Иран, как член ЕАЭС: препятствия, возможности и риски
Суббота 23 июня 2018

АНАЛИТИКА

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

I.

Итак, декабрьский прогноз директора отдела по работе с Европой и Америкой иранской Организации содействия торговли Бехруза Хассана Ольфата, согласно которому Иран станет полноценным членом ЕАЭС уже в феврале 2018 года [1], не оправдался. В настоящий момент происходит лишь согласование проекта документа о создании зоны свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Исламской Республикой - хотя для России, по мнению обозревателя ИА «Росбалт» Ирины Джорбенадзе, интереснее было бы вступление Ирана в ЕАЭС качестве полноценного участника [2].

Однако, в Тегеране, с этим, судя по всему пока не спешат, и, не без причин: у части иранской элиты определённо есть сомнения в эффективности этого союза - как заявил Сейед Казем Саджади, чрезвычайный и полномочный посол Ирана в Армении: «Иран до сих пор не увидел позитивных сдвигов, связанных с членством Армении в ЕАЭС. Если у вас есть какая-либо информация, сообщите нам об этом» [3].

Кроме того, российско-иранские отношения до сих пор омрачены «старыми обидами» - от «персидских походов» Петра Великого до «специфических» отношений СССР и Ирана, несколько разным видением будущего Сирии, и иными спорными моментами [4].

Но, насколько всё эти разногласия способны перевесить очевидную экономическую выгоду от более активного участия Ирана в евразийской интеграции, нет ли тут ещё и иных факторов, и, при каких условиях возможно участия Исламской Республики именно в ЕАЭС – все эти вопросы требуют более тщательного и всестороннего рассмотрения.

II.

Все члены Евразийского экономического союза – это бывшие республики СССР, даже Вьетнам, уже имеющий зону свободной торговли с ЕАЭС, в своё время входил в область советского влияния. Иран же подобным историческим наследием не обременён, ибо краткий период оккупации северного Ирана советскими войсками вовремя второй мировой войны - это, пожалуй, единственный подобный эпизод в его новейшей истории. Так, что Иран, как полноценный участник нынешнего Евразийского экономического союза, сейчас будет в этой структуре выглядеть … достаточно чужеродным.

Далее, идеологически ЕАЭС – это продолжение советского имперского проекта, где подразумевалось доминирование России вне зависимости от её названия (РФ, РСФСР) и подчинённое положение остальных субъектов союза. Так, прямым предшественником ЕАЭС был ССГ – Союз Суверенных Государств – конфедеративный вариант СССР. Его сменил Союз Независимых Государств (СНГ), затем был ряд подобных промежуточных проектов – некоторые не были реализованы совсем, а другие – к настоящему моменту уже прекратили своё существование. Причём, из-за диктата Москвы, наблюдалось постоянное снижение популярности подобных объединений среди республик бывшего СССР: если ССГ предполагал девять стран – участников, то ЕАЭС «усох» уже до шести.

Иран в подобную идеологическую схему явно не вписывается - в случае полноценного вступления в Евразийский экономический союз, его вес будет куда больше, чем был у Украины в СНГ, и навязать подчинённую роль Исламской Республике просто не получится. А значит, трения – неизбежны, а в перспективе - и конфликты с Россией и её союзником – Казахстаном.

Кстати, о конфликтах – в ЕАЭС, в отличие от ЕС, механизмы решения хозяйственных споров до сих пор работают безобразно: между странами-участницами периодически вспыхивают таможенные, визовые и прочие войны, что, без сомнения, отпугивает всех потенциальных желающих поучаствовать в евразийской интеграции.

Имеются у Евразийского экономического союза недостатки и организационного характера: например, в этой организации нет органа контроля над соблюдением Таможенного кодекса [5]. Также, в ЕАЭС отсутствуют структуры, непосредственно отвечающие за модернизацию – ни как отдельный орган, ни как подразделение, например, в виде коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) [6]; наука и техника, без коих никакое повышение конкурентоспособности национальных экономик априори невозможно, тоже обделены вниманием: если информационно-коммуникационными технологиями всё-таки заведует Департамент информационных технологий ЕЭК, то остальное передано в Фонд по делам экономического и научно-технического сотрудничества, который … только предполагается создать [там - же].

И, всё это вполне закономерно, ибо разработкой абсолютно всех интеграционных проектов на постсоветском пространстве занимались представители бывшей советской номенклатуры и «придворных» научных кругов. А, они механически перенесли негативный опыт управленческих структур позднего СССР в новые межгосударственные объединения.

III.

И, последний, но очень важный момент: видение будущего своих стран у Тегерана и Москвы весьма отличается. Причём, кардинально: если иранское руководство, в последние годы, повышенное внимание уделяет развитию машиностроения, атомной промышленности, ракетно-космической отрасли, медицины, и информационных технологий, то в правящих кругах РФ восторжествовала концепция «энергетической империи». То, есть за Россией был окончательно закреплён статус сырьевого придатка Запада.

В итоге, из-за недостаточного финансирования, многие высокотехнологические отрасли, доставшиеся в наследство от СССР, в России были просто погублены. Страна стала абсолютно зависимой от поставок, комплектующих и оборудования из более развитых стран. Пострадала даже оборонная сфера: российские инженеры ещё способны разработать самые современные виды вооружения, но их производство часто возможно лишь в виде единичных экземпляров или малых серией.

Казалось бы, после начала противостояния с Западом в 2014 году, в РФ должна была бы начаться полномасштабная реиндустриализация, тем более, что сами власти продекларировали курс на импортозамещение.
Однако новой промышленной революции не произошло, как - и отказа от «энергетической империи»: так, российский «Газпромом» изо всех сил пытается всучить китайцам газ из ещё не построенного газопровода «Сила Сибири», который им, по сути, и не нужен. Причём, «российские налогоплательщики будут субсидировать китайских потребителей, а коммерческую выгоду в реальности получат, только подрядчики этой стройки» [7].

Так, что напрашивается общий вывод: Иран уже давно мог бы стать полноценным членом ЕАЭС. Но – принципиально другого: с большим количеством стран-участников, эффективно работающими органами и подразделениями, и внятной идеологией развития.

Ссылки:

1. Евразийское объединение: Иран планирует вступить в ЕАЭС. http://mixednews.ru/archives/127076

2. Вступление в ЕАЭС: Кто следующий на очереди? http://www.ca-irnews.com/ru/analytics/36084-вхождение-в-еаэс-кто-следующий-на-очереди

3. Посол Ирана: Членство Армении в ЕАЭС не дало ощутимого результата. http://novostink.ru/eaeu/227766-posol-irana-chlenstvo-armenii-v-eaes-ne-dalo-oschutimogo-rezultata.html

4. Мурад Садыгзаде: «Иран никогда не сможет стать настоящим союзником России». http://polit-asia.kz/ru/analytics/2201-murad-sadygzade-iran-nikogda-ne-smozhet-stat-nastoyashchim-soyuznikom-rossii

5. К. Рахимов: «ЕАЭС нужен орган контроля над соблюдением Таможенного кодекса». http://www.ca-irnews.com/ru/latest-news/152-мнение-эксперта/35906-к-рахимов-«еаэс-нужен-орган-контроля-над-соблюдением-таможенного-кодекса»

6. Евразийская интеграция: возможен ли выход из тупика? http://polit-asia.kz/ru/analytics/2092

7. Светлана Прокопьева. "Китайцы сразу говорили: извините, нам этот газ не нужен". https://www.sibreal.org/a/29045444.html

По теме Аналитика


  • Милитаризация Китая в Южно-Китайском море +

    В настоящее время между Китаем и рядом стран региона (Япония, Вьетнам, Филиппины) сохраняются разногласия по морским границам и зонам ответственности

    Читать далее
  • Песпективы развития военно-технического сотрудничества Узбекистана и России +

    На фоне формирования многовекторной внешней политики, Узбекистан стремится к всестороннему развитию отношений с крупными геополитическими игроками, в том числе и

    Читать далее
  • Роль КНР в экономическом развитии стран Центральной Азии +

    Высшее политическое руководство КНР продолжает реализацию внешнеполитической стратегии, в соответствии с которой официальный Пекин нацелен занять лидирующие позиции, как в

    Читать далее
  • Об АРИС +

    16 марта 2018 года прошло заседание фракции «Кыргызстан» по вопросу деятельности Агентство развития и инвестирования сообществ (далее АРИС), где глава

    Читать далее
  • Кыргызстан в поле зрения наступающего КНР +

    2-3 апреля 2018 года в г. Пекин состоялось 13-е заседание межправительственной кыргызско-китайской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству под председательством Первого Вице-премьер-министра

    Читать далее
  • 1
  • 2