Ситуация в Ливане угрожает Ближнему Востоку новой войной
Воскресенье 16 декабря 2018

Безопасность

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Развитие ситуации в Ливане свидетельствует о нарастании угрозы новой серьезной войны в ближневосточном регионе.

В последние месяцы из этой многострадальной страны, неоднократно в современной истории становившейся ареной боевых действий, приходили данные о разгроме действовавших там террористических группировок.

Постепенной стабилизации ситуации, казалось бы, способствовало и долгожданное создание в 2016 г. (после серьезных разногласий враждующих партий) коалиционного правительства.

Однако ожидания на то, что данный прорыв разрешит политический кризис и позволит приступить к решению злободневных социальных и экономических проблем, не оправдались.

Разногласия между ливанцами, прежде всего, суннитско-шиитские противоречия, подрывающие мир в стране, после этого только усилились.

Дело в том, что создание правительственной коалиции на основе проиранского шиитского движения «Хизбалла» и прежней суннитской политической элиты из движения «Аль Мустакбаль» заметно усилило позиции первой.

Дополнительно на росте ее мощи сказалось вытеснение из Ливана боевиков-суннитов из запрещенных в России «Джебхат ан-Нусры» (в настоящее время «Хайят тахрир аш-Шам») и «Исламского государства» (ИГ).

В результате ставленники «Хизбаллы» еще больше укрепились во власти страны, включая президентскую администрацию и силовые структуры. По мнению ее противником, создалась непосредственная угроза захвата ими ключевых точек управления в Ливане.

Это вынудило всех противников «Хизбаллы», причем не только суннитов, но и христиан, а также друзов, против которой они в прошлом неоднократно воевали, задуматься об адекватном ответе на такой вызов.

Поэтому сейчас в Ливане складывается новая политическая коалиция, оппозиционная как «Хизбалле» и ее союзникам, так и старой суннитской верхушке, объединенной вокруг движения «Аль Мустакбаль» Саада Харири, противники которого считают его главным виновным в усилении здесь позиций Тегерана.

Важно заметить, что противоестественный компромисс между представителями проиранских и просаудовских сил был достигнут прежде всего потому, что лидер «Аль Мустакбаль» Саад Харири лишился прежней финансовой поддержки из Эр-Рияда. Это было обусловлено не только его неспособностью найти реальные точки соприкосновения с саудитами, но и осуществлять известный на всем Ближнем Востоке строительный бизнес в рамках проектов крупной компании Saudi Oger.

Последствием этого стало закрытие десятков ее филиалов в регионе и в том числе в Ливане, что автоматически негативно отразилось на благосостоянии населения последнего, и ослабления позиций «Аль Мустакбаль» и Саада Харири.

Напомним, что подъем последнего как лидера начался после убийства его отца, одного из ключевых представителей ливанской правящей элиты Рафика Харири в 2005 году. В этом преступлении сторонники конкурентных сирийского и саудовского влияния в этой стране поочередно обвиняли друг друга.

Противникам Асада, организовавшимся в единую правительственную коалицию Фуада Синьоры, удалось с помощью Запада использовать произошедшее, чтобы заставить сирийские войска уйти из Ливана и тем самым ослабить здесь влияние Дамаска.

Показательно, что в массе своей сирийцы считают, что эту страну от Сирии «откололи по своему уходу отсюда французские колонизаторы».

Между тем, сирийское присутствие в Ливане как таковое ликвидировано не было. Дамаск временно примирился с Эр-Риядом, по сути, разделив с ним доходы от участия в местном бизнесе.

Однако начавшаяся в 2011 г. гражданская война в Сирии перечеркнула эти соглашения и привела к еще большему обострению саудовско-сирийских отношений.

На этом фоне обострились все внутриливанские противоречия, связанные в том числе с неспособностью разнородной правящей коалиции противников «Хизбаллы» и сирийского присутствия в стране улучшить жизнь ее населения.

Гражданская война в Сирии еще больше разделила ливанское общество. В 2013-2014 годах просаудовские силы в стране перешли к террору в ответ на вооруженное вмешательство «Хизбаллы» в сирийский конфликт.

Самыми «громкими» стали вооруженное выступление салафитского шейха Ахмада аль-Асира в Сайде летом 2013 года, а также несколько резонансных терактов в шиитских районах Бейрута и нападений на места проживания алавитов, что привело к кровопролитным столкновениям.

Политический компромисс был достигнут только в 2016 году, когда представителям различных этнорелигиозных групп (в первую очередь в рамках диалога между движениями «Хизбалла» и «Аль Мустакбаль») удалось договориться о разделении власти и о союзе против джихадистов.

Ради этого «Хизбалла» оттянула многих своих бойцов из Сирии, где они оказали важную поддержку правящему режиму Башара Асада, в Ливан.

После этого ливанская армия и «Хизбалла» нанесла террористам ряд серьезных ударов. Так, в результате совместной июльской операции ливанской операции было нанесено поражение группировке «Джебхат ан-Нусра», потерявшей убитыми здесь 140 человек, после чего в августе

представители ее руководства согласились вывезти свои силы (1400 боевиков) и 7600 членов их семей в сирийский Идлиб.

В том же месяце вслед за ними в Сирию были вывезены сотни боевиков ИГ после нанесения им поражения в районе Рас Баальбек.

Важное участие в данной операции сыграла Россия. Не случайно, что американский Пентагон даже обвинил Москву «в сотрудничестве с исламистами» и нарушении «обязательств по совместной битве против ИГ».

Одному из лидеров террористов, Ахмаду аль-Асира, задержанному в январе 2017 г. на северо-востоке страны в горном и бедном суннитском районе Арсаль, 28 сентября был вынесен смертный приговор.

Важно отметить, что успех операций против джихадистов в горных районах северо-востока Ливана, ранее использованных для переброски оружия и боевиков противникам Асада в Сирию, заметно улучшает для него положение. Ведь, по сути, речь идет о блокировании ливанского канала подпитки джихадизма.

Почти одновременно ливанская армия зачистила лагерь палестинских беженцев Айн аль-Хильва на юге страны, где были сильны просаудовские салафиты, после чего многие радикально настроенные палестинцы стали покидать Ливан и перебираться в Европу.

Между тем, полагать после этого, что проблема с обеспечением безопасности страны решена, не приходится. Как известно, Арсаль, а также другие ливанские районы, является одним из беднейших регионов, а палестинские лагеря давно превратились в рассадники экстремизма, с которым «по-настоящему» стали бороться только сейчас.

Еще одной серьезной проблемой, отрицательно влияющей на безопасность в стране, является наличие в ней около полутора миллионов сирийских беженцев, многие из которых, как показали недавние события в Арсале, представляют питательную почву для терроризма. Так, именно из них были кооптированы многие смертники, применявшиеся здесь террористами против правительственных сил и «Хизбаллы».

Не случайно, что многие ливанские обыватели нередко считают многих из находящихся в Ливане сирийских мужчин в возрасте от 18 до 40 лет потенциальными террористами.

Однако параллельно ослаблению позиций радикалов здесь ослабли и позиции суннитов, что вынуждает противников усиления влияния в Ливане Ирана приходится задумываться об экстренном ему противодействии.

При этом одной из главных опасностей для этой страны служит наблюдаемый политический раскол прежде всего среди суннитов. Так, «фронду» против Харири и «предательства им суннитских интересов в пользу Ирана» возглавил бывший генерал спецслужб Ашраф Рифи.

Он и заявил о начавшейся подготовке к формированию нового политического блока страны (на основе радикальных суннитов, части христиан и друзов), который предназначен полностью переформатировать политическую систему страны.

По словам Ашрафа Рифи и его сторонников, они нацелены на жесткое противостояние против проиранской группировки и намерены добиваться ее разоружения: «Страна должна управляться парламентом, а не ополчением… «Хизбалла» хочет отнять у армии победу над террористами в Арсале. Нелегальное оружие на руках у боевиков порождает коррупцию».

По мнению же Мустафы Аллюша, его союзника, «резня и военная победа «Хизбаллы» показали, что сунниты являются целью враждебных сил не только в Ливане, но и в регионе в целом».

Важно отметить, что за спинами суннитов-противников «Хизбаллы» стоят Катар и Саудовская Аравия, которые стремятся сдержать растущее шиитское влияние в этой стране.

В свою очередь, росту проиранского влияния в Ливане противятся Израиль и США, несмотря на то, что многие местные сунниты уверены в наличии «американо-иранского заговора» по их вытеснению из ливанской и сирийской политики.

При этом израильское военное руководство последнего даже не исключает возможность проведения операции против «Хизбаллы», ослабленной потерями за 2012 – 17 гг. на сирийской и на ливанской территории сотен, если не тысяч своих лучших бойцов.

Подобный настрой израильтян проецируется, с одной стороны, непрекращающимися угрозами со стороны руководства «Хизбаллы», особенно ее лидера Хасана Насраллы, подвергнуть Израиль массированной ракетной атаке, а с другой стороны, подобные заявления подкрепляются тем, что они уже воевали в 2006 году.

Более того – по сути, в «вялотекущей» фазе новая война уже идет, учитывая тот факт, что израильские ВВС активно наносят удары по маршрутам передвижения проиранских формирований в Сирии для пресечения нелегального трафика в Ливан переброски оружия, особенно ракет «земля-земля».

Но если такие действия будут признаны малоэффективными, то нельзя исключать и более радикальных мер Израиля, чтобы не допустить воплощения в жизнь иранской мечты о создании «единого шиитского полумесяца от Персидского залива до Средиземного моря» через Ливан.

Между тем, важное влияние на дальнейшее развитие ситуации в этой стране будет иметь реакция на происходящее США. Так, американский президент Дональд Трамп во время визита премьер-министра Ливана Саада Харири в Вашингтон 26 июля пообещал ему помощь США в борьбе против ««Исламского государства», «Аль-Каиды» и… «Хизбаллы», являющейся угрозой ливанскому народу, ливанскому государству и всему региону. Эта группировка продолжает наращивать свой

арсенал, что грозит новым конфликтом с Израилем. В то же время в альянсе с Ираном она продолжает раздувать пламя гуманитарной катастрофы в Сирии».

И это при наличии активной помощи ливанской армии в борьбе против ИГ и «Нусры» спецназа США, которому так или иначе, но приходилось взаимодействовать при этом с «Хизбаллой».

Важно отметить, что происходящие в Ливане события играют на руку и крупным государствам-производителям энергоресурсов, учитывая тот факт, что без реального урегулирования здесь непосредственная добыча на огромных нефтегазовых месторождениях у ее берегов будет затруднена, если не невозможна.

Соответственно, это может служить дополнительным стимулом для Катара и Саудовской Аравии к осуществлению и усилению здесь серьезных подрывных действий.

Ведь в противном случае начало их использования способно негативно повлиять на и без того невысокие цены на «черное» и «голубое золото», и, соответственно, нанести удар по их финансовому благополучию.

Таким образом, происходящая зачистка Ливана от джихадистов отнюдь не способствует стабилизации в этой стране и приводит лишь к ослаблению одних радикальных группировок (суннитских) на фоне роста других (шиитских), к тому же открыто заявляющих о своем намерении перенести конфликт за его пределы.

В этом случае нельзя исключать, что в этой стране может произойти не менее серьезное обострение, чем это наблюдалось в 1970 – 80-е гг., когда она, по сути, развалилась на враждующие между собой группировки.

Подобный вариант развития событий может стать еще более актуальным в случае начала вооруженной интервенции в Ливан, как это уже не раз происходило в период «Холодной войны».

По теме безопасность


  • Конфликты в Сирии и Ираке в контексте обеспечения национальной безопасности Кыргызстана +

    Продолжающееся с 2011 года противостояние в Сирии между правительственными силами и группировками оппозиции, а также действия в Ираке и Сирии

    Читать далее
  • Хочешь мира – готовься к войне +

    Изучение складывающейся ситуации на севере Афганистана показывает, что МТБФ (международные террористические бандформирования) остаются одной из основных источников угрозы для региональной

    Читать далее
  • Что принесут военные реформы НОАК +

    В начале января в КНР началась масштабная военная реформа системы управления Народно-освободительной армией Китая (НОАК). Председатель КНР и генеральный секретарь

    Читать далее
  • Распространение идей международного терроризма – угроза всему мировому сообществу +

    Анализ информации ежедневно публикующейся в средствах массовой информации указывает на устойчивую тенденцию стремительного роста террористической угрозы и интенсивности ее распространения

    Читать далее
  • О некоторых аспектах развития ситуации на южных границах стран Центральной Азии +

    На фоне наступления сирийской армии на позиции террористов, перед лидерами бандформирований международных террористов острее будет ставиться дилемма – вести боевые действия

    Читать далее
  • Перспективы процесса мирных переговоров по Афганистану +

    11 января текущего года в Исламабаде прошел первый раунд четырехсторонних переговоров официальных представителей Афганистана, Пакистана, Китая и США, основной целью

    Читать далее
  • Религиозная война Сирии - потери и выгоды для США и России +

    Разжигателями исламского «костра» войны не только в Сирии, но и на всем пространстве Ближнего Востока и Северной Африки, стало руководство

    Читать далее
  • 1
  • 2
  • 3