Информационно-аналитический портал polit-asia.kz - Сегодня друг, а завтра кто?
Суббота 23 марта 2019

АНАЛИТИКА

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Свою главную задачу − переход к экономике нового типа власти Китайской Народной Республики (КНР) не могут решить с середины 70-х годов. Перспективным направлением в решении этого вопроса, стало привлечение высококвалифицированных иностранных кадров. Поначалу всё было гостеприимно и добродушно, все были рады любым иностранцам, поскольку считалось, что они несут с собой деньги, технологии или по крайней мере, опыт бытового и языкового взаимодействия. Но сейчас, Китай стал гораздо более разборчив...

С 2017 года в КНР последовательно упрощается процесс получения рабочих виз для высококвалифицированных иностранцев и одновременно с этим, ужесточается для неквалифицированных. Для желающих приехать введена градация из трех уровней. Баллы начисляются за размер потенциальной зарплаты, наличие ученых степеней, опыта работы, владение китайским языком, возраст, желание переехать в малоразвитые провинции Китая на западе и северо-востоке страны, а также за патенты и работу в крупных компаниях. Обязательным условием является приглашение от китайской компании и минимальный опыт работы (два года) в соответствующей области.

У талантов попадающих в категорию «А» не возникает проблем с переездом. Илону Маску например, который строит в КНР первый автозавод со 100%-ным иностранным капиталом, достаточно было высказать слова любви к Китаю, чтобы претендовать на получение вида на жительство.

Для сравнения, только за два месяца 2018 года Китай предоставил грин-карты 1880 иностранцам – это больше, чем за весь 2017 год.

Однако, большинство иностранцев критериям на уровень «А» не удовлетворяют. Примерно 60% попадают под уровень «В» и это означает более долгую обработку документов и более короткую визу. Еще около 20% иностранцев относятся к уровню «С», их работа в Китае будет краткосрочной, если вообще найдется – в зависимости от государственных квот и спроса на рынке труда.

Помимо визовой обработки, китайские власти используют специальные программы стимулирования импорта мозгов. С 1994 года действовала программа «Сто талантов» для привлечения из-за рубежа ученых моложе 45 лет, которым предоставлялся грант по 2 млн юаней на человека. К 2013 году по этой программе в Китай приехало около 1900 исследователей, в основном китайского происхождения.

Помимо различных региональных стипендий, после кризиса 2008 года госсовет КНР запустил программу «Тысяча талантов». На этот раз стипендиаты были поделены на несколько категорий. Гражданам моложе 55 лет из числа профессоров вузов, сотрудникам известных мировых компаний, изобретателям чьи технологии или патенты имеют международное признание, выдается грант на 1 млн юаней. Лица (моложе 40 лет до 65 лет) могут претендовать на грант от 500 тысяч до 1 млн юаней плюс зарплата и фонд на проведение исследований. По этой программе Китаю уже удалось привлечь более семи тысяч человек, большинство из которых китайцы вернувшиеся из-за рубежа.

Усилия Китая по выкачиванию мозгов не остались незамеченными другими странами. На постсоветском пространстве никто пока не конкурирует с КНР в этой области, а вот на Западе ситуация иная. В 2018 году в отчете Белого дома США об экономической агрессии Китая, программа «Тысяча талантов» была названа «методом получения американских технологий и интеллектуальной собственности». Более того, авторы доклада утверждают, что впечатляющий экономический рост Китая «был достигнут в основном благодаря агрессивным действиям, политике и практике, которые выходят за рамки глобальных норм и правил». Это несмотря на то, что в США подобная политика привлечения талантов также присутствует уже многие годы. Видно и в этом вопросе назревает спор между двумя державами.

В ответ на нападки США, китайцы поступили более мудро и сдержанно, они просто ушли в подполье. Списки ученых, входящих в «Тысячу талантов» удалили с правительственных и университетских сайтов, а в социальных сетях распространили сообщения, что отделы кадров должны защищать безопасность зарубежных соискателей. Теперь, при уведомлении кандидатов о предстоящих собеседованиях следует избегать переписки по электронной почте, а программу «Тысяча талантов» вообще не рекомендуется упоминать при оформлении официальных документов.

Давление через визу

Правда в Китае есть не только методы маскировки, но и наступательные средства , одно из них визовое давление. Сейчас в КНР постоянно проживает около 90–110 тысяч американцев – это 12–15% всех иностранцев в Китае (выходцев со всего постсоветского пространства не более 40 тысяч человек). По имеющимся субъективным оценкам, около 75% из них – это мужчины, около 75% не говорят по-китайски. При этом они относятся к наиболее высокооплачиваемым слоям населения: зарплата американцев в среднем составляет от 10 до 25 тысяч юаней ($1,5–4000), что много даже для г.Шанхай, где расположена самая большая в Китае колония иностранцев (до 200 тысяч человек).

В КНР любят и умеют управлять политикой визового давления. Начиная с 2016–2017 годов заметно сложнее стали выдаваться визы выходцам с постсоветского пространства, которые в большинстве своем относятся к малоквалифицированной и не сильно привлекательной для экономики КНР рабочей силе. Это относится, например к украинцам, чьи проблемы обычно связаны с несоблюдением типа визы и реальной цели поездки. Но ярче всего новая политика КНР проявилась в отношении стран Центральной Азии.

Центральная Азия и Китай

С 2016 года Китай и Казахстан ведут своеобразную визовую войну. В начале года Китай в одностороннем порядке ужесточил требования к оформлению туристических и деловых виз для граждан Казахстана, а родственникам аккредитованных в Китае дипломатов, продолжали выдавать, но уже только краткосрочные визы (на 30 дней). Казахстан принял ответную меру – ограничил тремя месяцами срок действия виз для родственников теперь уже китайских дипломатов. После этого процесс выдачи виз для граждан Казахстана усложнился до предела. В 2017 году было множество сообщений, что проблемы с получением виз возникали даже у тех граждан, кто подходит под описание программы привлечения талантов. Для получения даже однократной деловой визы необходимо предоставить различные документы, подтверждающие доход и наличие сбережений, отсутствие судимости и тд.

Для Кыргызстана визовые трудности начались после теракта на территории китайского посольства в Бишкеке 30 августа 2016 года. Сразу после него, китайские дипломаты полностью прекратили выдачу индивидуальных виз для граждан Киргизии, в том числе водителей грузовиков двигающихся по маршрутам из Центральной Азии в Синьцзян. Исключение делали только для туристов. В этой ситуации тяжелее всего оказались экономические последствия: многие бизнесмены терпели убытки, транзитные перевозки захватили китайские водители. Выдача индивидуальных виз возобновилась только в декабре 2018 года.

И все это несмотря на то, что и Казахстан, и Киргизия – партнеры КНР по инициативе «Пояса и Пути». Совместно с Китаем они участвуют в ШОС, в ЕАЭС и разделяют «Экономический пояс Шелкового пути». Но для КНР общие союзы не причина идти на уступки.

Таким образом, становится ясно, что Китай заинтересован в «выкачивании мозгов» со всего мира, имеет на это средства и готов создавать талантам привлекательные условия, но только пока они полезны китайской экономике. Для тех же, кто такой ценности не представляет, никаких послаблений, жесткий отбор и миграционная волокита, низшая категория годности и безучастность со стороны КНР. Более того, может последовать полное приостановление выдачи виз в одностороннем порядке. Исходя из этого, стоит сделать вывод, что руководство Китая, вкладывая свои финансы, обустраивая обучающихся у себя на территории, инвестируя в крупные проекты в странах Центральной Азии, конкурируя при этом с США, заботится только о своем будущем. Как только, какой-либо партнер «китайского дракона» станет ему не интересен сразу последуют санкции и прекращение всяческих отношений.

Добавить комментарий

В коментарии не допускаются нецензурные слова

Защитный код
Обновить

НОВОСТИ ИЗ РАЗДЕЛА АНАЛИТИКА

  • Зависимая дружба между Пакистаном и Центральной Азией +

    Ряд стран, входящих в так называемый Центрально-Азиатский регион (ЦАР), в настоящее время всё больше вызывают интерес у многих крупных международных

    Читать далее
  • Кибербезопасность и противодействие кибертерроризму и экстремизму в странах Центральной Азии +

    Кибербезопасность представляет собой набор средств, стратегий, принципов обеспечения безопасности, гарантий безопасности, подходов к управлению рисками, действий, профессиональной подготовки, страхования и

    Читать далее
  • Обратная сторона борьбы с терроризмом в Таджикистане +

    Уже не первый год правительство Таджикистана ломает голову над организацией грамотной политики государственной безопасности. В то время как весь мир

    Читать далее
  • Совместными усилиями поднимем Афганистан «с колен» +

    Обсуждение афганской проблемы продолжается, заявления по выводу иностранного военного контингента даны, мирные переговоры идут. Успешное их окончание позволит стране переступить

    Читать далее
  • Деятельность корпорации «Boeing» на индийском рынке вооружения +

    Один из крупнейших производителей авиационной и военной техники, американская корпорация «The Boeing Company» планирует в 2019 году завершить поставку ВВС

    Читать далее
  • Всемирная зимняя универсиада: измерения безопасности +

    Проведение массовых международных спортивных мероприятий таких, как: чемпионаты, олимпийские игры или универсиады, подразумевает собой большое количество прибывающих как иностранных граждан,

    Читать далее
  • Как промышленные гиганты КНР обучают молодежь в Таджикистане +

    Полемика о нависшей над странами Центральной Азии китайской угрозы не замолкает уже последние пять-шесть лет. Точкой отсчета роста ажиотажа вокруг

    Читать далее
  • 1
  • 2