Отношения ЕС и НАТО: проблемы и сценарии
Четверг 14 декабря 2017

Военные

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Отношения ЕС и НАТО напрямую связаны с интеграционными процессами в области формирования общей внешней политики и политики безопасности, а также общей обороны. Данные процессы являются самой сложной сферой жизнедеятельности ЕС, главным образом, по двум причинам.

Во-первых, странам-членам ЕС всегда было особенно трудно жертвовать частью своего суверенитета именно в сфере внешней политики и безопасности. А в расширившемся Европейском Союзе до 28 стран Брюсселю требуется новый эффективный механизм принятия решений для приведения внешнеполитических позиций членов ЕС к единому знаменателю.
Во-вторых, существующие разногласия в ЕС по вопросам обеспечения безопасности являются отражением деления современной Европы, пытающейся примирить традиционный атлантизм с интересами ЕС в этой сфере. В большой степени, это результат глубоких кризисных явлений внутри НАТО, вызванных фундаментальными изменениями в Европе после окончания биполярностии, связанных с необходимостью переосмыслить свою роль в Европе, определить новые цели и задачи.

В настоящее время евроатлантические отношения находятся под сильным воздействием нескольких взаимосвязанных кризисов:
1) продолжительный кризис НАТО, имеющий несколько измерений и начавшийся после окончания холодной войны и биполярности;
2) мировой экономический и финансовый кризис, оказавший глубокое воздействие на союзнические отношения в НАТО, прежде всего на военные расходы европейских членов;
3) кризис в отношениях Запада и РФ. Несмотря на противоречивые последствия этих кризисов для союзнических отношений в НАТО, практически все сценарии их дальнейшего развития предполагают большую (в той или иной степени) автономию европейских союзников.

Вместе с тем, серьезной проблемой для формирования военной составляющей Европейского Союза и повышения его роли в обеспечении европейской безопасности является сам факт перекрестного членства стран ЕС и НАТО, отсутствие обоснованного и конкретного представления о военных потребностях Петерсбергских миссий и четкого разграничения между военными составляющими ЕС и НАТО. Кроме того, на взаимные претензии союзников накладывались и вполне конкретные проблемы, связанные с нерешенностью распределения обязанностей между НАТО и ЕС в рамках соглашения «Берлин-плюс» и двойным вето Турции и Греции, парализующим сотрудничество между двумя институтами.

Для США взаимодействие с Европой является процессом ради процесса, затратным с точки зрения времени, но не приносящим конкретных результатов. При президентстве Б.Обамы ЕС не вернулась в список главных приоритетов внешней политики США, которая переориентировалась на АТР, в связи с озабоченностью растущей военной мощью КНР.
Нарастание противоречий в отношениях РФ с Западом (НАТО и ЕС) в последние 15 лет автоматически проецировалось на трансатлантическое партнерство и на отношения Евросоюза и США.

Справка: Отправными точками в этих отношениях являются операция НАТО против Югославии в 1999 г., планы расширения НАТО на постсоветское пространство, спровоцировавшие Кавказский кризис 2008 г., и Украинский конфликт.

Сегодня в связи с украинским разломом в отношениях Россия–Запад очевидно, что единства в странах Западной и Восточной Европы нет. Произошел раскол в странах «Вышеградской четверки». Три страны Вышеградской группы – Чехия, Венгрия, Словакия – дистанцировались от Польши, занимая более осторожную позицию по украинскому вопросу и проявляя скепсис в отношении антироссийских санкций. Отличаясь евроскептицизмом, эти страны, по сравнению с США и Брюсселем, имеют более сдержанный взгляд на политические процессы в Украине, исходя, прежде всего, из интересов собственной безопасности и стабильности в ЕС в целом.
Польша безоговорочно поддерживает киевские власти и выступает за жесткое давление на РФ, примыкая к так называемому балтийскому ядру – Латвия, Литва и Эстония. Принцип этого разлома: страны, граничащие с РФ, занимают наиболее непримиримую позицию в отношении политики Москвы по Украине. В силу исторических причин у них обостренное восприятие присоединения Крыма к РФ и самой концепции «Русского мира». Иными словами, перегруппировка сил в регионе Восточной и Центральной Европы, несомненно, новая реальность.

Восточная и Центральная Европа, не желавшие оставаться буферной зоной между РФ и Западом, стремились всеми силами обрести безопасность в рамках НАТО. Однако в случае эскалации конфликта между РФ и Западом именно они рискуют первыми оказаться в «прифронтовой зоне» со всеми вытекающими последствиями.
Вместе с тем, при наиболее благоприятном сценарии урегулирования Украинского конфликта именно эти страны могли бы стать частью более широкого пространства сотрудничества, включающего и восточно-европейскую часть постсоветского пространства. Именно здесь возможно восстановление института доверия, прежде всего, предотвращение военного конфликта вследствие неправильной оценки или отсутствия информации о военной деятельности сторон и создание зоны пониженной военной активности.

Важно отметить и то, что европейские военные аналитики в контексте Украинского конфликта признают, что сегодня нет прочной стратегической связи между США и ЕС. Элементы американских ПРО в ЕС – слишком слабая гарантия против возможных ракетных ударов, а тактическое ядерное оружие, размещенное в европейских странах, слишком опасное для того, чтобы оно могло быть применено в принципе.

Возможные сценарии
Анализируя будущее евроатлантических отношений и отношений между двумя институтами ЕС и НАТО аналитики рассматривают несколько сценариев.

Во-первых, это сценарий «экономической НАТО». Очевидно, что трансатлантические отношения не могут ограничиваться только соображениями военной безопасности, как это было раньше. Все больше внимания уделяется экономической повестке дня: экономически мотивированным внешнеполитическим инициативам, определению потенциальных рисков и геоэкономических опций, а также влиянию их императивов на глобальное управление и дилеммы безопасности.
Ни поворот США в Азию, ни торговля ЕС с КНР не могут скрыть тот факт, что объем торговли между ЕС и США составляет одну треть от мировой торговли, а торговля услугами – 40 % мировой торговли. На них приходится три четверти всех мировых финансовых рынков. С 90-х гг. прошлого столетия обсуждался вопрос о создании Трансатлантической зоны свободной торговли (TAFTA), а с 2013 г. начались переговоры между США и ЕС о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве (TTIP).
По оценкам Еврокомиссии, зона свободной торговли между США и Евросоюзом охватит 820 млн. чел., даст Европе 400 тыс. новых рабочих мест и обеспечит рост ВВП на дополнительные 0,5% ежегодно. Этот проект уже окрестили «экономической НАТО». Иными словами, меняются сами трансатлантические отношения и их роль военной составляющей, воплощенной в НАТО. Вместе с тем, идея Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства между США и ЕС имеет в Европе, как сторонников, так и противников.
По мнению сторонников Трансатлантического проекта, он поможет ЕС выйти из многолетней стагнации, стимулировать экономический рост, экспорт новые рабочие места. Основные политические партии и правительства ЕС, а также руководство Евросоюза. Еврокомиссия и большинство руководителей стран ЕС, в том числе А.Меркель и Ф.Олланд, выступают за этот проект в целях стимулирования роста и занятости. Большинство (78%) депутатов Европарламента еще в прошлом году одобрили основные пункты соглашения ТТIP.
Противники этой идеи в ЕС говорят, что проект выгоден, прежде всего, США, которые буду играть доминирующую роль в новом объединении. Этот лагерь объединяет левые и праворадикальные партии, антиглобалистов, некоторых представителей бизнеса и экспертного сообщества. Причем, именно последние высказывают наиболее серьезные аргументы. В частности, они утверждают, что снятие торговых и таможенных барьеров между США и ЕС разрушит механизмы, которые позволяют отдельным государствам Европы защищать стратегически важные сектора национальной экономики от нечестной зарубежной конкуренции и демпинга. Кроме того, по их мнению, создание ТТIP приведет к размыванию социальных, экологических, технических и прочих норм, которые действуют в ЕС, и диктату американских концернов. Иными словами, проект ТТIP стал новым поводом для обострения внутриполитической борьбы в странах ЕС и обвинений в адрес Брюсселя в скрытности и непрозрачности принятия решений. Консенсус в ЕС по вопросу ТТIP будет зависеть от умения брюссельских переговорщиков снять наиболее острые разногласия между Европой и США с тем, чтобы сделать этот проект привлекательным для европейцев. Главным остается вопрос о том, насколько эффективно «экономическая НАТО» сможет защищать интересы и безопасность государств-членов.

Во-вторых, это сценарий структурного размежевания, предполагающий, что партнерам, разрываемым собственными, не совпадающими интересами, будет все труднее формировать общую политическую платформу. В силу этого будут появляться, и укрепляться несовместимые политические цели, средства и модели поведении. Несмотря на то, что НАТО по-прежнему воспринимается как общий «зонт безопасности Запада», умножение задач, которые она должна решать, и диверсификация угроз безопасности размывают общую стратегическую цель. Кроме того, разрушаются связи, обусловленные общим культурным наследием по мере того, как сокращается поколение американцев с европейскими корнями. Структурному размежеванию способствует и поворот США в Азию, и системный кризис Европейского Союза. Иными словами, речь идет не столько о намеренном размежевании союзников, сколько об объективных центробежных процессах, как глобальных, так и внутренних, разъединяющих США и ЕС, и маргинализирующих роль НАТО.

В-третьих, это сценарий прочного партнерства, который предполагает совпадение и взаимодополняемость стратегических целей Европы и США, что наряду с прочной институциональной основой трансатлантических отношений позволит преодолеть неизбежные разногласия и расхождения по практическим вопросам.
В политическом плане, как указывают сторонники этого сценария, НАТО трижды обновляла свою стратегию (1991г., 1999г., 2010г.), адаптируя ее к новым условиям и доказывая свою жизнеспособность. Несмотря на сокращение военных бюджетов вследствие рецессии 2008-2009 гг., НАТО по расходам на оборону значительно превосходит новые растущие державы, что позволяет надеяться на то, что Альянс останется несущей опорой безопасности Запада. Вместе с тем, он будет лишь одним из многочисленных форумов трансатлантического сотрудничества. Кроме того, сценарий прочного партнерства не исключает автономизации европейских союзников в НАТО в соответствии с новым распределением труда и ответственности между союзниками.

Между двумя крайними точками – размежеванием и прочным партнерством – находится сценарий функционального партнерства. Он исходит из того, что традиционные партнеры будут неизбежно отдаляться друг от друга, но, тем не менее, им удастся определить сферы функционального или ограниченного сотрудничества.

В соответствии с этим сценарием, НАТО все больше будет превращаться в форум, где союзники будут заключать сделки по принципу «ты – мне, я – тебе». Фактически этот сценарий отвечает интересам европейских автономистов, которые говорят, что для того, чтобы сохраниться, НАТО должна стать постамериканским союзом, то есть европейцы должны получить большую автономию.
Нужно отметить, что все сценарии предполагают большую автономию европейских союзников. Несмотря на отсутствие полного единства между членами ЕС и внутри этих стран по вопросу о европейской армии, эта идея будет претворяться в жизнь, поскольку возврат к традиционной атлантической солидарности не представляется возможным.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

По теме военные


 

Военно-технические

  • Модернизация НОАК +

    За прошедшие два десятилетия Народно-освободительная армия Китая значительно улучшила боевые возможности видов и родов войск. В частности, следует рассмотреть текущие

    Читать далее
  • Что думает Запад о развитии военно-промышленного комплекса России? +

    Несмотря на сокращение оборонного бюджета до 10 процентов, правительство России продолжает повышать планку производительности ВПК страны в рамках выполнения амбициозных

    Читать далее
  • Некоторые важные моменты саммита ОДКБ в Ереване +

    14 октября в Ереване прошел саммит глав государств, входящих в ОДКБ. Казахстан представлял премьер-министр Б.Сагинтаев.

    Саммит проходил на фоне исключительно

    Читать далее
  • Способен ли Китай, взять под контроль Южно-Китайское море? +

    По мнению ряда экспертов, Китай не готов создать военно-морское господство над Южно-Китайским морем. Государства Юго-Восточной Азии, имеют значительные преимущества по

    Читать далее
  • Об усилении группировки ВМС России в Средиземном море +

    В настоящее время в составе постоянного оперативного соединения ВМФ России в Средиземном море несут службу до 20 кораблей и судов

    Читать далее
  • Возможные места размещения военных баз России за рубежом +

    По оценкам военных экспертов, размещение в Сирии постоянной авиационной и военно-морской баз России позволит обезопасить не только находящихся там российских

    Читать далее
  • Ведущие концерны военно-промышленного комплекса США +

    Список из семи крупнейших оборонных предприятий США с 2009 года возглавляет корпорация «Локхид-Мартин». В этот список входят следующие корпорации:

    «Локхид-Мартин»

    Читать далее
  • 1
  • 2