Стратегия восстановления Сирии
Воскресенье 18 февраля 2018

АНАЛИТИКА

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Представляем вашему вниманию, неофициальный перевод доклада, американского неправительственного аналитического центра "Atlantic Council" в области международных отношений, обеспечивающий и обслуживающий идеологию развития НАТО 

Введение

Доклад о восстановлении Сирии является результатом совместной работы различных специалистов и экспертов в области политики, а также официальных представителей некоторых правительств. Подобный обмен мнениями указывает на необходимость в тщательном планировании восстановления и разработке основополагающих принципов плана реконструкции САР.

Данный доклад не является программой стабилизации или проектом восстановления, а представляет собой стратегические рекомендации для экспертов в области политики и специалистов-практиков. При подготовке доклада учитывался исторический опыт, экономические показатели, а также текущая ситуация в стране. Непосредственной целью доклада является стимулирование переговоров между заинтересованными в восстановлении Сирии странами. Главной целью является составление информационной основы для разработки плана стабилизации и восстановления, которая позволит укрепить политическую легитимность в Сирии.

Краткое содержание

Данный анализ определяет «переустройство» как совокупность потребностей, усилий и задач, необходимых как для стабилизации, так и для восстановления Сирии. Данные действия должны способствовать решению задач, направленных на возвращение беженцев, их обустройству и установлению политической легитимности.

Таким образом, это будет достигнуто посредством:

- предоставления жизненно важных услуг, включая здравоохранение, питьевую воду, электроэнергию;
- реконструкции и ремонта разрешенного жилищного фонда;
- обеспечения доступного образования;
- обеспечения занятости трудоспособного населения;
- восстановления свободного передвижения гражданского населения и товаров на всей территории Сирии.

Централизованный подход к восстановлению предполагает использование практически всей суммы из средств грантов, займов и инвестиций. Основу восстания, начавшегося в марте 2011 г., заложили политические аспекты экономических проблем, таких как коррупция, некомпетентность режима Б.Асада. Поэтому централизованный подход не искоренит причины нестабильности Сирии, а будет способствовать ее дальнейшей дестабилизации.

На данный момент наилучшим вариантом восстановления Сирии является Международная стратегия развития, предлагаемая США, однако ее реализация потребует принятия необходимых защитных мер от действующего режима Б.Асада и других внешних факторов.

В первую очередь стратегия восстановления должна быть реализована в подконтрольных Сирийским демократическим силам (СДС) северных районах Сирии, южных районах и районах охваченных операцией «Щит Евфрата» в провинции Алеппо. По оценкам экспертов Вашингтон глубоко заинтересован в долгосрочном присутствии и, вместе с тем, активном участии в восстановлении Сирии.

Для восстановления районов неподконтрольных режиму необходимо снизить уровень боевых действий с помощью заключения соглашений о деэскалации, что должно также предполагать при необходимости применение методов принуждения со стороны США и их союзников.

Проблема возвращения сирийских беженцев занимает центральное место в процессе планирования программы и ее реализации. Условия, способствующие их безопасному возврату, аналогичны многим из тех, которые необходимы для устойчивого, всестороннего развития Сирии.

Стратегия восстановления должна реализовываться по принципу «не навреди», где не следует ожидать скорых результатов от небольших усилий. Т.к. в этом случае усилится дисфункциональность экономики Сирии, тем самым, заложив основы для дальнейшей эскалации конфликта.

К потенциальным угрозам относятся: крупномасштабная миграция населения, терроризм и геополитическая нестабильность. Вышеперечисленные угрозы являются убедительным стратегическим обоснованием США и их союзников для участия в восстановлении Сирии.

Восстановление не должно предполагать «послевоенного» сценария: сложившийся военный баланс благоприятствует руководству, которое, как правило, отвергает помощь тех, кто лучше всего подходит для восстановления Сирии. Западные страны примут участие в восстановлении при условии справедливого политического урегулирования, которое в ближайшем будущем не предвидится.

При отсутствии политического урегулирования вооруженного конфликта, реконструкция САР должно быть сосредоточено на сферах, находящихся вне государственного контроля.
Маловероятно, что обещание помочь в стабилизации и восстановлении Сирии предоставит «донорам» рычаги воздействия на Б.Асада, с целью убедить его заключить политическую сделку со своими противниками. Поэтому участие в восстановлении не должно основываться на этом предположении.

Поскольку полное восстановление Сирии на общегосударственном уровне является маловероятным, то план восстановления электроснабжения, водоснабжения, санитарных условий и других проектов может быть реализован путем расширения текущих программ стабилизации страны.

Основными партнерами стабилизации и восстановления являются местные и провинциальные советы, неправительственные организации и (региональные, европейские) правительства.
Основными препятствиями для сотрудничества с оппозицией в деле восстановления являются враждебные действия со стороны режима Б.Асада, военная экономика и присутствие террористических групп в некоторых регионах.
Несмотря на то, что планы по частичному восстановлению могут повлечь за собой фрагментацию и активизацию сирийской экономики, все же это является наилучшим вариантом для сдерживания дальнейшей дестабилизации, радикализации и миграции миллионов сирийцев.

Если восстановление приведет к «экономическому оживлению» на удерживаемых оппозицией территориях, а также активизации приграничной торговли, то это незамедлительно положительно отразится на экономике Сирии в целом.
Некоторые факторы будут способствовать принятию западными странами Б.Асада в качестве законного партнера в процессе восстановления Сирии. Однако такое решение будет являться ошибочным.

Вступление

Сирия погрязла в гуманитарной катастрофе века, что представляет серьезную угрозу национальной безопасности для некоторых стран региона, Европы и США. Ущерб от конфликта представляет собой не только серьезную проблему восстановления САР, но и препятствует развитию всего региона.

До настоящего момента западные страны избегали участия в процессе перестройки «Асадовской Сирии» в его пользу, сославшись на недостаточность политических преобразований. Американские вклады в основном были направлены на гуманитарную помощь (6,5 млрд. долл.), хотя США и их союзникам в сотрудничестве с инклюзивным правительством следовало бы сосредоточить усилия на развитии областей, находящихся вне контроля режима.
Успешная реализация плана восстановления Сирии может быть достигнута посредством сотрудничества внешних и местных субъектов под руководством США.

Однако, если Вашингтону не удастся наладить диалог, то это может спровоцировать усиление экстремизма и обострение миграционных процессов внутри страны и за ее пределами.
Правительства, международные организации и аналитические центры проделали большую работу по оценке ущерба и первоочередных потребностей и подготовили планы ликвидации послевоенных последствий.

Результаты этой работы представляют большую ценность для аналитиков, практиков, а также многих государств. Существует необходимость в разработке дополнительного стратегического плана, в случае, если Сирия не перейдет в стабильный послевоенный период и останется в т.н. «промежутчном периоде» продолжающегося военного конфликта.

В основе стратегии должна лежать работа посредством местных легитимных участников, поскольку развитие должно основываться на политической легитимности для достижения прочных результатов. Прежде всего, необходимо провести работу через местные сообщества, учитывая их потребности и приоритеты, а также принять на себя ответственность за восстановление Сирии.

Восстановление Сирии представляет значительный интерес для Вашингтона и ее партнеров, т.к. является важным компонентом в борьбе с терроризмом, возвращения миллионов сирийских беженцев и исключения вероятности возникновения новой опосредованной войны в регионе. Эти три явления представляют угрозу безопасности США и их союзникам в регионе.

Не следует ожидать быстрых результатов в начале политического урегулирования, особенно от сирийского режима посредством прямой государственной поддержки или международных организаций, таких как Всемирный банк или Международный валютный фонд.

Восстановление должно быть начато при первой же возможности, учитывая политико-экономическую стратегию. Стратегия должна быть прагматичной, и в то же время оценивать возможности в политическом контексте сирийского конфликта, а также учитывать последствия принятых решений для достижения политической легитимности. Планирование и реализация программы должны включать в себя возвращение сирийских беженцев, условия, способствующие их безопасному возвращению, а также меры необходимые для устойчивого и всестороннего развития страны. Гуманитарная помощь должна предоставляться повсеместно, однако устойчивое развитие должно быть ограничено районами, контролируемыми умеренной оппозицией. Для гарантирования таких возможностей, необходимо будет иметь надежные соглашения о деэскалации, которые при необходимости должны быть подкреплены угрозой применения силы со стороны США и ее союзников.

Данная стратегия представляет собой не просто оценку ситуации (другие организации уже проводили эту работу), или оперативный план макроэкономического возрождения Сирии, а, скорее, совокупность принципов, по которым можно было бы разработать общую стратегию с целью обеспечения всеобъемлющего, справедливого восстановления, которое создаст условия для установления законного политического строя.
Принцип «не навреди» означает не финансировать или не поддерживать развитие, при отсутствии легитимного центрального правительства в Дамаске.

Хотя государственно-ориентированное развитие является общепринятой моделью государств и международных организаций, однако в случае с Сирией она может привести ко второму витку политических волнений и насилия, ухудшая коррумпированную, неэффективную и эксплуататорскую экономику сирийского правительства.

Вместо этого, учитывая уникальную динамику сирийской войны, особенности ее экономики и политического ландшафта страны, план восстановления Сирии предлагает другой подход к этой проблеме.
«Восстановление» не отделено от политики и является первоочередной политической инициативой потому, что включает в себя решения о том, кто что получит и почему. План рассматривает, как извлечь выгоду всем сирийцам, давая им право на процесс восстановления страны.

Постановка вопроса. Зачем восстанавливать Сирию?

Нужно ли восстанавливать Сирию? Миллионы людей страдают. При этом существуют организации и ресурсы, которые могут облегчить их страдания. Однако один этот аргумент не может мотивировать правительства сбалансировать разнонаправленные затраты. Задача очень сложная и затратная, в случае, если даже будет ограничена определенными районами Сирии. По предварительным оценкам, для восстановления всей страны могут потребоваться сотни миллиардов долларов. Несмотря на очевидную выгоду, которую получат люди, в ходе реализации данной стратегии странам «донорам» необходимо будет сделать политический выбор, кому, как и где помощь будет оказана в первоочередном порядке. Международное сообщество не может мобилизоваться, руководствуясь только альтруистическими началами, однако существует убедительное стратегическое обоснование, включающее в себя, по меньшей мере, три проблемы.

Проблема беженцев

За весь период вооруженного конфликта территорию Сирии покинуло половина населения (более 11 млн. чел.), где по оценкам ООН более 5 млн. человек являются беженцами. Такая миграция оказала серьезное социальное и экономическое давление на соседние государства, при этом два из них оказались не в состоянии принимать беженцев. Иордания, испытывающая относительный дефицит ресурсов с ее существенными экономическими проблемами, приняла 660 000 беженцев, 93% из которых живут за чертой бедности. Турция, более сильная в экономическом отношении страна, приняла около 3 млн. беженцев.

Большое давление на себе испытал Ливан. Государство, население которого составляет 4 млн. чел., со стагнирующими экономическими показателями, серьезными межконфессиональными трениями, радикальными группировками приняла около 1 млн. сирийских беженцев, 70% которых живут за чертой бедности.

Правительство Ирака, обладая значительными социальными, экономическими проблемами, особенно в области безопасности, приняло более 250 тыс. беженцев, в основном в районе Иракского Курдистана.
Среди вышеперечисленных стран только Турция в состоянии выдержать продолжительное присутствие беженцев в таком масштабе, с учетом всех социальных и экономических издержек. В случае с Иорданией, то Амман испытывает значительный недостаток финансовых и природных ресурсов.

На данный момент Ливан не обладает достаточными средствами для содержания такого количества беженцев, социальная и экономическая структура страны не сможет выдержать такого давления. Более того, в стране уже наблюдается серьезная напряженность и негативное отношение со стороны населения к сирийским беженцам. Необходимо отметить, что дестабилизация дружественных правительств и союзников вызванная наплывом беженцев не входит в интересы США или их партнеров.

В заключение, около 1 млн. сирийских граждан нашли убежище в Европе, прибывая по морскому маршруту. Количество беженцев прибывших в Европу значительно меньше, чем в Иордании, Турции и Ливане, однако социальная напряженность намного выше, особенно учитывая подозрительное отношение к мусульманскому населению, на фоне ряда исламистских террористических атак в странах ЕС. Ситуация ухудшается вмешательством некогда правых групп в политическую и общественную деятельность, что находит поддержку со стороны России. Это представляет угрозу безопасности США и ее европейских союзников и подрывает сплоченность европейских государств, а также дестабилизирует отношения между Западом и мусульманскими странами.

В целом, США, их союзники и региональные партнеры проявляют глубокий интерес к формированию необходимых условий для возвращения сирийских беженцев обратно в Сирию.

Проблема радикализации

Не существует четкой теории относительно мотивов террористов, в т.ч. исламистских экстремистов. Однако можно с уверенностью заявить, что радикализм и вербовка получат развитие среди бесправных, пострадавших, униженных и вынужденных переселенцев (или единоверцев, возмущенных их бедственным положением). Это описывает нынешнее состояние миллионов сирийцев в условиях отсутствия безопасности, жилья, образования, питания, воды и здравоохранения.

В последующем высока вероятность того, что новое поколение сирийцев будет чувствовать себя отвергнутым, устраивать беспорядки, участвовать в насилии по политическим мотивам и способствовать к усилению экстремизма.

Стабильность Сирии

Начало гражданской войны в Сирии спровоцировано насилием режима против протестующих, однако корни конфликта, возможно, лежат в слабой довоенной экономике страны.
Осознавая, что режим, скорее всего, останется у власти, международные организации будут вынуждены реализовывать программу стабилизации и восстановления через действующий режим. При этом экономическое неравенство и недовольство общества в отношении правительства, вероятно, будет только возрастать. В результате это может привести к новому витку конфликта.

Одной из задач восстановления является снижение вероятности возникновения еще одной войны в Сирии и устранение причин конфликта. Угрозу интересам США и ее партнеров представляют: дестабилизирующий эффект крупномасштабного перемещения населения; недовольство и миграция как фактор распространения радикализма. Эти явления ставят программу стабилизации и восстановления Сирии в центр международных интересов безопасности.

Последствия войны

Всемирный банк провел всестороннее исследование относительно последствий войны. Согласно оценкам, гражданская война унесла жизни 470 тысяч человек, сотни тысяч человек получили увечья. Помимо человеческих потерь, была разрушена треть жилищного фонда страны, уничтожены сферы медицинских, образовательных услуг, а также основные виды обслуживания, такие как энергохозяйство. Большая часть сирийских медицинских учреждений была уничтожена в результате ударов сил режима или ВКС. Посещаемость в школах сократилась на 40%, так как дети покинули постоянные места жительства или были вынуждены работать. Около 70% всех сирийцев не имеют доступа к чистой воде. Большие, густонаселенные городские районы, в Хомсе, Алеппо, Дейр-ал-Цур и Дамаске, стали непригодными для жизни.

По оценкам экспертов восстановление Сирии потребует более 200 млрд. долл., однако сторонники режима РФ и ИРИ не смогут выделить указанную сумму самостоятельно.
С 2010 г. вследствие проблем в финансовой и валютной областях, в Сирии произошел упадок экономики почти на две трети. Продолжается рост цен на продукты первой необходимости. Инфляция, упадок сельского хозяйства и безработица привели к резкому снижению уровня продовольственной безопасности. По оценкам, две трети населения сирийцев живут в условиях крайней нищеты.

Более сложной и потенциально продолжительной проблемой является миграция населения. Половина сирийского населения мигрировала внутри страны или стала беженцами. Оставшееся в Сирии гражданское население (4,6 млн. чел.) находится в осажденных или труднодоступных районах.

Война продолжает создавать поколения голодающих, необразованных, безработных и бедствующих сирийцев.

Необходимые действия

В данном анализе, понятие «переустройство» понимается как совокупность потребностей, усилий и задач, которые также необходимы для стабилизации или восстановления. Эти процессы имеют 2 основные задачи: возвращение беженцев и их обустройство, а также установление политической легитимности.

Для решения этих задач необходимо:

- обеспечить оказание основных услуг, таких как здравоохранение, обеспечение чистой водой, электроэнергией и улучшить санитарные условия;
- выполнить ремонт и реконструкцию жилищного фонда;
- обеспечить доступ к образованию;
- упростить доступ к краткосрочной занятости;
- восстановить свободу передвижения и торговли;
-создать прочный механизм предотвращения вероятных конфликтов.

Для достижения приемлемости и устойчивости результатов, усилия по восстановлению должны быть подкреплены политической и экономической легитимностью в намеченных областях. Легитимность заключается в:

- безопасности личности и имущества;
- правовых и адекватно функционирующих механизмах;
- подотчетности властей;
- справедливом и недискриминационном доступе/распределении гуманитарной/материальной помощи, льгот и пособий.

Проблема реконструкции Сирии усугубляется отсутствием единой социальной политики и целостного аппарата безопасности на значительной части страны. Несмотря на продолжение функционирования некоторых правительственных административных органов на территории умеренной оппозиции с местного населения продолжает взиматься плата за предоставление определенных услуг.

Основная стратегия 

США и международному сообществу следует приступить к планированию стратегии восстановления, которая не предполагает достижения решительных военных результатов или прочного мирного урегулирования по нескольким причинам:

1. Послевоенное планирование предполагает наличие минимального уровня политического соглашения. Тем не менее, наиболее вероятным сценарием является то, что режим Б.Асада будет контролировать большую часть «Полезной Сирии», а именно западное демографическое, городское и промышленное ядро, что является неприемлемым для правительств западных стран и богатых суннитских арабских государств. Вашингтон по-прежнему враждебно относится к действующему сирийскому режиму и поэтому вряд ли приступит к восстановлению Сирии. Администрация Д.Трампа не будет пытаться отвергать победу режима над т.н. ИГ, но с большой вероятностью отдалится от сирийского кризиса.
В действительности, это может помешать инициативам Всемирного банка и Международного валютного фонда (МВФ).

2. Справедливое политическое урегулирование конфликта, при котором будет сформировано законное правительство, вряд ли будет достигнуто в ближней и среднесрочной перспективе. Правящий режим никогда серьезно не рассматривал компромисс и разделение власти, потому, что не сможет выдержать подобных изменений, либо потому, что сильная внешняя поддержка не привела к внутреннему политическому урегулированию в Сирии. С другой стороны антиправительственные силы не смогут сформировать единый национальный фронт, который мог бы вести переговоры от имени своих сторонников, обеспечивая при этом соблюдение соглашения. В любом случае силы умеренной оппозиции не обладают достаточными военными ресурсами, чтобы противостоять наступлению правительственных войск. Таким образом, формирование легитимного национального правительства, необходимого для эффективной реализации стратегии восстановления страны, является маловероятным.

3. Планирование восстановления Сирии исключает т.н. сценарий «после окончания военных действий». Так, отдельные зарубежные благотворительные организации, группы гражданского общества уже проводят значительную работу в области развития Сирии, как на территориях, контролируемых режимом, так и в районах удерживаемых умеренной оппозицией.

Хотя многие из этих усилий являются недостаточными или политически недоработанными, что частично является результатом недостаточного интереса и стратегического планирования со стороны правительств (включая США).
Однако в нынешней ситуации возложить всю ответственность на ООН касательно принятие конструктивных решений является весьма проблематичным по следующим причинам, которые будут обсуждаться далее.

Государства и международные организации склонны или, в некоторых случаях, уполномочены взаимодействовать с сирийским правительством, признанным международным сообществом. В некоторых случаях, это позволяло доставлять гуманитарную помощь сирийцам на контролируемых территориях, но процесс реконструкции всей Сирии является совершенно другим вопросом. Сирия относится к странам, где невозможно реализовать централизованные меры по восстановлению страны, ненасильственным путем, если у власти будет находиться режим Б.Асада.

Таким образом, решение вопросов по восстановлению страны будет усложняться до тех пор, пока не будет достигнуто политического урегулирования, которое продемонстрирует всеобъемлемость, подотчетность и политическую легитимность для сирийского населения.
Усилия по восстановлению Сирии должны быть сосредоточены на провинциях, удерживаемые умеренной оппозицией и Сирийскими демократическими силами (СДС).

Существует несколько веских причин, почему необходимо сосредоточить усилия на областях, неподконтрольных действующему сирийскому режиму:

1. Любые усилия по восстановлению в Сирии будут во многом зависеть от финансовых и технических вложений США, Турции и стран Европы и Персидского залива. Правительства данных стран настаивают на справедливой, стабильной политической трансформации в Дамаске в качестве основного условия для восстановления страны.
2. Территории, контролируемые умеренной оппозицией, в большей мере подвержены ущербу, осаде и вынужденному перемещению из-за наступательной тактики правительственных сил. Тем не менее, продолжающаяся тенденция прекращения огня открывает новые возможности для восстановления Сирии без опасений того, что все восстановленное не будет снова уничтожено. На данный момент США и РФ прилагают значительные усилия для прекращения огня. Однако, имеются серьезные опасения касательно сохранения действующего режима прекращения огня, учитывая случаи его нарушений, тогда ситуация ухудшения ситуации может серьезно усугубиться.
3. Стратегия восстановления должна быть сфокусирована на провинциях неподконтрольных режиму и направлена на создание условий для возвращения переселенцев (беженцев), которые не видят будущего на контролируемых режимом территориях.

Это могло бы служить «особым местом», где могут сформироваться сирийские и международные партии, способные поддерживать и инвестировать в нерегулируемые правительством районы.
Это может придать новый импульс и положительные макроэкономические последствия в других экономически неразвитых сирийских провинциях. Необходимо отметить, что фокусирование внимания на неподконтрольных режиму территориях не означает, что предпринимаемые усилия никогда не должны расширяться до районов, находящихся под контролем действующего режима. Это должно быть обусловлено значительным политическим урегулированием конфликта.

Определенно, долгосрочные перспективы режима Б.Асада в любом случае остаются неясными. Данная стратегия не подразумевает собой прекращение оказания гуманитарной помощи в «районы режима», как бы проблематично это ни происходило.

В конечном итоге, фокусирование основных усилий на неподконтрольные режимом зоны не исключают предоставление материальной помощи сирийцам, проживающим на территории режима.

Уклонение от линии режима

Сирийский режим будет манипулировать любой стабилизационной и восстановительной поддержкой правительственных территорий для укрепления своей политической, экономической и военной составляющей.
Представители правящего режима будут использовать предоставляемую помощь для вознаграждения лояльных режиму лиц (групп), исключая при этом тех, кого считает враждебными. Б.Асад продолжит использовать контроль доступа помощи международных организаций в целях манипулирования и ограничения влияния международного сообщества. Действующее сирийское правительство использует такие организации, как ООН, в своих целях, навязывая им обременительные условия, которые должны принести пользу только самому режиму и его союзникам.

В результате, многие международные агентства начали налаживать сотрудничество или взаимодействовать с контролируемыми, или связанными с сирийским правительством организациями. Сообщается, что гражданские лица в оппозиционных районах были лишены основной помощи. Так, Б.Асад превратил предоставление доступа или отказ для гуманитарной помощи в собственный политический инструмент.

Правящий режим адаптировался к привлечению внешних поставщиков помощи в орбиту своего влияния, которую он контролирует, и от которой он получает выгоду. К примеру, по мере того, как гуманитарные потребности возрастают в контролируемых провинциях, сирийское правительство создало сеть якобы неправительственных организаций (НПО), которые укомплектовываются лицами, близкими к правящему режиму. Эти группы получают финансирование от международных организаций, а затем реализуют собственные проекты.

Международные организации вынуждены работать с теми, кто, по сути, являются посредниками правящего режима, такими как Фонд Аль-Бустан, которым управляет двоюродный брат Б.Асада Рами Махлуф, один из наиболее влиятельных бизнесменов «провластной элиты».

Отмечается, что сотрудниками ООН были заключены выгодные контракты в сферах телекоммуникации и обеспечения безопасности с близкими к режиму людьми, включая Рами Махлуфа, который находится в списке санкций ЕС и был описан американскими дипломатическими каналами как «основной коррупционер».

С другой стороны в ООН заявляют, что им удалось спасти миллионы жизней, и то, что они вынуждены сотрудничать в условиях непрекращающихся боевых действии в стране. Однако, подобные действия только укрепляют положение Б.Асада, позволяя ему тратить значительные средств на военные нужды.

Отсутствие всеобъемлющей стратегии не позволяет политически нейтрализовать подобную помощь и предоставляет режиму свободный доступ к средствам, где режим продолжает получать выгоду от ресурсов, направляемых по линии международной помощи.

В отчетах ООН указывается, что правящий режим активно использует процесс реконструкции страны в собственных целях, чтобы скрыть или разрешить изъятие имущества, провести демографическую реорганизацию, предотвратить возвращение перемещенных лиц и вознаградить деловых союзников за счет стратегического уничтожения их конкурентов, передачи земли и выдачи прав собственности.

Особую обеспокоенность вызывает тенденция к использованию реконструкции страны как маскировки и содействия процесса демографического перепроектирования всей Сирии. В ходе углубленного исследования в г.Хомс (полностью захвачен режимом в 2014 г.), опрашиваемое население подробно рассказало о том, как действующий режим приостановил их возвращение в свои дома, даже когда Комиссия ООН по правам человека прилагала усилия по их возвращению.

В приоритете при получении поддержки на реконструкцию получили, прежде всего, лояльные режиму районы.

Отсутствие политических компромиссов и механизмов подотчетности в докладе о ситуации в г.Хомс свидетельствуют о том, что на практике дивиденды мира не были применены в качестве механизма оказания непосредственной помощи восстановлению Сирии. Данный факт серьезно подрывает усилия по восстановлению, угрожая прочному миру и экономическому развитию.

Первоначальные оценки пилотных проектов по стабилизации в контролируемых режимом территориях, в том числе Алеппо, Хомс и в Дамаске свидетельствуют о том, что международные и неправительственные организации уделяют мало внимания местной политической обстановке и уровню конфликта.

Т.н. «соглашение об урегулировании местных конфликтов», по сути, несогласованное с оппозицией, также не привели к заметному увеличению объемов перекрестных поставок гуманитарной помощи. Кроме того, правящий режим издал серию постановлений - наиболее известный Указ № 66, который будет формализовать социально-экономическое проектирование за счет экспроприации и реконструкции. В действительности, правительство Б.Асада пока не предоставило правовых гарантий перемещенным лицам для их возвращения.

На фоне прекращения огня и кампании против т.н. ИГ, ООН начала определять области, в которых действуют международные соглашения, и также те, где находятся Сирийские Демократические Силы, получающие военно-техническую поддержку США (в конце июня т.г., ООН впервые за многие годы направила конвои с гуманитарным грузом в провинцию Хомс до н.п.Эль-Камышлы) в качестве «вновь доступных районов».

 

 

Для созданных в Дамаске организаций, оказывающих помощь в развитии страны, создаются новые возможности действовать в районах, не зависящих от государственного контроля. При отсутствии прагматичной, децентрализованной альтернативы, каналы гуманитарной помощи будут постепенно расширяться по всей стране, ослабляя влияние правящего режима и рычаги воздействия на различные группы населения.

США и их союзники не заинтересованы в восстановлении старой политической системы, которая является как фундаментально неустойчивой, так и враждебной по отношению к развитию страны. Правительства и организации, которые не желают воссоздавать и укреплять экономическую динамику, которая способствовала началу гражданской войны в Сирии, должны детально изучить прагматические альтернативы по восстановлению Сирии.

Вопрос о рычагах влияния

Любое обсуждение касательно восстановления Сирии должно затрагивать вопрос о политическом рычаге влияния. Некоторые аналитики, экономисты и политики полагают, что лицам, осуществляющим международную помощь в области стабилизации и восстановления, предоставляются рычаги влияния на правящий режим, что, возможно, приведет к политическим уступкам необходимым для умеренной оппозиции.
Идея остается привлекательной и направлена на достижение двух ключевых целей: восстановления Сирии и достижения справедливого урегулирования конфликта.

Однако научные сотрудники Центра по ближневосточной политике С.Хайдеманн и Е.Сайег утверждают, что процесс предоставления помощи не будет являться действенным рычагом воздействия на режим Б.Асада.
Они утверждают, что правящий режим способен пережить слабую экономику, но не политические перемены, которые Запад устанавливает как основное условие для восстановления Сирии.
Необходимо отметить, что сирийское правительство осознает свое право на получение международной помощи без каких-либо условий (или навязывания собственных условий).

Однако эксперты отмечают, что режим заключает контракты с такими союзниками, как Россия и Китай. По мнению С.Хайдеманн, Москва сознательно добивалась срыва соглашения с США о прекращении боевых действий, что может свидетельствовать «о плане Кремля вынудить умеренную оппозицию влиться в ряды экстремистов, что позволило бы России и сирийскому режиму без каких-либо ограничений наносить удары по любым оппозиционным группировкам».
Несмотря на то, что Москва и Пекин не обладают достаточными ресурсами для восстановления Сирии, они могут помочь поддерживать сеть режима, включая лидеров ополченцев, предоставляя варианты Б.Асаду, которые в настоящее время минимизируют рычаги влияния США и ее союзников.

Убеждение в том, что поддержка восстановления обеспечивает рычаги влияния на Б.Асада, также основана на ложной предпосылке о приоритетах режима, а именно о его предполагаемом стремлении к успешному возвращению перемещенных лиц (беженцев).

Сирийский режим игнорирует тот факт, что вынужденная миграция населения являлась результатом преднамеренной стратегии принудительного целенаправленного перемещения (в основном суннитов) оппозиционных групп с территорий подконтрольных режиму.

Вне зависимости от намерений режима, реальная цель Б.Асада заключается в том, что создаваемое экономическое и политическое давление на гражданское население (политически враждебных суннитов), привело к принудительному переселению с территории Сирии в соседние государства.

Неясно, почему сирийский режим пришел к решению вынужденного переселения, а не предоставления политических реформ и компромиссов, что могло бы стать в дальнейшем рычагом давления на оппозиционных сторонников.
Как мы заметили, режим сумел вынудить международные организации, занимающиеся поставками гуманитарной помощи, осуществлять свою деятельность исключительно по своим каналам и учреждениям в качестве основного условия для работы в Сирии (чем воспользовался Б.Асад), позволяя ему жестко контролировать потоки помощи и расширять возможности своих внутренних союзников.

Это может показаться нелогичным, но это просто демонстрирует целенаправленную направленность организаций в оказание помощи правящему режиму, несмотря на серьезные компромиссы, которые привели их к принятию обременительных условий.

В заключение, по имеющимся данным, различным оппозиционным группировкам будет трудно восстановить политический рычаг влияния над правящим режимом, но в то же время стратегия восстановления Сирии не должна основываться на этом убеждении.

Очевидно одно, что усилия, направленные на восстановление страны при правящем режиме и совместно с ним, устранят любые рычаги влияния, которые могут иметь США и их союзники, по причине способности режима манипулировать поступающей поддержкой и помощью на своих выгодных условиях и для укрепления собственных позиций.

Географическое расположение

Основными территориями неподконтрольными режиму являются северная и северо-восточная часть Сирии; районы операций «Щит Евфрата»; и южная часть Сирии, охватывающая части Эль-Кунейтра и провинции Даръа. Районы Гута и Хомс-Хама окружены сирийскими правительственными войсками и по существу недоступны для международной помощи.

Это означает, что усилия по восстановлению Сирии должны быть сосредоточены в районах, где расположены СДС, территория «Щит Евфрата» и южная часть Сирии.
Территория СДС охватывает северную часть Сирии от Эль-Камышлы на северо-востоке до Манбиджа и провинцию Алеппо на западе страны. СДС взаимодействуют с курдской партией «Демократический союз». На данный момент взаимоотношения между партией «Демократический союз» и режимом Б.Асада варьируются от взаимной толерантности до совместного сотрудничества, в зависимости от обстоятельств, что уменьшает риск крупномасштабных военных операций.

По-видимому, США серьезно рассматривают долгосрочное военное присутствие в районах дислокации СДС, сдерживая атаки со стороны правящего режима.
Проблематичность заключается в том, что Анкара рассматривает анклав СДС как угрозу национальной безопасности и может предпринять меры по ее ослаблению, хотя вряд ли ТР предпримет какие либо серьезные меры, пока подразделения ВС США дислоцируются в регионе.

В северной провинции Алеппо (территория операции «Щит Эвфрата») является одной из областей, где стабилизация и восстановление уже начались всерьез, опираясь на местные советы имеющие двусторонние отношения с Анкарой.
Присутствие Турции в регионе обеспечивает умеренный порядок и ресурсы, контроль потоков гуманитарной помощи и ограничения международного доступа.

На данный момент область «Щит Эвфрата» остается «де-факто» под контролем и защитой турецких сил, но в отношении внешнего влияния роль Турции может уменьшиться, что позволит усилить роль других международных акторов в процессе восстановления Сирии.

В любом случае Турция остается членом НАТО и потенциальным партнером по восстановлению Сирии, а также основным гарантом безопасности в районе «Щит Евфрата». Необходимо отметить, что территориальный контроль со стороны Анкары может расширить и стабилизировать части соседней провинции Идлиб, хотя это, вероятно, станет областью активных боевых действий между местными и международными силами и вооруженной группой «Хайят Тахрир аль-Шам», ранее связанной с «Аль-Каидой».

Противоположная южная часть Сирии в какой-то мере является перспективной возможностью для восстановления. Это выгодно соседней Иордании, которая, в отличие от Турции, во внешней политике последовательно придерживается прозападной внешней политики и традиционно имеет тесные связи с Вашингтоном.

Иордания имеет сильные стимулы для создания необходимых условий в Сирии, стимулирующих возвращение сирийских беженцев обратно на родину. Амман оказался вполне способным создавать и поддерживать системы гуманитарной помощи, как в самой Иордании, так и на юге Сирии.

Кроме того, США и Иордания имеют крепкие связи с оппозицией на юге Сирии, которая является умеренной и враждебной к исламистским экстремистам. Социальная структура на юге САР организована, а организация гражданского общества активна. Однако регион действительно создает определенные трудности.

Главным препятствием для восстановления страны является стратегическое значение южной части Сирии для режима, что делает долгосрочное прекращение военных действий менее вероятным, чем в районах, контролируемых Турцией или Сирийскими демократическими силами.

Существует также вероятность того, что Иордания, посчитав, что США вряд ли обеспечат прекращение огня на юге Сирии, проведет отдельную сделку с сирийским режимом, что, возможно, позволит правящему режиму захватить и контролировать южные районы Сирии в обмен на разрешение возвращения беженцев.

Благодаря непосредственному присутствию во взаимодействии с местными военными партиями и группами населения Вашингтон получают существенное влияние по приоритетным вопросам и осуществлению потенциальных усилий в области развития САР.

До сих пор официальные лица США проявляли незначительный интерес в отношении такого рода деятельности, кроме восстановления основных услуг, таких как водоснабжение.
Однако, если американская сторона открыто будет присутствовать в этих областях, возможно, что её участие в восстановлении будет углубляться, учитывая местные обстоятельства.

Это выглядит вполне вероятным, так как гражданские и военные чиновники полагают, что долгосрочное присутствие имеет решающее значение для предотвращения боевых операций т.н. ИГ/или оказания давления на Иран в Сирии.
В этом контексте, США уступают только Ирану в качестве самого влиятельного иностранного актора в Сирии, а территории подконтрольные курдам, возможно, получат статус федерации и станут доступной для США.

Если к американскому военному присутствию присоединятся правительственные агентства по развитию США, роль Вашингтона в восстановлении значительных частей Сирии будет расширяться, как и способность США реализовать изложенную здесь стратегию и ее долю в успешном результате.

Тем не менее, данная стратегия не должна реализовываться исключительно американскими усилиями. Основная сила США заключается в их способности объединить коалицию союзников, чтобы помочь финансировать и непосредственно участвовать в стабилизации и реконструкции государства.

Местные союзники

Местная децентрализованная стратегия обязательно будет опираться на союзников региона, что означает проведение выборов в местные и провинциальные советы, формирования органов по стабилизации на территориях оппозиции. Сирийцы, работающие с этими советами, зачастую имеют многолетний опыт управления и исполнения международных программ гуманитарной помощи.

Международное сообщество должно уже максимально использовать имеющиеся опыт в процессе оказания помощи в стабилизации и реконструкции Сирии.
Кроме того, территории освобожденные и контролируемые совместно силами ВС ТР и силами сирийской умеренной оппозиций в ходе операции «Щит Евфрата» могут стать моделью для более широкого плана восстановления САР.
После вытеснения Анкарой независимых (региональных) НПО из северного Алеппо, комитет по стабилизации Алеппо (ASC), в рамках избранного провинциального совета, продолжил свою работу на большей части территорий, охваченной операцией «Щит Евфрата». Административный орган комитета был увеличен с двенадцати до тридцати пяти штатных сотрудников и с более четыреста сотрудниками руководящими более ста проектов в 230 общинах по всему региону.

На данный момент члены ASC успешно провели переговоры с международными донорами, местными вооруженными и политическими фракциями и с Турцией.
Хотя общая гуманитарная ситуация и вопросы обеспечения безопасности остаются на низком уровне, комитет доказал, что местные гражданские учреждения могут эффективно действовать и даже в определенной мере оказывать влияние на различные вооруженные группировки.

Помощь, осуществляемая через органы управления оппозиции, также стимулируют реформирование институтов управления на местах. По мере расширения операции «Щит Евфрата» ASC сыграли важную роль в формировании органов местного управления, создав тридцать пять из сорока четырех местных советов в северном Алеппо. Хотя руководящие органы уже функционировали в других районах оппозиции, централизованная структура интегрирует органы действующие разрознено.

По-прежнему высока потребность в сирийском временном правительстве, хотя оно и является одним из представителей провинциальных и местных органов власти.
Раздробленность сирийской территории еще больше усугубили конфликты между существующими руководящими органами, за получение международной финансовой помощи.

Представители местных общин, участвующие в программах стабилизации, всячески подчеркивают необходимость того, чтобы международные доноры координировали помощь, чтобы избежать дублирования и удовлетворять потребности равномерно.

Так, в провинции Алеппо наблюдается устойчивый процесс в вопросах интеграции, когда местным органам власти удалось провести переговоры с европейскими и турецкими представителями, чтобы обсудить вопросы стабилизации, после того, как Анкара признала необходимость применения в САР европейского и местного опыта.

Наконец, имеется высокая потребность необходимость в прямой помощи сирийскому населению, которые в наибольшей степени пострадали от последствий войны. Данный процесс восстановления страны является трудоемким, но международному сообществу необходимо сосредоточить внимание на определении приоритетов помощи, при реализации которых в беженцы будут возвращаться обратно в САР. Необходимо также наладить сотрудничество с сирийскими чиновниками, работающими на территории оппозиции, но получающие заработную плату от центрального правительства, использовать их знания и опыт для интеграции местной экономики.

Региональные партнеры

На данный момент все региональные страны играют важную роль в процессе стабилизации и восстановления Сирии. В ходе сирийского конфликта Турция и Иордания приняли несколько сотен тысяч беженцев, и, следовательно, заинтересованы в стабилизации ситуации вдоль сирийской границы.

Однако активные действия со стороны Анкары и Аммана, направленные на стабилизацию САР, привели как к положительным, так и к отрицательным последствиям. Так, страны значительно вмешались в программы международной помощи, способствовали закрытию ряда региональных и международных НПО и ограничению деятельности других региональных акторов.

С другой стороны, Амман и Анкара активно способствовали, объединению подконтрольных группировок и принятию ими соглашения о прекращении огня. Хотя отмечается наличие значительных стратегических и идеологических разногласий между международным сообществом, региональными государствами и местными сирийцами группировками, но все они разделяют общую заинтересованность в стабилизации Сирии.

Учитывая нынешнее состояние производственного сектора и тяжелой промышленности Сирии, большая часть первичных капиталовложений, скорее всего, будет поступать из соседних (региональных) государств, что может способствовать их сближению на фоне общих экономических интересов.

Интерес турецкого военно-политического руководства, как инициатора операции «Щит Евфрата», заключается в расширении провинции Газиантеп. В то время как большинство международных НПО были вытеснены, международные программы консолидировались в руках ASC, усиление влияния которого вынудило турецкое руководство пойти на значительные уступки в САР. Комитет открыт для принятия международной помощи, в случае если она будет осуществляться через официальные каналы умеренной сирийской оппозиции.

Следовательно, организациям по оказанию помощи, находящимся в сфере влияния Анкары, необходимо провести переговоры с ТР касательно пересмотра формата сотрудничества, для получения международной помощи в случае усиления кризиса в двусторонних отношении между Турцией и Западом.

Противоречия

Хотя, маловероятно ожидать полного прекращения боевых действий (в том числе между соперничающими группировками за территории, не контролируемые режимом Б.Асада), однако последние события демонстрируют возможность существенной деэскалации, включая полное прекращение артиллерийского обстрела и воздушной бомбардировки. Данные изменения в первую очередь коснутся территории, контролируемые членами Сирийских демократических сил (СДС) и юга Сирии.

Необходимо отметить, что достигнутые соглашения о прекращении огня поддерживаемые российской, турецкой, американской и неизбежно иранской сторонами являются наиболее эффективными средствами для достижения длительного прекращения огня. Однако режим Б.Асада продолжает придерживаться своей конечной цели, а именно возвращения под контроль всей территории страны.

Следовательно, снижение уровня военных операций со стороны сирийского руководства следует ожидать только в том случае, если режим посчитает, что риск повторного захвата определенных территорий слишком высок из-за ответных мер оппозиционных или курдских военных формировании, третьих стран (ТР, США и др.) или усиления давление со стороны союзников (РФ и ИРИ).

Тем не менее, несмотря на политическое урегулирование сирийского конфликта, вооруженных столкновения различной интенсивности, вероятно, продолжатся, несмотря на принятия всеми акторами сирийского конфликта всех необходимых мер.

Военная экономика

Продолжающиеся боевые действия, распад государственной экономики, отток капитала и ослабление всех институтов власти на большей части Сирии привели к усилению военной экономике. Данное усиление характеризуется расширением «черного рынка», мародерства, контрабанды, захвата активов, вымогательства и эксплуатаций гражданского населения.

Различные вооруженные группировки глубоко вовлечены в данную деятельность и зачастую контролируют стратегические активы, такие как нефть и сельскохозяйственные культуры. Кроме того в провинциях, не контролируемых правительственными войсками, военная экономика включает в себя торговлю с официальным Дамаском (контролируемыми провинциями, городами) и соседними странами.

С другой стороны, рост экономической активности может побудить некоторые группировки перейти к более законной деятельности, в том числе путем получения иностранных финансовых средств, что способствовало бы общему восстановлению всей сирийской экономики. Следовательно, в среднесрочной перспективе прекращение боевых действий не приведет к отказу режима Б.Асада от военной экономики.

Экстремистские группировки

Различные активисты, местные официальные лица и международные доноры активно участвуют в программах по четкому разграничению (отделению) между «основными» фракциями, такими как Свободная сирийская армия и различными радикальными группировками.

Более того, увеличение численности вооруженных группировок и даже вооруженная борьба между ними не представляют более существенную угрозу общему процессу планирования и стабилизации Сирии, чем угроза усиления радикальных исламистских группировок.

Следовательно, любые масштабные программы по реконструкции САР станут частью военных операций против членов «Хайят Тахрир аш-Шам» (HTS) в провинции Идлиб. Кроме того, эффективная программа реконструкции потребует разработки долгосрочной стратегии борьбы с терроризмом во всем регионе.

Определение приоритетов

Политическое урегулирование конфликта и установление контроля не являются реалистичными предпосылками для полного восстановления территории, находящиеся под контролем режима Б.Асада. Полномасштабная реконструкция САР не начнется до тех пор, пока эти районы, контролируемые умеренной оппозицией, не будут защищены дипломатическими или военными средствами от действующего сирийского режима и различных экстремистских группировок.
На момент подготовки доклада в трех сирийских областях, представляющих наибольший интерес, отмечается снижение количества вооруженных столкновений, а именно юг Сирии; территории проведения операции «Щит Евфрата»; территории контролируемые силами СДС. В случае возобновления боевых действий, режим продолжит разрушение критически необходимой инфраструктуры. В таких условиях ограниченные ресурсы доноров в первую очередь будут направлены на гуманитарные и стабилизационные потребности, а не на масштабную реконструкцию страны.

Тем не менее, эффективность операции «Щит Евфрата», усиление СДС на юге САР продемонстрировали международному сообществу, что США и их партнеры способны создавать необходимые условия, способствующие стабилизации и реконструкции страны.

Предлагаемый локализованный подход восстановления Сирии, по сути, ограничен действующим состоянием войны, где некоторые сектора государственной инфраструктуры в провинциях в Идлибе, Алеппо и Дарае не могут быть полностью восстановлены.

Программы восстановления должны уделять первоочередное внимание вопросам оказания первостепенной гуманитарной помощи. Приоритеты должны быть определены в сотрудничестве с представителями местных общин, которые лучше понимают, какая именно помощь должна быть оказана в первую очередь.

Данные приоритеты могут включать строительство жилья, восстановление сфер здравоохранения и образования, а также крупных электростанций и др.
Кроме того независимо от определения приоритетов сама стратегия восстановления должна быть, главным образом, нацелена на возвращение гражданского населения (беженцев) на постоянные места жительства и восстановление повседневной мирной жизнедеятельности. Однако текущая ситуация в стране ставит под угрозу процесс восстановления разрушенной инфраструктуры, а также решения проблем прав собственности гражданского населения.

Как уже отмечалось ранее, режим Б.Асада активно манипулирует документами для изъятия собственности у политических оппонентов режима, не говоря уже о конфискации имущества у членов вооруженной оппозиции.
Поскольку в среднесрочной перспективе маловероятно восстановление Сирии на общегосударственном уровне, разработки проектов в таких сферах как электроснабжение, водоснабжение, обеспечение безопасных санитарно-гигиенических условий может способствовать расширению и активизации текущих программ.

Необходимо отметить, что контролируемые умеренной оппозицией районы северного Алеппо связаны с предприятиями в соседних странах. И хотя реализация данного проекта потребует выделения значительных финансовых средств со стороны других стран, он заинтересует правительства Иордании и Турции, так как будет способствовать возвращению сирийских беженцев обратно в Сирию.

Макроэкономическая стабилизация

В случае оказания международными донорами поддержки сферы приграничной торговли, которая стимулирует экономическую активность на оппозиционной территории, вероятно, приведет к ослаблению военной экономики Сирии. На данный момент уже имеются определенные соглашения касательно ведения торговли (контрабанды) вдоль передовых линий.

Гражданское население и вооруженные группировки в Сирии регулярно координируют миссии направленные на предоставление социальных услуг (особенно школьного образования и здравоохранения), а также товаров первой необходимости.

В некоторых районах правительственные чиновники восстанавливают и уже взимают плату за предоставление услуг или эксплуатацию государственной инфраструктуры в районах контролируемых оппозицией. Данная тенденция должна быть продолжена для достижения благополучия сирийцев по обе стороны линии фронта.

Дополнительно рост уровня занятости среди молодежи осложнит условия для их вербовки в ряды различных вооруженных группировок. Кроме того, доступность определенных услуг, продуктов и трудоустройства на территориях удерживаемых умеренной оппозицией будет способствовать сокращению уровня военных действий по обе стороны линии фронта.

Рост трансграничных потоков импорта оппозиционными группировками приведет к увеличению инвестиций, денежных переводов и, следовательно, объема иностранной валюты. На данный момент отделения Центрального банка Сирии, функционирующие в провинциях контролируемые режимом Б.Асада, выкупают (насильно изымают) иностранную валюту, направляемую на территории оппозиции, с целью стабилизации национальной валюты.

Потоки финансовых средств иностранного капитала в страну, минуя банковский сектор сирийского режима, смогут снизить инфляцию без андеррайтинга государственного бюджета Сирии.

Справка: андеррайтинг — услуги, предоставляемые финансовыми учреждениями, такими как банки, страховые компании, которые гарантируют получение выплат в случае финансовых убытков.

На данный момент у сирийского правительства отмечается существенный дефицит финансовых средств и необходимой экономической и промышленной базы для реконструкции страны. Многие крупные заводы и промышленные районы САР разрушены в результате боевых действий или не функционируют из-за нарушения экономических связей внутри страны. Сирия больше не производит достаточного количества цемента, стали или других материалов, необходимых для строительства.

Помимо простого приобретения доступных ресурсов и услуг, оказываемая международная поддержка должна стимулировать создание новых предприятий и восстановление необходимого оборудования. Основные производственные мощности должны быть размещены в районах, находящихся под контролем оппозиции. Заключение контрактов должно быть обеспечено там, где это необходимо и возможно.

Заключение

Трудно представить союз с государствами враждебными Западу, включая Иран и Россию, и то, что сирийский режим окажется получателем крупных инвестиций для развития (восстановления) страны. На данный момент США не проявляют интерес к вопросам восстановления Сирии и многие ее европейские союзники (Великобритания и ЕС) начнут оказывать помощь только в случае политического урегулирования конфликта. Дополнительно некоторые наблюдатели отмечают отсутствие заинтересованности европейских стран в восстановлении САР. Данное решение не является конечным, и дебаты касательно оказания помощи Сирии продолжаются.

Однако имеются институциональные и бюрократические интересы в процессе восстановления Сирии, зачастую вызванные предоставляемыми мандатами ООН. Так, ООН и другие международные организации продолжают оказание гуманитарной помощи сирийскому населению и будут лоббировать другие правительства для оказания помощи, независимо от их долгосрочных последствий для Сирии. В действиях международных организаций прослеживается значительный и мощный мотив, а именно желание помочь обычным сирийцам независимо от больших политических и экономических последствий.

Необходимо отметить, что в некоторых западных странах всегда имелся скрытый, хотя и слабый, подтекст международной симпатии к Б.Асаду. Несмотря на официальную позицию ЕС по отношении к сирийскому режиму, важные политические лица на различных уровнях заинтересованы в сохранении Б.Асада у власти, так как рассматривают его в качестве партнера в борьбе против угроз терроризма, сдерживающего фактора против суннитских экстремистов и то, что он стал жертвой арабской прокси-войны в Персидском заливе.

В случае снижения уровня боевых действий, вопрос касательно сохранения у власти Б.Асада снова станет основным при определении основного координатора процесса восстановления страны. Данное решение будет усилено стремлением некоторых европейских стран депортировать обратно на родину сирийских беженцев.

Имеются другие программы по восстановлению САР, совершенно отличные от представленного материала в данном докладе, которые, по мнению авторов, могут нанести больше вреда, чем пользы Сирии, западным странам, включая США. Так, европейские страны должны оставаться бдительными и непоколебимыми в процессе восстановления страны, приверженными расширению прав и возможностей различных сирийских группировок.

Кроме того, процесс долгосрочного восстановления Сирии потребует от США выполнения следующих условий:

1. Объявление целей и курса политики США по стабилизации в районах неподконтрольных режиму и формирование международной коалиции финансовых партнеров.
2. Выделение необходимых ресурсов и персонала для стабилизации обстановки и восстановления в провинциях не контролируемых режимом.
3. Четкое информирование о том, какие области Сирии будут входить в программу восстановления, обеспечение необходимых соглашений об окончании боевых действии с правительственными войсками САР или его сторонниками и поддержание этих соглашений с возможностью применения ответных военных мер.
4. Привлечение местных заинтересованных сторон к оказанию помощи, развитию, торговле, строительству, услугам и другим жизненно важным секторам и определение основных партнеров в данном процессе.
5. Создание предпосылок для возвращения беженцев на родину и взаимодействия с местными жителями.

На данный момент уже имеются необходимые ресурсы и общие интересы по восстановлению Сирии, но эти меры составляют первые шаги в долгосрочной и комплексной восстановительной программе, что только подтверждает необходимость ее скорейшей реализации.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

По теме Аналитика


  • ОДКБ: точка излома «Мир через силу» в действии +

    В конце января Министерство обороны США опубликовало «Краткое содержание стратегии национальной обороны 2018». Принятый документ является уточнением декабрьской «Стратегии национальной

    Читать далее
  • ОДКБ: потенциал и измерения безопасности +

    В современных геополитических условиях Евроазиатский макрорегион становится центром факторных взаимодействий различных групп актеров как внерегионального, так и регионального уровней. Входящие

    Читать далее
  • Догонит ли Китай, США по военным расходам ? +

    Китай предоставляет сведения ограниченного характера о распределении средств военного назначения, которая недостаточно отображает затраты на конкретный сектор, какие меры предпримет

    Читать далее
  • Сколько ещё продлиться «управляемый хаос» в Афганистане? +

    Эксперты и политологи многих стран проводят постоянные геополитические исследования относительно существующих проблем в мире. Афганистан – эта проблема, которая уже казалось

    Читать далее
  • Каким будет военный бюджет Азербайджана в 2018 году +

    Как полагают западные эксперты, снижение цен на энергоресурсы на мировом рынке вынудило правительство Азербайджана сократить расходы на оборонную промышленность, что

    Читать далее
  • 1
  • 2