Понедельник 26 июня 2017

ИГИЛ

  • «Исламское государство» как фактор угрозы национальной безопасности Кыргызской Республики

    Политическая нестабильность и военные конфликты в отдельных странах Ближнего Востока и Северной Африки, в том числе «арабская весна» 2011 г., существенно повлияли на политические процессы в мире. В свете этого в последние годы наметились мировые тенденции на повышение активизации, расширения и закрепления позиций так называемого «Исламского государства», что сигнализирует о возникновении новых видов угроз. Этим актуализируются вопросы национальной безопасности в странах региона, в том числе Кыргызской Республики. «Привозной» характер экстремистских и террористических идеологий, распространение различных деструктивных форм религиозной фанатичности обретают угрожающий характер для национальной безопасности КР.

    Кыргызстан ввиду влияния глобальных политических процессов и после апрельской революции 2010 г. вступил в новую фазу демократического развития, и 9 июня 2012 г. указом президента А. Атамбаева была утверждена «Концепция национальной безопасности Кыргызской Республики». Основное отличие данной концепции от предыдущей (2001 г.) заключается в комплексном понимании национальной безопасности. В ней определены основные

  • «Талибан» vs. «Исламское государство»

    Отношения между двумя экстремистскими исламистскими группировками, движением «Талибан» и «Исламским государством» (ИГ) сохраняются напряженными.
    Как считают многие эксперты, ИГ воспринимается молодой частью талибов, как наиболее предпочтительная сила. Оно привлекательно в глазах этой молодежи, у которой нет чувства родины, которые чувствуют себя «исламскими космополитами» и воюют за халифат везде, где надо воевать.
    Эксперты указывают, что скорее, возможен вариант перехода части талибов «под знамена» ИГ, чем слияние этих движений. Движение «Талибан» и даже «Аль-Каиду», «Исламское государство» рассматривает как консервативную и несколько устаревшую модель. Себя они выдвигают в качестве новой идеологии, которая носит более наступательный, агрессивный и передовой характер.

  • В Афганистане возможны новые теракты

    Американское военное командование и их союзники по блоку НАТО, входящие в состав коалиционных войск в Афганистане, серьезно встревожены весенней активизацией на афганском востоке моджахедов из состава террористической группировки «Сеть Хаккани». Эта, сформированная еще в далеких 90-х, самостоятельная ячейка боевиков в настоящее время позиционирует себя в составе движения «Талибан» и состоит из наиболее радикальных, непримиримых и агрессивных противников, как правительственных сил, так и американцев и других натовцев.

    11 июня в Пакистане по просьбе американской стороны состоялась встреча представителей разведки США с их пакистанскими коллегами. По данным осведомленного источника из национальной афганской армии на этом совещании обсуждалась проблема борьбы с группировкой «Сеть Хаккани». Американские военные полагают, что, несмотря на то, что ответственность за взрыв в Кабуле 1 июня нынешнего года взяла на себя ДАИШ, его на самом деле организовали боевики из состава террористической организации «Сеть Хаккани».

  • ИГИЛ активизируется на севере Афганистана

    В северо-западных провинциях Афганистана наблюдается заметный рост численности группировок боевиков, которые называют себя сторонниками ИГИЛ. Отмечается, что их присутствие растет в неподконтрольных правительственным силам Афганистана провинциях Фарьяб, Джаузджан и Сари-Пуль.
    По некоторым подсчетам, за последний месяц на вышеуказанные территории вместе с боевиками прибыло свыше 560 семей (в основном представители узбекской национальности). По данным местных властей, боевики со своими семьями пребывают под видом беженцев.
    В провинции Фарьяб боевики расположились в уездах Гурсиван и Билчираг. В провинции Джаузджан – в уездах Дарзаб, Куш Тепа, в провинции Сари-Пуль – в уезде Сайиад. Главная база боевиков ИГИЛ находиться вблизи населенного пункта Шохтут уезда Саииад провинции Сари-Пуль. Общая численность не известна, однако вместе с боевиками движения «Талибан» насчитывается от 3 до 4 тыс. человек.

  • ИДУ авангард ИГИЛ или проводник политики США на севере Афганистана?

    Осенью 2016 года из тюрьмы коалиционных сил в Баграме были освобождены сын создателя ИДУ (ИДТ) Тахира Юлдаша (убит в 2009 году в ИРП) – Азизулла Юлдаш и несколько его ближайших сподвижников. В дальнейшем вертолет ВС США перебросил его в уезд Дарзаб провинции Джаузджан, где он возглавил отряд своих сторонников.

    Примечательно, что ранее Азизулла присягнул о верности главарям ИГИЛ и активно призывает местное население оказать помощь и содействие террористам.
    В январе текущего года в уезде Кохистанат провинции Сари-Пуль были задержаны трое американских военных с партией оружия и боеприпасов к ним. В то же время и в том же уезде были схвачены боевики ИГИЛ с крупной суммой валюты.

  • Иракская армия и коалиция во главе с США не могут выбить ДАИШ из Мосула

    Боевые действия иракской армии и ее союзников под общим руководством США по освобождению города Мосул от боевиков ДАИШ продолжаются уже девятый месяц. Штурм иракского Мосула начался в октябре 2016 года. Американские и иракские военные планировали очистить город от радикальных исламистов в течение одного, максимум двух месяцев.

    Это должно было принести определенные политические дивиденды, как самим США, так и уходящему Б.Обаме, и сказаться в итоге в нужном ключе на новые президентские выборы. Кроме того, американцам очень хотелось «утереть нос» русским, которые к тому времени с учетом свойственного им гуманизма подзавязли с освобождением сирийского Алеппо.

    Но не получилось. И жертв гораздо больше, чем в Алеппо, и со стороны так называемой коалиции под руководством США (в основном иракских солдат), так и со стороны мирных жителей Мосула. Вот о них, кстати, вообще никто не думал и не планирует делать это в будущем. ДАИШ держит их в качестве заложников, а коалиция делает вид, что никаких проблем с их существованием не имеется.

  • Как развязать афганский узел?

    Сегодня ряд исследователей пытаются найти причины происходящего в современном Афганистане исключительно в глубоких исторических корнях современных событий. При этом не считают необходимым рассматривать ситуацию в Афганистане в контексте современных сложных глобальных политических тенденций.

    Практически все согласны с общим выводом о том, что нынешняя военно-политическая ситуация в Афганистане может быть признана как тупиковой, которая не поддаётся лёгким и очевидным прогнозам. Этот вывод подтверждается многими очевидными признаками.

  • Как шведы помогали ковать узбекские кадры для полевых командиров ИГИЛ

    Серия терактов, которые потрясли мир за последнее время – в Стамбуле, Санкт-Петербурге, Стокгольме, так или иначе связаны или с этническим узбеком (рожденным в Кыргызстане, гражданином РФ), или бывшим и нынешним гражданами Узбекистана.
    Такое совпадение дало повод многим журналистам, политологам или экспертам сделать выводы, что ситуация с религиозными и политическими свободами в Узбекистане загоняет граждан в террористические группировки. Лишь на первый, непросвещённый взгляд, между этими явлениями существует логическая связь. На самом деле никакой связи между упомянутыми явлениями не существует.

    1. Религиозные свободы. По данным Министерства юстиции в Узбекистане зарегистрировано и действует более 2 000 мечетей. Точное количество прихожан, посещающих джума-намаз, никто назвать не может. Но жители городов и населенных пунктов видят, насколько загружены прилегающие к мечетям улицы во время пятничных молитв. Никто в Узбекистане простых верующих не преследует, в стране действуют медресе и Исламский Университет.

  • Кто против кого на севере Афганистана?

    Террористическая организация ДАИШ, руководствуясь своими геополитическими планами, невзирая на серьезные территориальные потери в Ираке и Сирии, наращивает свое влияние на территории других стран. Достаточно серьезное внимание при этом уделяется соседнему Афганистану. По данным американского командования в Афганистане экстремисты этой террористической организации присутствуют уже на территории 25 из 34 провинций страны.
    Реальной угрозой правительственным силам этого государства стало сосредоточение боевиков ДАИШ на севере Афганистана. По усредненным оценкам различных источников в афганских провинциях Кундуз, Фарьяб, Тахор и Сарипул насчитывается не менее чем по три тысяче вооруженных членов этой террористической организации. Несколько меньше (по одной тысячи боевиков ДАИШ) сосредоточено в Джаузджане и Самангане. И их число постоянно увеличивается.

  • Основные тезисы интервью президента Афганистана Ашрафа Гани информационному агентству «TIME»

    11 мая текущего года глава информационного агентства «TIME» Никхил Кумар встретился с президентом Афганистана А.Гани в президентском дворце Арг (г.Кабул). На встрече Н.Кумара с А.Гани обсуждались следующие вопросы:
    - ухудшение ситуации в области безопасности;
    - возможное увеличение численности войск;
    - телефонные переговоры А.Гани с Д.Трампом;
    - угроза со стороны ИГИЛ;
    - перспективы политического урегулирования вопроса с талибами.

  • Пропагандистская машина ИГ продолжает работать

    Информационно-пропагандистским аппаратом ИГ, при финансовой поддержке Саудовской Аравии, в октябре 2016 года выпущено второе издание журнала «Rumiyah» (рис. 1).
    Второй номер журнала (англоязычная версия) состоит из 38 страниц (первый номер). В содержании журнала в значительной степени увеличилось число материалов религиозного характера, с элементами обобщенных военно-аналитических справок.
    По мнению зарубежных экспертов, выход журнала на ежемесячной основе указывает на стремление сторонников международной террористической организации ИГ нацелить пропаганду на увеличение числа сторонников и единомышленников.

  • Реорганизация джихадистов из ЦАР в Сирии

    Перевод: «The Diplomat»

    В первой декаде февраля т.г. несколько группировок в Сирии, состоящие из выходцев Центральной Азии, объединились с целью создания новой повстанческой коалиции. Так, группировка «Катибат аль-Таухид валь-Джихад» (боевики из Кыргызстана и Узбекистана) заявила о вступлении в новую группировку «Хайат Тахрир Аш Шам» («Комитет по освобождению Шама»).
    Дополнительно в конце января прошлого года в социальной сети «Twitter» боевики «Исламского движения Восточного Туркестана» открыто объявили о вступлении группировки в т.н. новый суннитский альянс. Так, уйгурские боевики из СУАР КНР оказались первыми, кто открыто поддержал формирование группировки «Хайат Тахрир Аш Шам».

  • Чего бояться Центральной Азии

    Сегодня все экспертное сообщество, специализирующееся по странам Ближнего Востока (БВ) и Центральной Азии (ЦА), считает основным источником угроз безопасности для центральноазиатского региона и главным препятствием для реализации перспективных экономических проектов – нестабильное положение в соседнем Афганистане и активизация группировок под эгидой «Исламского государства» (ИГ). Однако оснований для панических настроений по этому поводу нет.

    Безусловно, в ЦА имеются проблемные места, где существуют вероятность попыток дестабилизации обстановки на локальном уровне. Одним из таких мест является протяжённая и слабозащищенная граница между Афганистаном и Таджикистаном. По некоторым оценкам, сегодня, таджикские пограничные подразделения не способны самостоятельно защищать более половнины этой границы от проникновений террористов на территорию страны. Помимо самого Таджикистана, это несёт угрозу безопасности и соседней Киргизии, где отмечается резкий рост исламистских и националистических настроений.

  • Чего бояться Центральной Азии – 2

    По просьбам, поступившим от наших читателей после написания первой части этой статьи, возникла необходимость продолжить знакомить вас с угрозами для Центральной Азии (ЦА) исходящими из неспокойного Афганистана.
    Помимо «Исламского государства» (ИГ) и «Исламского движения Талибов» («Талибан»), о которых говорилось в первой части статьи, существуют и другие экстремистские организации такие как: «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ), «Хизб-ут Тахрир аль-Ислами» («Хизб-ут Тахрир»), «Исламский Джихад» и таджикоязычная организация «Джамаат Ансаруллох». По оценкам экспертов в ЦА существует более десяти организаций экстремистского толка, различного масштаба, но со схожей идеологией – установления исламского Халифата в регионе и постепенном экспорте данных идей и порядков на север. Рассмотрим некоторые из них.