Перспективы процесса мирных переговоров по Афганистану

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

11 января текущего года в Исламабаде прошел первый раунд четырехсторонних переговоров официальных представителей Афганистана, Пакистана, Китая и США, основной целью которых явилось возобновление мирных переговоров между правительством Афганистана и Исламским движением «Талибан» (ИДТ). Интересы Афганистана на переговорах представлял заместитель министра иностранных дел Хекмат Халил Карзай, со стороны Пакистана – министр иностранных дел Айзаз Чодри, США и Китай представляли специальные посланники в Афганистане и Пакистане Энтони Рок и Дэн Сичжун. 

По мнению экспертов, присутствие представителей КНР и США на переговорах, могло бы помочь преодолеть недоверие между Пакистаном и Афганистаном, однако, на переговоры не были приглашены лидер ИДТ Ахтар Мохаммад Мансур и лидер отколовшейся фракции мулла Расул, так как цель первого раунда в Исламабаде, в основном, заключалась в установлении рамок дальнейших отношений с ИДТ и повестки дня переговоров с талибами, которые намечены на 18 января в Кабуле. 

В первом раунде представитель Афганистана проинформировал  коллег из Пакистана, Китая и США о плане «дорожной карты» афганского правительства, который состоит из трех этапов.

 

Первый этап, период предварительного соглашения.

Второй этап, процесс мирных переговоров (прямые переговоры с ИДТ).

Третий этап, реализация соглашения.    

Позиция Афганистана направлена на предоставление Пакистаном списка лидеров ИДТ, заинтересованных в возобновлении мирных переговоров с правительством Афганистана. Ранее, в июле 2015 года в Пакистане состоялся первый раунд мирных переговоров между правительством Афганистана и ИДТ. Правительство Афганистана ожидало урегулировать ряд вопросов, касающихся мирного процесса, в течение второго раунда переговоров, однако, незадолго до второго раунда переговоров, он был отложен в связи со смертью верховного лидера талибов муллы Мохаммада Омара. В результате, смерть муллы Омара привела к расколу среди лидеров ИДТ и приостановке мирных переговоров. Кроме того, в Кабуле прошла серия террористических атак, что привело к ухудшению отношений между Кабулом и Исламабадом. 

Официальная позиция Пакистана направлена на установление долгосрочного мира и стабильности в Афганистане. Однако, основная цель пакистанского руководства связана с продвижением своих политических интересов в Афганистане – афганские талибы являются основным рычагом давления на афганское правительства и от этого способа воздействия Исламабад вряд ли откажется в дальнейшем. 

Однако, пакистанское правительство опасается того, что, если афганские талибы выйдут из-под контроля Межведомственной разведки Пакистана, то это может привести к объединению их с пакистанской ячейкой ИДТ, и таким образом создать проблемы с безопасностью внутри Пакистана. 

По мнению аналитиков, после переговоров Исламабад вряд ли прекратит финансирование афганских боевиков, однако, может его сократить, если почувствует, что это угрожает внутренней безопасности самого Пакистана.    

Вместе с тем, нельзя исключить того, что Пакистан находится под давлением Китая и международного сообщества в вопросах борьбы с терроризмом. Исламабад подписал с Пекином соглашение на сумму в 46 млрд. долларов США, при условии содействия в восстановлении мирного процесса в Афганистане, в котором Китай экономически заинтересован. 

Позиция Китая направлена на ослабление напряженности у своих границ и создания благоприятных условий для продвижения афганского процесса мирного урегулирования. В настоящее время Китай играет активную роль во многих региональных проблемах. Китай заинтересован в стабильности Афганистана, так как Кабул играет важную роль в региональных вопросах, касающихся международных интересов Пекина, а также не маловажным фактором является крупные капиталовложения КНР в афганскую экономику. Однако, основным вопросом, вызывающим беспокойство китайского руководства является возможность проникновения боевиков террористической организации «Исламское государство» из Афганистана в соседний Синьцзян-уйгурский автономный район – самую чувствительную зону Китая, где мусульманское население недовольно своим положением, а молодежь готова к радикальным мерам для создания независимого мусульманского государства Восточный Туркестан. 

Кроме того, в боевых действиях на территории Ирака и Сирии, воюя на стороне «Исламского государства» принимали и принимают участие большое количество уйгуров из СУАР, и имеется высокая вероятность того, что, пройдя боевое крещение на Ближнем Востоке, они из Афганистана вернутся на родину и развернут активную террористическую деятельность, вплоть до поднятия уйгурского восстания против китайского правительства.

Позиция ИДТ, в первую очередь, направлена на безоговорочный вывод иностранного военного контингента из Афганистана, где в настоящее время находятся 13 тыс. военнослужащих ВС США и НАТО. 

Боевики ИДТ вступили в прямое противоборство за влияние в стране с относительно недавно появившимися в Афганистане террористами ИГ, и таким образом, у ИДТ появился еще один враг, который, если продолжит свою экспансию в Афганистане, может представлять потенциальную угрозу для самого исламского движения. Исходя из этого, можно предположить, что талибы могут сесть за стол мирных переговоров, и пойти на какой-то компромисс с афганским правительством, однако, как только ИГ покинет страну, талибы восстановив силы вновь предпримут широкомасштабное наступление по всему Афганистану, с целью свергнуть кабульский режим и установить свою власть в Афганистане, как это было в 90-х годах прошлого века.

Позиция США направлена на урегулирование афганского кризиса, однако, американское руководство не питает особого желания установить окончательный мир в Афганистане, так как главная цель политики США в Центральной Азии заключается в сохранении своего военного присутствия в Афганистане, оправдывая это критической ситуацией в ЦАР.

Таким образом, несмотря на потепление отношений между Кабулом и Исламабадом, принятие конкретных решений по возобновлению мирного процесса в ближайшей перспективе маловероятно. 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить