую должность после президентской, и до иного статуса во власти – председателя Совета безопасности или просто главы «политбюро» РПА уже вне власти.

Дело в том, что после апреля 2018 года первым лицом государства фактически становится премьер-министр, и, следовательно, в Карабахском вопросе уже не может быть встреч президентов, потому что первым лицом Армении, в отличие от Азербайджана, будет премьер-министр. Следовательно, если будет организован армяно-азербайджанский саммит, то это означает, что от Армении в нем будет участвовать премьер-министр.

Таким образом, вероятная встреча Саргсян-Алиев, если она состоится, как того хотят сопредседатели, может стать последней для Сержа Саргсяна в должности президента, так как едва ли и до апреля будет организована еще одна встреча. А это обстоятельство в свою очередь вызывает новые вопросы, в частности, в том плане, с какой повесткой, и на каком политическом основании Серж Саргсян примет в ней участие, какие договоренности или вопросы возможны в случае его участия в этом «статусе», который, фактически, является статусом «хромого утенка», как это на Западе принято называть уходящих президентов. Конечно, если до этой встречи Серж Саргсян не конкретизирует вопрос своей дальнейшей политической судьбы, и не представит уже прямую и ясную заявку на выдвижение на должность премьер-министра.

Более того, здесь, конечно, есть и иное не менее примечательное обстоятельство. Может ли предложение о встрече Саргсян-Алиев Серж Саргсян уместить в рамки обеспечения перспективы своих дальнейших политических планов – таким образом преследуя цель последнюю де-юре встречу превратить в де-факто первую встречу на уровне премьер-министра, когда Серж Саргсян, оставаясь первым лицом государства, сохранит формат Саргсян-Алиев?

Во всяком случае, очевидно, что это вовсе не второстепенная задача не только для Армении, но также и сопредседателей-посредников и вообще для всех иных региональных и международных субъектов, имеющих в Карабахском вопросе де-факто или де-юре заинтересованность в том, кто же будет главным ответственным лицом во власти Армении в этом вопросе.

Источник – 1in.am

Георг Хачатурян

Воскресенье, 16 июля 2017 05:35

Евразийская утопия Арцаха

По инициативе Всеобщего армянского благотворительного союза (AGBU) стартовала кампания по сбору подписей, которая призывает ЕС и европейские гуманитарные организации участвовать в жизни народа Арцаха. Об этом вчера в ходе общественного обсуждения, организованного AGBU, заявили инициаторы.

Европейские структуры, как правило, присутствуют в жизни обществ в тех странах, которые имеют желание жить по западной системе ценностей, борются за демократию и свободу. Инициатива AGBU, несомненно, приветствуема – хотя бы именно по той причине, что Арцаху и его народу указывается альтернатива пути развития, потому что наша реальность наводнена различными российскими инициативами, которые, по сути, не имеют никакого отношения к гражданственности и развитию.

С другой стороны, адресованный к европейцам призыв об участии в жизни народа Арцаха звучит словно застольный тост именно в эти дни, когда НКР сама закрывает окно своего европейского развития. Речь, в частности, идет о решении продлить президентский срок Бако Саакяна.

Проблема не в Бако Саакяне. В конце концов, даже в самых демократических странах находятся люди, которые поддаются соблазну власти, имеют авторитарные склонности. Однако сила демократических обществ заключается именно в том, чтобы они создавали механизмы, инструменты, посредством которых пресекаются властолюбивые амбиции отдельных лиц или групп. В Арцахе, к сожалению, за все эти годы государственная и политическая система смогли состояться только на бумаге – своим содержательным несуществованием проложив путь для вызовов демократии. Печально видеть, чтоб в эти дни в Арцахе в борьбе против продления или увековечивания власти участвуют всего одна партия, имеющая мало возможностей, один депутат и несколько экспертов. Общество утратило ресурс сопротивления, что очень опасно не столько во внутриполитическом контексте, сколько в условиях реального наличия внешних вызовов.

Миссия AGBU удастся в том случае, если организация в Арцах приведет не европейцев, где их на данный момент никто не ждет, а приблизит Арцах к Европе – таким образом необратимо отдалив его от захлебывающегося в азиатском болоте Азербайджана.

Источник - 1in.am

Георг Хачатурян

 

 

Единственно конкретное, что общественности стало известно после удостоенной широкого внимания встречи глав МИД Армении и Азербайджана, это предложение сопредседателей Минской группы ОБСЕ касательно проведения встречи президентов Армении и Азербайджана. Сопредседатели предложили провести эту встречу до конца этого года.

Президенты Армении и Азербайджана в последний раз встречались год назад – в Санкт-Петербурге, что стало второй встречей после Апрельской войны. Третья встреча должна была состояться по инициативе президента Франции Олланда – осенью 2016 года, однако она не состоялась, а ситуация на линии соприкосновения после непродолжительной паузы началась вновь обостряться. После этого сопредседателей предприняли несколько попыток встретиться, однако организовать встречу Саргсян-Алиев так и не удалось.

С другой стороны, что бы дала эта встреча? Здесь кроется главный вопрос, то есть – что именно будут обсуждать стороны? Если Казанский план или составленное на основе мадридских документов какое-либо предложение, то, мягко говоря, было бы самообманом считать, что это даст какой-либо результат, даже по части снижения напряженности на границе. Вся проблема в том, что для Азербайджана напряженность на линии соприкосновения и является «аргументом» для отклонения какого-либо варианта, основанного именно на мадридских принципах.

И здесь возникает вопрос: какой же «контраргумент» есть у Армении? в качестве «контраргумента» Армении рассматривается требование внедрить механизмов по поддержанию режима прекращения огня – в качестве условия для возобновления переговоров. И здесь уже вопрос входит в тупик, так как Азербайджан отвергает, а сопредседатели явным образом не имеют консенсуса в том вопросе, чтобы к чему-либо принудить Азербайджан.

Таким образом, Карабахская проблема оказалась в двойном тупике – тупике по части, так сказать, урегулирования, и в тупике по части преодоления этого первого тупика. Если к этому прибавим то, что по большому счету хотя бы в краткосрочном и среднесрочном смысле тупик есть и по части варианта развязывания войны, так как соотношение сил между двумя сторонами в настоящее время не таково, чтобы у Азербайджана могли возникнуть реальные надежды на успех, то в Карабахском вопросе получится «трехступенчатый тупик».

И здесь очень большое значение приобретает психологический фактор. А это в свою очередь означает, что для карабахского процесса намного более важным становится не то, о чем будут говорить Саргсян и Алиев друг с другом, а то, о чем они будут говорить с собственными народами. Иными словами, «трехступенчатый тупик» в сущности по большому счету является отражением или следствием кризиса как армянской, так и азербайджанской государственности.

Оба государства вовсе не тождественным вовсе не сравнимы по своим качественным признакам – в разных смыслах, однако очевидно, что они оба по-своему, но находятся в кризисе – кризисе государственности. И Армения, и Азербайджан, несмотря на пройденные ими разные пути за 25 лет постсоветской истории, разные достижения, Армения – несмотря на победу в первой Арцахской войне, тем не менее, не стали полноценной государственностью, и чаще отмечались на мировой карте, как стороны конфликта.

Следовательно, шанс на выход из «трехступенчатого тупика» и в глобальном смысле победить в игре есть у того, кто первым выйдет из внутреннего интеллектуально-психологического тупика, и свою роль и место в мире займет как полноценное государство, а не как сторона конфликта, имеющего геополитическое значение.

 Источник - 1in.am

 

Георг Хачатурян

Каждый день в эфире российских и армянских телеканалов проходят всевозможные политические ток-шоу. "Место встречи", "Время покажет", "60 минут", "Вечер с Владимиром Соловьевым" и так далее. Обсуждается все подряд - Украина, Сирия, выборы во Франции, выборы в США, русские хакеры, в общем, чуть ли не черт Лысый. В эфирах этих ток-шоу регулярно участвуют польские, американские, чешские и немецкие политологи. Имена называть не буду - они достаточно хорошо известны. Их участие в этих передачах нормально - ведущим хочется обеспечить плюрализм, да и телезритель хочет знать различные точки зрения, а не одну, профильтрованную линию. Речь о другом.

Эти приглашенные импортные "эксперты" сидят в небрежных позах, презрительно цедят через губу, с брезгливым выражением на лице льют грязь на страну, в которой живут и работают. Вид у них такой, как у русских дворян. эмигрировавших после революции в Европу и вынужденных жить в трущобах. Но те хоть дворяне, а эти? И по морде уже получали и не раз и все равно не унимаются. Я с трудом могу себе представить, чтобы какой-нибудь Михаил Делягин поехал бы в США и визжал бы там, перебивая всех, как делают его зарубежные коллеги в России и говорил бы - "ваша Америка не доросла до того, чтобы с ней нормально разговаривать". Вылетел бы тут же за 24 часа, да еще с волчьим билетом, запрещающим ему приближаться к американской границе ближайшие лет 5. А им все можно.

У нас в Армении тоже есть такой импортный политолог - Ричард Гиракосян. Именно так - не Киракосян, а Гиракосян. Живет в Армении уже лет 15, кого он представляет и откуда взялся - неизвестно. Еще и женился на армянке и даже ребенка родить успел. Разведясь заблаговременно со своей американской женой. Ну, это его личное дело. Но злая молва шепчет, что он - "банальный шпион". ))))И каждую неделю с точно таким же брезгливым выражением на лице цедит сквозь зубы. О том - какая Армения страшная, ужасная, как плохо здесь туристам и инвесторам и какой здесь бандитизм и полно великорусского империализма и невест крадут и кровная месть и вообще "она ни до чего не доросла еще". Невольно вспомнился один из ужасающих символов жутких 90-х - экс-глава МВД Армении бывший "детский писатель" Вано Сирадегян, который со свойственным ему цинизмом говорил, имея в виду бакинских беженцев - вы приехали сюда? Вас сюда звали? - Нет? Не нравится у нас? - Вперед, на выход, мы никого не держим!" Фраза жуткая и недопустимая, Розенберг и Геббельс отдыхают, но в данном случае почему-то вспомнилась.

В 19-м веке русские дворяне приглашали к себе в дом французских гувернеров. Это было модно. Как сказали бы сейчас - трендово - иметь дома француза, обучающего детей французскому языку и хорошим манерам. Может, эти импортные политологи тоже для этого приглашаются? Но они-то чему научат? Снобизму?А может, это сейчас востребовано?

Георг Хачатурян

Четверг, 13 июля 2017 07:13

О значении иранского фактора

Во всеобщем информационном потоке на днях появилась некая информация, которая не удостоилась широкого внимания, хотя, пожалуй, это был один из тех редких случаев, когда информация достойна такого внимания. Российская погранслужба в Армении распространила сообщение о том, что совместно с армянскими пограничниками были проведены учения, так сказать «легендой» которых было задержание условных нарушителей, которые пытались незаконно перейти из Ирана в Армению и Арцах, которого и «обнаружили и обезвредили» армянские и русские пограничники. Дело в том, что контролирующие границы Армении с Ираном и Турцией согласно межгосударственному армяно-российскому соглашению от 1992 года российская погранслужба фактически «проникают» в поле «контроля» границы Карабаха. И здесь есть по меньшей мере два странных обстоятельства – одно это, а другое именно указание на границу Карабаха. Причем здесь, ситуация, конечно, довольно многозначительная, имея в виду ряд иных обстоятельств. С одной стороны, российская погранслужба, казалось бы, «превышает» свои полномочия, кои заключаются в контролировании границы с Ираном. С другой стороны, казалось бы, посредством российской погранслужбы говорится о границе Карабаха, то есть, происходит де-факто признание Карабаха.

Именно это, пожалуй, и взывало недовольство Баку, который потребовал разъяснений у погранслужбы России. Потом, конечно, пограничники отредактировали сообщение и вычеркнули упоминание о границе Карабаха, но осадок, как говорится, остался. Причем, в плане осадка примечательно то, что на границу Карабаха Россия де-факто указывает во второй раз. Первый был в декабре прошлого года, в случае тогдашнего генсека ОДКБ Николая Бордюжи, когда он, осуждая азербайджанскую диверсию в направлении армянского села Чинари, использовал термин Нагорно-Карабахская Республика. Причем, использовал в контексте упоминания об Апрельской войне, что означает, что Бордюжа употребил термин НКР не так сказать в рамках бывшего НКАО, а нынешнего статуса-кво. И вот, фактически, тот же подтекст во второй раз употребляется уже в сообщении погранслужбы России.

По всей видимости, Россия таким образом пытается направить Баку какие-то мессиджи, и не получает ожидаемого, если повторяет во второй раз – полгода спустя. Что именно есть на российско-азербайджанской повестке, неясно, но заметно, что происходит процесс выяснения отношений, и Россия пытается оказывать на Азербайджан психологическое давление. На первый взгляд это выгодно Армении, имея в виду то, что Москва уже во второй раз косвенно, де-факто, но говорит о признании статуса-кво. С другой стороны, однако, здесь тревожно то, что Россия наряду с тем, что говорит об этом, в качестве основы рассматривает Туркманчайский договор от 1928 года. То есть, Москва признает Арцах не как независимое государство или часть Армении, а как зону влияния России, каковой он являлся именно согласно Туркманчайскому российско-иранскому договору, заключенному в 1928 году.

То есть, здесь Азербайджану нечем воодушевляться, но и повод для воодушевления Армении тоже, мягко говоря, невелик. Кстати, в этом смысле примечательно и то, что почти месяц назад погранслужба России в Армении в распространенном по случаю своего юбилея сообщении указала, что осуществляет защиту границ Армении начиная с 1928 года. Об этом начали говорить со ссылкой на Туркманчайский договор и российские эксперты. Конечно, пока рано делать далеко идущие выводы и утверждать, что все это – процесс, управляемый из одного центра, но заметно, что идея «выведена на площадь» как со стороны официальной структуры, так и на экспертном уровне, и она муссируется, следовательно, может и не иметь серьезного продолжения, но может и иметь. А здесь уже возникает проблема для Ирана, потому что официальный Тегеран выступает против присутствия «третьей силы» в зоне Карабахского конфликта, и об этом несколько месяцев назад ясно сказал министр обороны Ирана министру обороны Азербайджана.

«Третья сила» – это, конечно, не только Россия: это может быть и любая иная сила, но очевидно, что наибольшая вероятность быть этой силой есть именно у России. Наряду с этим, в подстрочиях позиции Ирана, несомненно, угадывается именно наличие идеи договора от 1928 года, и не исключено, что Россия по дипломатическим каналам могла прозондировать настроения Ирана в этом вопросе, его готовность вернуться к логике этого соглашения. Судя по подходам Тегерана, Иран отвергает этот подход или версию России, но есть признаки того, что Москва, тем не менее, может попытаться сделать его первейшим элементом своей региональной стратегии. Проблема в том, является ли это зреющей идеей-фикс Москвы, или же всего лишь инструментом для так сказать торга в вопросах региона? Равно в обоих случаях у Армении есть необходимость не поддаваться риторическим или декларативным соблазнам, и не стать площадкой для торгов. Для Армении раз и навсегда отвергаемы как российско-иранский Туркманчайский договор, так и российско-турецкие Московский и Карсский договоры. Они не имеют ничего общего к проблемам и безопасности независимой армянской государственности.

 Источник - 1in.am
 
Георг Хачатурян
Среда, 12 июля 2017 11:52

Провисшая дипломатия

Сегодняшняя армянская новостная пестрит двумя главными новостями. Первая - Ким Кардашьян в Нью-Йорке вышла на улицу без бюстгальтера. И без трусиков. Без такой новости, естественно, ни один армянин не может ни начинать утро, ни заканчивать день. Без нижнего белья нашей знаменитой гламурной соотечественницы - американки для Армении не жизнь, а каторга какая-то.

Вторая новость - убийство российского туриста в Абхазии. ну, жалко, конечно. Поехал человек отдыхать. Наверное, с семьей. И тут такое. Жалко человека. Очень. Но мы так яростно это обсуждаем, забыв о наших бедах. А у нас их полно!

Вот из последних. Сегодня президент Армении Серж Саргсян назначил послом в Канаду Левона Мартиросяна, а в Данию и Норвегию - Александра Арзуманяна.

Александр Арзуманян при Левоне Тер-Петросяне был представителем Армении в ООН. Потом министром иностранных дел. Запомнился двумя вещами - "проспал" Саммит ОБСЕ в Лиссабоне в 1997, когда Армению объявили агрессором. А еще на приеме наблевал в декольте жены американского посла в Армении. Скандал был нехилый. В середине 2000-х привлекался по делу о хищении 55 тысяч американских долларов. Потом дело закрыли. Наверное, поделился. И еще с 1998 года позиционировал себя радикальным оппозиционером, называя власти Армении «преступными» и обвиняя во всех смертных грехах бывшего президента Роберта Кочаряна и нынешнего главу государства Сержа Саргсяна.

В ходе острейшего политического противостояния 2008 года, завершившегося кровавыми событиями 1 марта в центре Еревана, возглавлял Центральный предвыборный штаб лидера оппозиции Левона Тер-Петросяна, дважды был арестован, называл себя «политическим заключенным». В 2012 году стал депутатом парламента по списку прозападной партии «Наследие», от которой вскоре отмежевался. Являлся принципиальным противником членства Армении в Евразийском экономическом союзе, о чем заявлял неоднократно.

А теперь он посол в Норвегии и Дании. Да, Скандинавия - спокойное место. Там можно и блевать и спать. Но все-таки - они - обе эти страны - члены НАТО. А значит, с ними тоже надо работать. Будет ли это делать Александр Арзуманян? Большой вопрос. Знание английского языка и наличие американской жены -далеко не диплом МГИМО или хотя бы школы МИД Армении.

Левон Мартиросян - брат популярного армянского шоу-мена Гарика Мартиросяна. В 2007 баллотировался в Национальное Собрание от партии с невнятным названием. Набрал какие-то доли одного процента. А потом...вдруг стал советником премьер-инистра! Дважды - депутатом Национального Собрания, но уже по пропорциональному списку Республиканской партии Армении. Помощником президента страны. Я ничего плохого о нем сказать не хочу, он - неплохой парень и, возможно, знает английскй язык. Но это и наличие популярного брата достаточно для назначения послом?

О после Армении в России, а теперь в Беларуси Олеге Есаяне уже писали много раз, повторяться не буду. Не стоит того.

Тогда не надо удивляться, что Азербайджан постоянно опережает нас на дипломатическом поле. Что мы в лучшем случае реагируем по факту. Что их резолюции в ОБСЕ, ПАСЕ, ПА НАТО и ООН проходят, а у нас...а у нас вообще нет резолюций. Получается - их и писать некому.

А зачем нам вообще резолюции? Нас больше интересует - надела ли трусы Ким Кардашьян утром или нет? Вся внешняя политика страны от этого зависит.

Чего уж там...говорить...

Георг Хачатурян

 

Среда, 12 июля 2017 08:59

Пустая встреча

Накануне состоялась встреча министров иностранных дел Армении и Азербайджана Эдварда Налбандяна и Эльмара Мамедъяров.

Официальное сообщение о встрече подсказывает, что, по сути, это была встреча о договоренности о новой встрече Налбандян-Мамедъяров, которая состоится в сентябре в Нью-Йорке – в рамках Генеральной Ассамблеи ООН.

Очевидно, что стороны не достигли принципиальной договоренности касательно встречи президентов, из-за чего в официальное сообщение была введена общая формулировка, которая выражает только лишь призыв посредников к Сержу Саргсяну и Ильхаму Алиеву.

Эдвард Налбандян подчеркнул необходимость стабилизации ситуации на линии соприкосновения, отметив реализацию договоренностей, достигнутых в ходе саммитов в Вене и Санкт Петербурге.

И даже из официального сообщения явствует, что венские и санкт-петербургские договоренности впредь, по сути, не являются приоритетом для посредников, потому что вчера о них говорил только Налбандян, а о реакции остальных официальная информация умалчивает. И это закономерно, потому что своей политикой на практике Баку и не скрывает, что стремится к изменению статуса-кво, то есть, к войне.

Встреча Налбандян-Мамедъяров, по сути, была бессодержательной, и никоим образом не может поспособствовать снижению эскалации. Также очевидно, что и у посредников также нет действенных механизмов для того, чтобы повлиять на ситуацию.

Такое впечатление, что у мира есть иные приоритеты, а Карабахский вопрос интересует исключительно Армению и Азербайджан. Нетрудно даже предсказать, что за этой встречей последует новая эскалация на границе. Это подсказывает многолетний опыт.

Источник - 1in.am

Георг Хачатурян

 

 

Страница 4 из 10