Курс на сближение

Разногласия или «охлаждение» отношений между Ираном и Таджикистаном, начавшиеся ещё в 2015 году похоже могут вновь начать развиваться в позитивном ключе. В феврале нынешнего года появилось заявление главы МИД Таджикистана С.Мухриддина по  Ирану. В нем министр выразил официальную позицию таджикского руководства относительно отношений с Исламской Республикой Иран, высказался о затянувшихся разногласиях и необходимости решать эту проблему. Затем, буквально по очереди были поставлены на должности послов стран новые должностные лица, нацеленные на сближение двух «братских республик».

Результаты взаимных дипломатических усилий не заставили себя долго ждать. Уже 1 июня был подписан меморандум о сотрудничестве в областях обеспечения безопасности, борьбы с преступностью, предотвращения насильственной смены конституционного строя, борьбы с терроризмом и экстремизмом, а также их финансирования, предотвращения незаконного оборота оружия, взрывчатых веществ, нелегальной миграции, торговли людьми. Другими словами, подписан достаточно широкий в плане дальнейшего сотрудничества документ, позволяющий позитивно оценивать ирано-таджикские отношения.

Через две недели после подписания документа о двустороннем сотрудничестве между странами с визитом в Таджикистан приехал президент Ирана Х.Роухани. Визит прошел достаточно плодотворно, все остались довольны. Правда остается загадкой поднимался ли на переговорах двух лидеров вопрос о судьбе ПИВТ в Таджикистане и скрытой иранской поддержке этой запрещенной радикальной организации.

Что же перевернуло «черную страницу» в отношениях двух стран и заставило их пойти на сближение?

По мнению экспертов новое сотрудничество Тегерана и Душанбе опирается на прагматичный расчет двух сторон. Иран перед угрозой ужесточения международных санкций и усиливающегося давления со стороны США нуждается в союзниках, прежде всего из числа стран региона. Кроме того, одним из приоритетов дальнейшего развития страны иранское руководство считает путь по вступлению в ШОС. Вследствие чего, налаживание отношений и получение согласия по вступлению от всех стран-членов Шанхайской Организации Сотрудничества – тоже немаловажный фактор. Иранское руководство показало свою гибкую позицию на новом этапе в отношениях с Таджикистаном. Ответит ли тем же Таджикистан?

Тут ответ напрашивается сам собой. Лидер нации, уважаемый Президент страны Э.Рахмон рассматривает нормализацию отношений с Ираном как первостепенную задачу своей внешней политики. Причин тому несколько, одна из них − судьба страны! Под этим громким лозунгом кроется смена власти в Таджикистане, которая вроде как планируется в 2020-2021 годы. Иметь в хороших партнерах страну с братскими корнями и сильной позицией на международной арене это хорошая гарантия и помощь будущему лидеру Таджикистана на его новом поприще. Если же конкретнее, то речь может идти о ПИВТ, как политической силе, которая воспользуется процессом смены власти в государстве и попробует «расшатать обстановку». С помощью же запущенного механизма восстановления дружбы между Ираном и Таджикистаном можно решить и эту проблему, расколов альянс Ирана и ПИВТ. Тем самым лишить радикальную партию своего покровителя.

Правда, стоит заметить, что слухи о сотрудничестве ПИВТ и Ирана сильно преувеличены. Известно, например, что уже около двух лет на иранской территории нет ни одного члена ПИВТ, они все живут в Европе. И в настоящий момент никакая поддержка «пивтовцам» со стороны Ирана не оказывается. Таким образом, мы становимся свидетелями очень интересного процесса по восстановлению связей между двумя мусульманскими странами, с общими корнями, языком и культурой. Примкнув же к ШОС Иран также получит несомненную поддержку ряда могущественных держав в борьбе с США на мировой арене, что отразится на геополитичекой обстановке в лучшую сторону.

Прочтите также

Материалы автора: Sherzod Abdulkhasanov

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
ru_RURussian
en_GBEnglish ru_RURussian