Ашраф Гани - новая марионетка США
Суббота 21 октября 2017

Биографии

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В интеллектуальном и политическом плане Ашраф Гани Ахмадзай более близок Соединенным Штатам, чем его главный соперник Абдулла Абдулла. Он вступил на пост президента 29 сентября 2014 года. Ашраф Гани, по официальной версии, – пуштун из местного племени Ахмадзаев, но большая часть его сознательной политической жизни проходила совсем в других странах – в США, где он стал антропологом. Во Всемирном Банке, где он занимался не только Афганистаном, а всей Азией в целом, в бизнес-школах Гарварда и Стэнфорда, где он осваивал умение направлять финансовые потоки, наконец, в ООН, где он дорос до советника специального представителя и даже баллотировался в генеральные секретари. Но гораздо лучше у него получилось баллотироваться на родине. Выборы в Афганистане классического восточного образца: здесь важно не только как голосуют, но и как считают. Он победил на президентских выборах со скандалом. Его соперник итоги признавать не хотел. Пришлось вмешаться реальным хозяевам Кабула и части афганской земли из далекого Вашингтона и уговаривать своих ставленников соглашаться на компромисс. Ахмадзай победил в этом процессе, и в его пользу поделили власть, похожую на шкуру неубитого медведя.

Из этнического племени пуштун, среди гильзаев Ахмадзай считает себя самым крупным. Это спорный вопрос, но в любом случае, он из клана Джебархель, это крупнейший из кланов ахмадзаев. Отец его был армейским генералом, командовал бригадой. Профессия отца сыграла немаловажную роль в выборе будущей профессии А. Гани. Он окончил Американский университет в Бейруте, где имелась квота для детей высокопоставленных чинов любой страны.

Зарекомендовав себя прилежным студентом А. Гани впоследствии получил грант на дальнейшее обучение в Колумбийском университете, где изучал антропологию. Много странностей в его биографии, начиная с Бейрута. А. Гани долгое время проживал в США.

По мнению ряда экспертов, из всех выходцев из Афганистана он самый выдающийся. Его приглашали на работу ведущие американские университеты. Он часто выступал и комментировал события по Афганистану. После он становится экспертом и главным комментатором по Афганистану в таких ведущих медийных структурах как ВВС и CNN.

Политик также занимался педагогической работой в американском частном исследовательском Университете Джона Хопкинса и датском Орхусском университете.

К настоящему времени Ашраф Гани опубликовал в научных журналах только две свои статьи. Его кандидатская диссертация «Производство и власть: Афганистан в 1747 – 1901 годах» так и не вышла в свет, а единственная книга под его авторством, по сути, является совместным трудом с другим исследователем.

Мохаммад Джамиль Ханифи, который получил свою степень кандидата наук по специальности антропология в Иллинойском университете и в настоящее время работает в Мичиганском университете, выдает другую версию биографии А. Гани.

В статье под названием «Ашраф Гани Ахмадзай — второй по значимости интеллектуал мирового значения» значится, что он родился в семье «кочевников» в провинции Логар. По мнению автора, подобное утверждение не может заслуживать никакого доверия. Ашраф Гани родился и вырос в одном из старинных районов Кабула, который называется «Гозар-е Фурмули-ха», на севере гор Балакух. Он не родился в провинции Логар и не провел там детство, как заявляет об этом в своих официальных речах. Его отец Шах Пасанд, которого также называли Шах Джан и Шир Ага, не имел никаких подтвержденных связей с кочевыми или оседлыми пуштунами в Афганистане. Шах Пасанд никогда не работал в правительстве Афганистана. Будучи еще молодым человеком, он состоял на службе в одной частной кабульской компании с долей государственного капитала, которая не входила в число правительственных ведомств. В восьмидесятых годах Шах Пасанд переехал в Пакистан, где открыл крупную транспортную компанию».

«Заявления Ашрафа Гани о его принадлежности к роду Ахмадзай, — продолжает Д. Ханифи, — вовсе лишено всяких доказательств. Принадлежность к какому-либо пуштунскому роду необходимо доказать предоставлением документа. Семья деда со стороны отца Ашрафа Гани, видимо, была связана с одним из землевладельцев в Сохраб-Логаре. Его прадед, носивший древнее персидское имя Бахрам, оказывал поддержку оккупационным властям Великобритании во время второй англо-афганской войны в 1878–1880 годах. Свидетельства об этом содержатся в большом количестве опубликованных материалов об этой войне. Кроме того, дед Ашрафа Гани по отцовской линии по имени Абдул Гани сотрудничал с нанятыми англичанами войсками под командованием Мохаммеда Надира-шах в 1929–1930 годах в период свержения эмира Хабибуллы Бача-и Сакао. В качестве благодарности за свою службу Абдул Гани получил от Надир-шаха почетное воинское звание, внушительную денежную сумму и жилой дом в старой части Кабула. В нем располагались экспроприированные квартиры бывших противников властей. Есть информация о том, что в тридцатых и сороковых годах прошлого века Абдул Гани пользовался большим авторитетом в одной из преступных группировок, орудовавшей в степи Сагаве провинции Логар. Их лидером был жестокий грабитель по имени Балай, часто посещавший дом Абдула Гани. Балай был младшим братом второй жены Абдула Гани, бабки Ашрафа».

«Коукябе, мать Ашрафа Гани, — которую также называли Зияголь, была дочерью Ахмада Али Лоудина из Кухдамана. При рождении его назвали Ашрафом в честь Мир Ашрафа-шаха Хотаки, одного из пуштунских лидеров, правивших в иранском Исфагане в XVIII веке. Вопреки заявлениям Ашрафа Гани на его веб-сайте, начальное образование он получил в Кабуле, а не в Логаре. Приставку «Гани» к его имени прибавили во время учебы в лицее. В семидесятых годах под именем Ашраф Гани Ахмадзай он поступил в Американский университет Бейрута. С тех пор он пользуется этими тремя именами, подчас противореча самому себе».

«В семидесятых годах Гани, — в качестве переводчика работал в ряде научных проектов с участием европейских и американских специалистов. Знакомство с представителями научных кругов западных стран помогло Ашрафу Гани поступить в Бейрутский и Колумбийский университеты. С 2001 года он состоял высшим советником при американских политиках, осуществивших интервенцию в Афганистан. На самом деле заслуги Ашрафа Гани перед оккупационными войсками США мало чем отличались от тех, которые совершали его предки перед англичанами в период первой англо-афганской войны и в 1929–1930 годах».

Культурная связь Ашрафа Гани с пуштунским племенным обществом, не существует уже как минимум три поколения. Пуштунская самобытность состоит из трех элементов: «пуштунская кровь», «пуштунская речь» в качестве родного языка и «пуштунская манера поведения». Учитывая биографию и социальное происхождение Ашрафа Гани, его заявленная принадлежность к пуштунам ограничивается всего лишь способностью общаться на их языке и умело подделывать их специфический говор. В действительности Ашраф Гани родом из Кабула. В 2001 году он и его брат Хешмат Гани преднамеренно составили себе родословную кочевых пуштунов.

Как пишет Ханифи, опубликовано много снимков Ашрафа Гани. На одном из них, датированным 2009 годом, он изображен почти обнаженным (во время омовения перед молитвой!) в одном из публичных мест где-то на востоке страны. Подобный жест, рассчитанный на завоевание популярности у народа, никак не совместим с представлениями исламской культуры Афганистана. Между тем у Гани причудливая страсть облачаться в самые разные костюмы. В Афганистане никто, кроме Ашрафа Гани, не имеет такого богатого гардероба, состоящего из различных европейских костюмов, афганских лунги (куска материи, обматываемый мужчинами на бедрах) и других затейливых нарядов. Однако он ни разу не надел чин (зеленую полосатую накидку с длинными рукавами, которую носит Хамид Карзай). Также никогда не было замечено, чтобы Ашраф Гани надел в какой-нибудь европейской стране или США ту традиционную афганскую одежду, которую он носит в Афганистане. Причины разных вкусовых пристрастий Ашрафа Гани в плане одежды, видимо, ясны только его супруге Руле и бывшему директору ЦРУ, четырехзвездному американскому генералу Дэвиду Хоуэллу Петрэусу.

Может последние события, связанные с его решением об отказе от употребления племенного прозвища Ахмадзай, сократив своё имя до «Ашраф Гани» служит тому доказательством. Афганский лидер обратился в президентскую администрацию, правительственные учреждения и СМИ с просьбой изменить его имя по образцу готового удостоверения личности. Ашраф Гани призвал исключить указание на племенную принадлежность из официальной документации, а также воздержаться от использования прозвища в дальнейшем. Соответствующее официальное заявление к настоящему времени было подписано президентом.

По мнению многих экспертов, занимающихся вопросами политики Афганистана, существуют несколько факторов того, что, учитывая особый склад населения Афганистана, Ашраф Гани может не справиться с обязанностями президента этой страны по следующим причинам:

1. Чрезмерная опора на Запад

Все надежды Ашрафа Гани связаны с западной поддержкой, а не с афганским народом. В этом убеждена подавляющая часть населения страны. В своем преклонении перед Соединенными Штатами он превзошел даже Карзая и других его соратников. Гани пристально наблюдал за Карзаем еще со времен Боннской конференции по Афганистану (на которой тот и был выбран главой временного правительства после свержения талибов) и думал про себя, что если Запад окажет помощь ему, он тоже придет к власти. По этой причине для него предвыборная кампания была простым спектаклем, в котором реальная поддержка народа вовсе не нужна, ведь подтасовка результатов голосования и влияние на его результат были заранее спланированы американцами.

2. Незнание реалий жизни афганского общества

Несмотря на то, что Гани несколько лет был министром финансов Афганистана, одной из его слабых сторон можно считать отсутствие достаточных представлений об особенностях Афганистана. Этот кандидат смотрит на реальные проблемы страны через призму посвященных этому западных изданий. Кроме того, Гани большую часть своей жизни провел на Западе и по большей части работал на западные структуры, а не на благо афганского народа. Возможно, он хороший преподаватель, но до харизматичного дальновидного политика, любящего свой народ, ему далеко. Сам за себя говорит и тот факт, что в ходе своей предвыборной кампании Гани использовал американского советника, чтобы с его помощью лучше узнать собственную страну.

3. Племенное соперничество

Ашраф Гани считает Хамид Карзая одним из главных препятствий на пути к своему успеху. Причина его разногласий с бывшим президентом кроется в давней вражде между племенными группами гильзаи и дуррани. Карзай принадлежит популзаи, одной из ветвей группы дуррани. В течение нескольких последних веков она руководила племенной группой гильзаи, из которой происходит большинство афганских боевиков, однако ее власть пала в результате Саурского (Апрельского) переворота в 1978 году, организованного левыми силами, в которых офицерами были по большей части гильзаи.

Недовольства, стычки и даже войны в провинциях Кандагар и Гильменд отчасти вызваны соперничеством и разногласиями между племенами. Недавно сторонники Карзая, в частности его братья и другие родственники, напали на избирательный штаб и избирателей Ахмадзая в Кандагаре. После этого инцидента Ахмадзай использовал свое влияние для того, чтобы в западных СМИ братьев Карзая стали называть контрабандистами и мафией Кандагара. Гани считает Хамид Карзая слабой фигурой не только с точки зрения профессионализма. На его взгляд, бывший президент не оправдал ожиданий в плане управления соперничеством между племенами. Гани убежден, что талибы никогда не договорятся о мире с Карзаем, потому что большая часть их командования и личного состава представлена выходцами из гильзаи. Он верит, что сможет с легкостью усадить талибов за стол переговоров и прекратить войну на юге страны, потому что под началом Карзая пуштуны и особенно талибы не объединятся никогда.

4. Эфемерные и неэффективные программы

Структурные противоречия в Конституции Афганистана — тоже заслуга Гани Ахмадзая. Он является одним из тех, благодаря которым в нынешних условиях страны рассветает административная коррупция, расхищается помощь мирового сообщества, растет нищета, а законы свободного западного рынка слепо копируются.

Гани относится к числу убежденных противников парламентской демократии, выборов местного руководства и мэров городов. Вместо этого он выступает за централизованную модель правления по образцу эмира Абдур-Рахмана, правившего в 1880 – 1901 годах. Гани заявляет, что у него есть десятилетняя программа развития Афганистана, однако многие эксперты убеждены, что она очень похожа на два плана пятилетнего развития Мухаммада Дауда (премьер-министра и президента страны в семидесятых годах прошлого века), который добивался их реализации диктаторскими методами.

5. Тенденциозность и узость кругозора

Несмотря на то, что Ашраф Гани большую часть своей жизни провел в научных, политических и культурных кругах Запада, до сих пор в его сознании преобладает племенное мировоззрение и свойственная ему тенденциозность. Особо ярко он продемонстрировал эти качества в тот период, когда возглавлял Министерство финансов страны.

Узость кругозора Ашрафа Гани настолько очевидна афганским политикам, что когда он искал себе заместителя, или, по собственному выражению, «символических советников», из числа афганских таджиков и хазарейцев, никто не согласился занять эту должность. В результате этого своим заместителем он выбрал одного пуштуна. Кроме того, когда он хотел выбрать в качестве своего второго заместителя влиятельного лидера хазарейцев Мохаммада Мохакека, тот вместе со своими сторонниками припомнил Гани его дискриминацию по отношению к хазарейцам в период руководства Министерством финансов и отказался от сотрудничества.

6. Личностные характеристики

Ашраф Гани испытывает массу трудностей с психологической точки зрения. Авторитетные СМИ Афганистана и других стран писали, что он перенес рак желудка, который негативным образом сказался на состоянии его нервной системы. Помимо этого, из всех других кандидатов он известен как человек весьма нетерпеливый, вспыльчивый и резкий. Его близкий друг Ахмад Рашид в своем последнем очерке об Афганистане под названием «Падение в анархию» так описывает состояние здоровья Ашрафа Гани Ахмадзая в период его руководства Министерством финансов: «Раковая опухоль поразила большую часть его желудка и пошатнула иммунную систему. В Министерстве финансов он не мог съесть ни одну полную порцию еды. Из-за этого ему приходилось есть каждый час понемногу. Он сам не знал, сколько ему осталось жить».

Так Ахмад Рашид описывает поведение своего приятеля: «Уже 20 лет, как я знаю Гани, однако он ни с кем не заводит тесной дружбы. Он очень любит проводить время в одиночестве. Многие считают его высокомерным. К сожалению, из-за своего резкого поведения и пренебрежительного отношения к афганцам он снискал дурную славу в кабинете министров Афганистана. Никто не хотел с ним вместе работать. Друзей у него было совсем мало. Другие министры обвиняли его в том, что он всегда стремится принимать решения единолично. В результате многих жалоб на него Х. Карзай был вынужден в 2004 году исключить его из кабинета министров.

Лахдар Брахими, который на всех этапах был одним из главных покровителей Ахмадзая, однажды сказал, что когда тот подал в отставку, ни один из министров не вступился за него.

Ашраф Гани больше склонен вести диалог с западными странами. По своей природе он технократ, получивший образование на Западе, и имеет хорошие отношения со странами Европы и Америкой. На самом деле его уверенность в том, что для решения проблем Афганистана он может использовать какую-либо тактику, применяемую в западном мире, может оказаться бедственной для страны и ее народа. Если в течение ближайшего месяца в стране сохранится мир и политическая стабильность, можно ожидать, что Ахмадзай незамедлительно подпишет это соглашение.

С другой стороны, этот вопрос весьма важен для афганцев с точки зрения их репутации. Согласно договору, восстановление всех военных сфер и органов безопасности Афганистана входит в обязанности иностранных сил и этот факт окажется определяющим в плане утверждения присутствия в этой стране представителей западных государств. Структура армии и полиции в Афганистане имеет восточный, так называемый русский характер и процесс ее изменения, начавшийся в 2002 году и включающий реформы в области обучения личного состава, замену оборудования и вооружения, так и остается неоконченным. Более того, соглашение создает условия для того, чтобы национальная армия и полиция Афганистана оказались полностью зависимыми от Запада и в частности от Соединенных Штатов. Последствия этого не ограничатся только 2016 годом, а будут иметь куда более затяжной характер.

Третий фактор, имеющий отношение к возможности подписания соглашения о безопасности, касается проблемы военных баз на территории Афганистана и их влияния на афганцев и другие соседние народы. Кроме этого, необходимо учитывать, что присутствие иностранных войск в количественном и качественном отношениях повлияет на расстановку политических сил внутри страны и процесс мирного урегулирования. Тот же фактор сыграет главную роль в судьбе оппозиции в лице талибов. Присутствие иностранных сил также скажется на положении джихадистов и ветеранов прошлых войн, уровне иностранных инвестиций и процессе развития и восстановления Афганистана.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить