Экономика
Понедельник 23 октября 2017

Экономика

Экономика

  • "Китайский" Таджикистан-2

    Китайская Народная Республика (КНР) за последние 10 лет превратилась в главного финансового донора Таджикистана – на эту страну приходится 52% внешнего долга Душанбе. Имея одну из самых мощных экономик мира Китай старается не только оставлять средства в своей стране, но и вкладывать в перспективные проекты за рубежом, в частности в Таджикистан. Сельское хозяйство, железные дороги, энергетика, горно-добывающая промышленность – вот лишь несколько направлений, где КНР имеет свои интересы в Таджикистане.

    Первое крупное соглашение о сотрудничестве между странами было подписано в 2004 году, когда за счет китайских инвестиций было завершено строительство автодороги Душанбе-Куляб-перевал Кульма-Каракурум-Ташкурган, которая стала первой трассой, связавшей две страны и предоставившей республике непосредственный выход к южным морям. С этого момента экономические отношения между КНР и Таджикистаном развивались по восходящей. В 2005 году компания «Таджикпотребсоюз» заключил с КНР сделку на рекордную по тем временам для Таджикистана сумму в размере $1 миллиард США. В 2006 году КНР предоставляет таджикскому соседу три первых больших кредита на сумму свыше $600 миллионов США.

  • Архисложная задача вывести Азербайджан из рецессии

    Перед экономикой Азербайджана стоит непростая задача: выйти в 2017 году на уровень роста Валового внутреннего продукта на уровне 1 -1,5%, после впервые за последние два десятилетия рецессии по итогам 2016 года. Минувший год был наиболее трудным для национальной экономики в нынешнем столетии, так как впервые в стране была зафиксирована рецессия на уровне 3,8%.
    Впрочем, большинство проблем в 2016 году явились результатом логического развития событий в финансовом секторе, вызванного девальвацией национальной валюты – маната. В настоящее время азербайджанское правительство проводит политику мягкой девальвации после проведенных в 2015 году двух рывков обесценивания маната, когда национальная валюта подешевела с 0,7844 до 1,55 маната за доллар. Тем не менее, в 2016 году темпы девальвации национальной валюты по отношению к американской валюте заметно замедлились до 0,2207 пункта, или 14,2%, составив 1,7707 манат за доллар.

  • Бахтиёр Эргашев. Коротко о главном

    Вопрос: В медиа пространстве бытует мнение, что, несмотря на очевидное завершение процесса транзита власти в Узбекистане, окончательный переход не был завершен. Все главное якобы впереди. Не могли бы Вы, поделиться мнением по этому поводу?

    Ответ: Транзит власти был завершен с момента избрания нового президента и это очевидно. Все остальное, о чем постоянно говорят в СМИ, является лишь внутриполитическими процессами, которые эндогенны и никаким образом не зависят от так называемого процесса транзита власти.

    Вопрос: С приходом нового президента, как может измениться внутренняя политика страны? Будут ли какие-либо кардинальные изменения?

    Ответ: Действующие власти Узбекистана и президент страны не станут кардинально менять политический курс государства, как внутри него, так и на международной политической арене. Необходимо отметить, что новое руководство государства работало при первом президенте РУ И.Каримове и принимало непосредственное участие в реализации всех политических, экономических и социальных реформ. В связи с этим возникает вопрос, зачем кардинально изменять то, что работало многие годы, и показывало достойные результаты?

  • Вероятности вступления Таджикистана в ЕАЭС

    В Таджикистане продолжается дискуссия о перспективах вступления страны в ЕАЭС. В специально созданных при Министерстве экономического развития и торговли рабочих группах, в которые входят представители правительства, бизнеса и науки, изучают «цену вхождения» республики в ЕАЭС. 

    Мнения о том, стоит или не стоит Таджикистану вступать в новый экономический союз, многополярны:

    Первая группа видит в интеграции с ЕАЭС выгоды для Таджикистана. 

    Вторая - опасается, что интеграция с ЕАЭС не состоится, если экономики государств-основателей - России, Казахстана, Белоруссии – в среднесрочной перспективе не выйдут из кризисного режима. 

    Третья группа - видит в ЕАЭС геополитический проект Москвы, нацеленный на интеграцию вокруг т.н. «бывшего старшего брата» стран постсоветского пространства в условиях обострившейся борьбы за рынки. 

  • Вехи соглашений по «Контракту века» с нищим и успешным Азербайджаном

    Иностранные компании постарались не упустить точку не возврата, которая должна была наступить к 2024 году, и 14 сентября 2017 год подписали новое соглашение с азербайджанским правительством по разработке блока месторождений «Азери-Чираг – Гюнешли» (АЧГ) до 2050 года.

    Известный под названием «Контракт века» по разработке АЧГ был подписан 20 сентября 1994 года сроком на 30 лет с 13нефтяными компаниями (Amoco (США), British Petroleum (Великобритания), McDermott (США), Unocal (США), Государственная нефтяная компания АР (ГНКАР, SOCAR - Азербайджан), LUKoil (Россия), Statoil (Норвегия), Exxon (США), Turkish Petroleum (Турция), Pennzoil (США), Itochu (Япония), Rаmсo (Великобритания), Delta-Nimir (Саудовская Аравия)) из восьми стран.

    «Контракт века» вступил в силу, когда Соглашение было утверждено Указом Президента Азербайджана Гейдаром Алиевым 2 декабря 1994 года и ратифицировано Милли Меджлисом 12 декабря 1994 года. Практические работы по АЧГ стали возможными после создания в феврале 1995 года Азербайджанской международной операционной компании (АМОК, AIOC).

  • Властям регионов России надо учиться у казахстанских коллег решению задач экономического развития

    Об этом было сказано на Международной экспертной площадке «Проблемы и перспективы взаимодействия приграничных регионов России и Казахстана. Навстречу Форуму межрегионального сотрудничества». Она прошла 31 августа в Новосибирске. Организаторами выступили Экспертный клуб «Сибирь-Евразия» и Сибирский институт управления – филиал РАНХиГС при президенте РФ. Участие в работе Экспертной площадки приняли представители деловых кругов и органов власти, экономисты и учёные.

    Заместитель председателя Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» Владимир Аксёнов подчеркнул важность проведения таких мероприятий: они позволяют устранять многие проблемы на стадии первоначального обсуждения. Он же призвал власти регионов активнее участвовать в работе экспертных площадок.

  • Внутриполитическая обстановка в Саудовской Аравии

    Ситуация внутри Саудовской Аравии и вокруг королевства остается нестабильной. Это вызвано разногласиями внутри саудовской политической элиты из-за внешней, внутренней и военной политики, и вопросов престолонаследия, резким обострением отношений между Саудовской Аравией и Ираном, а также падением цен на нефть.

    Саудовская политическая элита не едина. Противостояние происходит между представителями различных правящих кланов – детьми короля Фейсала и другими потомками ибн-Сауда. Наследники убитого Фейсала – влиятельная группа, оппонирующая правящей группе. Несколько принцев погибли при очень странных обстоятельствах сразу после 11 сентября 2001 года. 

    На сегодняшний день внутри королевской династии сложились три крупнейшие группировки, к которым относится вся саудовская элита. Это клан Судейри, представленный кровными родственниками, представителем которого и является нынешний король Салман ибн Абд аль-Азиз аль-Сауд. Клан Сунайян - тоже кровные родственники, к которому примыкал и предыдущий король Абдалла, являвшийся представителем племени шаммар. Наконец, внеклановая группа так называемых молодых принцев, представленная богатейшими членами династии.

  • ЕАЭС: долго ли ждать следующего рывка?

    Интеграционные процессы замедляются, никто не спешит представить системную стратегию развития проекта. Какую имеют, например, китайцы с инициативой «Один пояс - один путь»
    Об этом говорили на заседании экспертного клуба «Мир Евразии» на тему «Эффекты и сценарии интеграционных процессов на евразийском пространстве».

    Когда в 2015 году образовался ЕАЭС, интеграция достигла своего апогея. И, возможно, лет через 5-10 будет некий новый рывок. Но сейчас интеграционные процессы замедляются. Так считает Аскар Нурша, руководитель алматинского офиса Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК. «Есть еще кандидаты на членство в ЕАЭС? Таджикистан пока думает. Он не только приобретает, но и многое может потерять, вступив. Развивая интеграцию, нам надо отнестись с пониманием к тому, что предпосылок для следующего рывка ждать долго, поэтому не надо сейчас ее форсировать, раз нет предпосылок», - считает Аскар Нурша.

    По его мнению, в отношениях стран постсоветского региона давно наступила «новая нормальность». «Часто говорят, что Россия теряет постсоветское пространство. Но есть и обратная сторона – постсоветское пространство теряет Россию. Дело в том, что и в России сменилось поколение и политиков, и населения. В России все чаще раздаются голоса: почему мы должны те или иные республики дотировать?», - говорит Нурша.

  • ЕАЭС: сценарий разноскоростной интеграции наиболее реален

    В долгосрочные прогнозы международных экспертов о «выхлопе» от евразийской интеграции для экономик стран-участниц жизнь уже внесла серьезные коррективы. Как ситуация может развиваться дальше, попытались спрогнозировать на заседании экспертного клуба «Мир Евразии», посвященному эффектам и сценариям интеграционных процессов на евразийском пространстве

    Например, специалисты Евразийского банка развития еще в 2012 году оценили макроэкономический эффект интеграции Беларуси, Казахстана и России в Единое экономическое пространство. Они посчитали, что интеграция в рамках ЕЭП к 2030 году может дать ежегодный прирост ВВП России на 75 млрд. долларов, Беларуси - на 14 млрд. долларов, а Казахстана – на 13 млрд. долларов в ценах 2010 года. «Но с тех пор появился ЕАЭС, в котором 5 стран-участниц. Наверняка подкорректировал многие оптимистичные планы и прогнозы экономический кризис. ЕАЭС в последнее время демонстрировал снижение объемов торговли из-за наложенных на Россию санкций, падения курсов национальных валют и других негативных тенденций. Только в 2017 году, по данным Евразийской экономической комиссии, наблюдается значительный рост внешней торговли», - констатирует политолог Эдуард Полетаев.

    Сейчас выгоды от ЕАЭС распределяются между участниками неравномерно, больше всего выигрывает Беларусь, затем все остальные. На это указывает российский аналитик Инна Андронова в своем исследовании «ЕАЭС: потенциал и ограничения для регионального и глобального лидерства».

  • Евразийская интеграция: возможен ли выход из тупика?

    СНГ «сдулся», ЕАЭС – буксует, а дальше то - что?

    В последние годы уже стало совсем очевидно, что дела в евразийской интеграции на постсоветском пространстве идут не лучшим образом. В экономике абсолютно всех стран – участниц ЕАЭС наблюдаются известные трудности, причём, не, только из-за санкций стран Запада против РФ; временами между странами – участницами союза вспыхивают таможенные войны и иные подобные конфликты. И, в научной сфере наблюдаются крупные нелады: есть мнение, что наука в ЕАЭС фактически умерла [1]. Технотронного оазиса из Евразийского экономического союза определённо не получилось - наоборот, страны оного объединения превратились в территорию для устаревших технологий и стали рынком сбыта самой низкопробной продукции: например, «свыше 60 процентов электротехнической продукции, которая совершенно легально продается в белорусских магазинах, опасна для жизни» [2].

    Или, вот ещё тема, подымаемая периодически: почему ЕАЭС фактически выпал из информационного пространства? Неужели, только из-за превращения ЕАЭС в «обыденность» (М. Шибутов) [3]? Или, всему виной - «болезни роста» (Р. Ошакбаев) [там - же]?

  • Интересы КНР и России в Центрально-азиатском регионе

    Интересы России в области безопасности и стабильности в Центрально-азиатском регионе во многом совпадают с позицией КНР, стратегические цели которого в регионе заключаются в следующем:

    Во-первых — это сдерживание сепаратистских сил «Исламское движение Восточного Туркестана», которые представляют угрозу государственному единству КНР и стабильности на северо-западе страны. 

    В связи с этим одна из основных целей внешней политики Китая в отношении стран ЦАР заключается в недопущении на территории региона деятельности этих сил, ставящей под угрозу их стабильность и территориальную целостность. Также, власти КНР настаивают на том, чтобы все центрально-азиатские государства отказались от поддержки сепаратистских группировок действующих как на территории Китая, так и за его пределами, ограничили или запретили

  • Китай не спешит с реализацией своих проектов в Кыргызстане

    Текущий месяц оказался богатым на события в двусторонних отношениях Китая и Кыргызстана: в Китае с визитами побывали президент и министр иностранных дел республики, в Пекин прибыл и начал работу новый посол Кыргызстана в КНР.

    С 5 по 7 мая состоялся официальный визит министра иностранных дел Кыргызстана Эрлана Абдылдаева в КНР. Кстати, Э. Абдылдаев был послом Кыргызстана в КНР с 2001 по 2005 год.
    5 мая прошли расширенные переговоры Э. Абдылдаева с Министром иностранных дел КНР Ван И. Особое внимание на переговорах было уделено борьбе с терроризмом и экстремизмом. Также стороны обсудили получение китайских виз для граждан Кыргызстана, а также проблемы грузоперевозчиков из Кыргызстана. По итогам переговоров главы внешнеполитических ведомств подписали Программу сотрудничества между МИД Кыргызской Республики и КНР на 2018-2019 гг.

  • Китайская стратегия выдавливания России и США из Ближнего Востока

    Китай успешно реализует в ближневосточном регионе, который он считает важнейшим плацдармом для дальнейшего развития, долгосрочную стратегию «мягкого выдавливания» своих конкурентов. В их число входят не только Индия, Япония, страны Евросоюза и США, но и Россия.
    Так, за последние пять – десять лет он занял прочно место первого торгового партнера государств Ближнего Востока (это относится даже к североафриканским странам вроде Алжира, в которых традиционно было сильно экономическое влияние государств Евросоюза и особенно Франции), и еще больше укрепил там свои политические позиции. Разумеется, что предполагаемый в будущем рост означает и большее потребление местных ресурсов.

    Энергетический аспект

    О том, насколько актуальна проблема гарантированного обеспечения КНР энергоресурсами по приемлемым ценам свидетельствует то, что по состоянию на 2016 год она ежегодно приобретает углеводородного топлива 288 млрд долларов США.

  • Китайский бизнес последовательно заходит на рынок Кыргызстана

    22 августа в Чолпон-Ате прошел Четвертый экономический форум «Иссык-Куль». Его организаторами были Министерство экономики Кыргызстана и Полномочное представительство Правительства Кыргызской Республики в Иссык-Кульской области, исполнителями – Агентство по продвижению инвестиций и экспорта при Минэкономе КР и бизнес-консалтинговая структура «Хуахэ Интернэшнл».

    Темой форума было совместное определение перспектив сотрудничества на Шелковом пути и возможностей совместного использования достижений экономического развития. В мероприятии приняли участие вице-премьеры стран ЕАЭС и делегация из представителей ряда китайских правительственных ведомств и провинций, представители бизнеса КНР и стран ЕАЭС.

    В китайскую делегацию входили представители правительственных структур и компаний центрального подчинения, предприятий ряда провинций КНР.
    Программа форума включала в себя 5 частей: форум; организация встреч делегаций с профильными ведомствами; Третья выставка товаров стран Шелкового пути; посещение ряда объектов, связанных с реализацией обсуждавшихся на мероприятии инвестиционных проектов; деловые визиты делегаций в соседние страны.

  • Королевство Саудовской Аравии - лавирование на краю пропасти

    Монархия Саудовской Аравии переживает самые трудные времена. Речь идет не только о финансовых потерях связанных с резким падением цен на нефть на мировых рынках, но и об обвинениях саудовских властей в поддержке наиболее радикальных исламских организаций. На протяжении последних десятилетий арабские шейхи активно внедряют учение ваххабизма не только на Аравийском полуострове, но и за его пределами, который опирается на постулате возможности вести борьбу за «чистоту веры» вооруженным способом.
    Сейчас руководству Саудовской Аравии придется не сладко, если будет раскручен маховик предоставления исков со стороны жертв теракта 11 сентября 2001 года в США. Не стоит забывать, что среди девятнадцати террористов угнавших самолеты, унесших жизни 2977 неповинных людей, пятнадцать были гражданами Саудовской Аравии.

  • Коротко о внешней политике Туркменистана

    Приоритетным направлением внешнеполитической стратегии официальный Ашхабад считает эффективное взаимодействие с зарубежными странами в вопросах энергетики, диверсификации поставок углеводородов, создания надежной и многовариантной транспортно-логистической инфраструктуры.

    Туркменистан продолжает позиционировать себя ключевым региональным партнером ООН. Главным инструментом в данном направлении определено сотрудничество с крупными международными институтами, использование их ресурсов в качестве «демонстрационной» диалоговой площадки. При этом туркменские власти на постоянной основе продвигают инициативы по проведению в республике различных форумов по региональным проблемам, а также выражают готовность создать «лучшие условия» специализированным структурам Организации по решению проблем на примере уже действующего в столице республики ее регионального центра по превентивной дипломатии для Центральной Азии.

  • Кыргызстан в интеграционных проектах: тенденции и перспективы

    Одним из важнейших проявлений глобализации мировой экономической системы является ее движение к интеграции, проявляющейся в создании экономических интеграционных объединений. Участие в интеграционных процессах, несомненно, важно и для Кыргызстана, как суверенного государства на постсоветском пространстве, где сохраняется сочетание интеграционных и дезинтеграционных тенденций. В Центральной Азии и на уровне обществ, и на уровне элит, польза от интеграции выглядит достаточно спорной: некоторые невольно ассоциируют интеграцию в данном регионе с советской эпохой, другие вообще считают, что интеграция, с наличием огромных проблем в Центральной Азии невозможна.

    Кыргызстан является членом 77 международных организаций: ООН, ЮНЕСКО, ЮНЕП, ВБ, МВФ, ОБСЕ, ОЭС, ВТО, МАГАТЭ, СНГ, ШОС, ЕАЭС и т. д (данные на 2014 г) 1. За все время сотрудничества с Азиатским банком развития Кыргызстан получил 22 займа на 536 млн долларов и 52 гранта технической помощи на сумму 31,5 млн долларов. Азиатский банк стал одним из самых крупных международных доноров Кыргызстана и включил его в список заемщиков, которые будут получать самую большую долю льготного кредитования. Этот банк стал основным источником помощи для развития страны и снижения уровня бедности.

  • Нефтегазовый прорыв Узбекистана на новом этапе

    Новый этап развития Узбекистана, связанный с приходом к власти Шавката Мирзиёева характеризуется интенсификацией работы правительства Узбекистана по целому ряду направлений, как внешней, так и внутренней политики. Одним из важнейших направлений экономической политики стало развитие нефтегазовой отрасли Узбекистана.

    Почему это важно
    Нефтегазовая отрасль является значимым сегментом экономики Узбекистана и имеет важнейшее значение для развития экономики страны. На нефтегазовую отрасль Узбекистана приходится около 16% ВВП страны, а в доходной части бюджета ее доля составляет более 20% .

  • О возможности введения единой валюты на пространстве ЕАЭС

    На сегодняшний день валюта играет значительную роль не только в экономике, но и в политике. Например, вопрос о введении единой валюты в ЕАЭС сейчас является самым актуальным, так как, влияние Евразийского экономического союза с каждым годом усиливается не только в регионе Евразии, но и на международном уровне. Нужна ли странам -участницам ЕАЭС общая валюта? Некоторые политики, эксперты считают, что введение единой валюты не несет никаких плюсов для всех стран - участниц. Однако, есть и стороны которые поддерживают введение единой валюты на пространстве ЕАЭС.

    В начале марта 2015 года Владимир Путин поручил правительству и ЦБ при взаимодействии с центральными банками стран Евразийского экономического союза решить до 1 сентября вопросы дальнейшей интеграции в валютной и финансовой сферах, где одним из главных вопросов является создание валютного союза и введение в ЕАЭС единой валюты. Обсуждается два названия - «алтын», происхождение которого корнями уходит в Золотую Орду, или «евраз», евро в азиатском ключе. Осенью 2015 года, президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев отметил, что никакой речи о создании единой наднациональной валюты нет. Это вопрос отдаленной перспективы, если он вообще возможен. Что касается президента Белоруссии, Александр Лукашенко не возражал бы против введения единой валюты в союзном государстве с Россией, но настаивает на равноправии в вопросе создания эмиссионного центра 1.

  • О сотрудничестве Ирана с Индией

    Развитие отношений между Тегераном и Дели следует рассматривать в контексте реализации торгово-транспортного коридора, связывающий Индию и Афганистан через территорию Ирана. 

    В данном проекте главным звеном становится развитие инфраструктуры порта «Чахбехар» (Иран) за счет вложения инвестиций со стороны Дели, призванных придать толчок к освоению незадействованных энергетических и минеральных ресурсов Ирана и Афганистана с последующим их экспортом для нужд быстро развивающейся экономики Индии. 

    По данным Геологической службы США, недра Афганистана содержат до 60 млн. тонн меди, 2,2 млрд. тонн железной руды и 1,4 млн. тонн редкоземельных элементов, таких как лантан, церий и неодим, в дополнение к алюминию, золоту, серебру, цинку, ртути и литию. Месторождения редкоземельных металлов только в провинции Гильменд оцениваются в 89 млрд. долл. В целом, стоимость минеральных ресурсов Афганистана, оценочно, может достигать до 3  трлн. долл.