Афганистан: обзор текущих военно-политических динамик

В рамках наблюдаемых кризисных процессов на территории Исламской Республики Афганистан закрепляется функциональное обеспечение операционного присутствия развернутых сил международной коалиции США (ISAF), сопровождающееся пересмотром системы территориальных координируемых сил – структурацией «Талибан», поляризацией лоялиских формирований и шур, вытеснением сети «Хаккани» из «Шура-е Кветта», дезорганизацией «Северного Альянса» на фоне обеспечения электорального цикла 2018-2019 годов, последующего внутриполитического кризиса и ратификации, реинтеграции в Центрально-Азиатский регион.

Приведенные динамики характеризуются замещением проектного сотрудничества по деэскалации, ориентированного на Пакистан, КНР и РФ через военно-политическое обеспечение безопасности для осуществления отраслевых проектов на территории ЦАР и ИРА, в контексте замещения на альтернативные интеграционные объединения, сложившиеся в следствие превосходства ресурсного потенциала партнёрских США стран и развития программы Большая Центральная Азия.

Подписанное в конце февраля 2020 года соглашение между частью «Талибан», подконтрольной советам шейха Хайбатуллы Ахундзада и США, а также развивающаяся военная активность между правительственными силами и движением, вследствие непризнания мирного процесса, обозначили ситуационное содержание данного решения, поскольку исключило умеренные формирования, выступающие за политическое урегулирование, в т.ч. и сторонников бывшего «Северного Альянса». При этом в ходе консультативных встреч в марте – апреле 2020 г. командующего силами НАТО и США в Афганистане с главой катарского представительства «Талибан» муллой Барадаром, американская сторона ратифицировала положения о легализации шур через формальное представительство на местном уровне, при ресурсной и технологической поддержке кандидатур, выдвинутых территориальными советами при формировании временного правительства, и также о реорганизации лояльных советам шейха Ахундзада и Барадару формирования.

В этот период подразделениями ISAF, Афганскими силами безопасности и ведомствами США проведен комплекс мероприятий по пресечению координации лидеров бывшего «Северного Альянса» и их ополченческих формирований в провинциях Герат, Бадгис, Фарьяб, Джаузджан, Балх, Кундуз, Тахар, Бадхашах с последующим замещением силовой составляющей на «ИГ-Хорасан» и движение «Тахара». В результате указанной активности Служба государственной безопасности ИРА (ХАД) произвела аресты влиятельных сторонников ратификации мирного процесса с сетью «Хакани», связанных с Низамуддином Каисари, вызвавших столкновения и беспорядки в Мазари-Шариф в декабре 2019 г. и ликвидацию координатора контрразведки «Северного Альянса» в начале ноября 2019 г. на территории Республики Таджикистан.

В конце декабря 2019 года военно-воздушными силами Афганистана были нанесены авиаудары по позициям «Талибана» в уезде Нусай, в провинции Бадахшан, где в результате было убито 8 радикалов. В середине января 2020 года 209 корпусом Афганской национальной армии на северо-западе Афганистана в ходе контртеррористической операции было ликвидировано 233 участника формирования. С начала февраля 2020 года сотрудниками подразделения специального назначения армии в северо-восточной части ИРА был ликвидированы склады со взрывчатыми веществами, эквивалентными 22,5 тоннам, которые, как было установлено далее, принадлежали движению «Талибан».

При этом присутствие «Исламского государства» в районе границы с Пакистаном и Таджикистаном, обеспечивающие операционное присутствие координируемых сил, привело к дроблению советов полевых командиров талибов.

В частности, на территории Афганистана в настоящее время действует альянс «ИГ-Хорасан», который включает в себя такие группировки, как: «Ахле Суннат валь Джамаат», «Джундулла», «Джамаат-уль-Ахрар» и «Национальная армия Белуджистана». При этом встреча альянса «ИГ-Хорасан» и лидера «Лашкар-и-Джангви», прошедшие на территории Саудовской Аравии и в афганской провинции Хост, обеспечили вхождение формирований бармальского, оргунского, танйского крыльев «Техрик-е Талибан» в Исламское государство.

Ранее между подконтрольной «Техрик-и-Талибан Пакистан» группировке «Лашкар-и-Ислам» и «ИГ-Хорасан», в 2019 году возник конфликт на фоне попытки последних получить контроль над Хайберским перевалом, который связывает Пакистан и Афганистан. Район перевала является зоной операции азиатского филиала «Хезболлы», через который снабжаются местные ячейки. Хайберский перевал также обеспечивает операционное присутствие КСИР, дезорганизующего ассоциированные с ИГ формирования. Таким образом, указанный район является стратегически важным в мероприятиях по пресечению нелегального транзита через афгано-пакистанскую границу, в т.ч. и Международными силами содействия безопасности.

Кроме того, кризисные процессы усугубляются за счет сформировавшегося по итогам президентских выборов «двоевластия» – непризнания результатов прошлогодних выборов, в результате чего главный альтернативный кандидат и председатель афганского правительства объявил себя победившей стороной.

9 марта 2020 г. в Кабуле прошли две церемонии инаугурации – президентскую присягу приняли как Мохаммад Ашраф Гани, так и Абдулла Абдулла. Сегодня Центром по координации в Баграме и Государственным департаментом США, советом доноров ИРА, запущен консультационный процесс по выработке соглашения между сторонами конфликта. При этом Национальные силы обороны и безопасности, продолжая выполнять операции против группировок движения «Талибан», оказались поляризованы как на клановые структуры Гани, так и на сторонников Абдуллы Абдуллы.

За апрель-май 2020 года Центром по координации в Баграме зафиксировано 1 763 случая неподчинения, из которых 273 несли прямую или косвенную угрозу силам безопасности международной коалиции.

Наряду с санкционной политикой (сокращения бюджетирования) в отношении Афганского правительства, США и доноры ИРА продолжают обеспечивать многосторонние консультации в рамках формата «С5+1» по повесткам, сопровождающим экономические проекты, связанные с реинтеграцией. В частности, в середине января 2020 года, после двусторонних консультаций со специалистами Государственного департамента США, прошла встреча между представителями ГУНБ (Афганистан) и ГКНБ (Таджикистан) в ходе которой стороны обсудили вопросы обеспечения безопасности в районе афгано-таджико-узбекской границы, активности «ИГ-Хорасан» и потенциала экономических партнерств в регионе, включая CASA-1000 (декапитализированного на 500 млн. долл. в двухлетнем периоде по направлению территориальное развитие). 

Де-факто, наблюдаемые процессы направлены на структурацию политической системы ИРА и включения в ее ряды советов шейха Хайбатуллы Ахундзада. Растущая активность группировок движения «Талибана» в 2017-2019 гг., сопровождающаяся изменением внутренней структуры, инфильтрации отдельных формирований в движение или конгломерат полевых командиров и территориальных шур «Тахара». При этом сформировался курс на:

  1. Легализацию подконтрольной советам Ахундзада части «Талибана»;
  2. Дробление и включение в другие радикальные формирования умеренной «правой» части движения, ранее участвующей в политическом процессе и выражающей готовность прекратить боевые действия;
  3. Поляризация «Талибан» между территориальными формированиями и их реорганизация с группировками, входящими в халифат «Исламского государства».

При этом умеренная поддержка местным населением группировок «Исламского государства» со второй половины 2018 г., сопровождающаяся реорганизацией «Талибан» и других формирований привели к объединению советов вооруженных формирований, по аналогии с разморенным ранее «ИГ-Хорасан».

Подобные группировки сегодня базируются в провинциях Бадахшан, Джаузджан, Сури-Пуль, Фарьяб и находятся на стадии институционального оформления. Кроме местного населения и ячеек «ИГ» в личный состав включены выходцы из стран Центральной Азии. Снабжение и подготовка развернута на перешедших под контроль объектах «Талибан» в неконтролируемой местности Пакистана с привлечением местных ячеек и логистики «Аль-Каиды». По информации ряда местных источников, инструкторское сопровождение обеспечивается за счет выходцев из США и арабских стран. На июнь 2020 г. численность отдельных отрядов превышает 2 тыс. чел.

Рассмотренные примеры инфильтрации и реорганизации террористических формирований замыкают развёрнутую на территории республики систем военно-политической координации. Ранее в августе 2017 г. перед началом операций Сил Афганской национальной безопасности (ANSF) из уезда Дарзаб провинции Джаузджан вертолетами без опознавательных знаков эвакуирован отряд ИГИЛ под командованием кари Хекматуллы в район уезда Кохистанат провинции Сари-Пуль. При этом часть руководящего совета передислоцирована на базу 209 корпуса Афганской национальной армии «Шахин» в городе Мазари-Шариф. Позднее установлены принадлежности части бортов, зарезервированных за ЧВК «Castle International».

К началу 2018 г. отряд реорганизован до бригадного состава, личный состав которого проходил подготовку наряду с эвакуированными и передислоцированными подразделениями других группировок в провинциях Нангархар – уезды Батикот и Хугьяни; Бадахшан – Коран-ва-Мунджан и Вардудж; Кундуз –  Дашти, Арчи и Имам Сахиб; Фарьяб – Кухистан и Гурзиван; Джаузджан – Дарзаб и Куштепа; Балх – Чимтал; Кунар – н.п. Мазар уезда Нургаль. В начале года из порта Касем (Пакистан) вертолетами Великобритании переброшено свыше 200 выходцев из государств Центральной Азии и Синьцзян-Уйгурского автономного района в лагеря подготовки, развернутые в агентствах Малаканд, Дир и Читрал в районе афгано-пакистанской границы. Впоследствии сформированные отряды совершали рейды в провинциях Нангархар, Кунар, Джаузджан, Фарьяб, Тахар, Баглан и Багдис ИРА и вошли в советы «ИГ-Хорасан».

После наступления талибов, подконтрольных советам Ахундзада, в конце 2019 г. в провинциях Кундуз и Нангархар уцелевшие формирования «Исламского государства», сдавшиеся правительственным силам, были передислоцированы на объекты в окрестностях авиабазы «Баграм». При этом из состава выведенных сил, сформирован отряд численностью около 600 человек, состоящий из этнических узбеков, таджиков, казахов, уйгуров и россиян. Органы управления укомплектованы из числа военных советов ИГ и выходцев из ЦАР, в их числе полевые командиры, имеющие опыт боевых действий на Ближнем Востоке.

На данный момент формирования американской стороной обеспечено инструкторское сопровождение с привлечением частных подрядчиков. Программу занятий формирует методический комплекс по разведывательно-диверсионной деятельности, минно-взрывному делу, топографии (в т.ч. изучаются особенности приграничных районов «Ферганской зоны») и специальной подготовки по передвижению и маскировке, психологической подготовки и взаимодействию с местным населением. Представленные мероприятия реализованы с привлечением активов ЧВК «Campaign».

По результатам подготовки формируются группы, состоящие из 25 человек, перебрасываемые в Северные и Северо-Западные районы ИРА. В спектр выполняемых задач входит организация разведывательной сети, сформированной из ячеек, взаимодействующих с местным населением. По информации ряда источников, формированиям запрещено вступать в противостояние с вооруженными организациями движения «Талибан». В районах, исключающих совместное присутствие, допускается переход под контроль местных военных советов движения, при сохранении оперативных возможностей.

С начала 2020 г. в регионе развернут процесс по развертыванию дополнительных каналов нелегального транзита в интересах независимых формирований, задействующих ресурсы, ассоциированные с «Талибан», «Исламским государством», «Аль-Каидой» из стран Ближнего Востока через Турцию, Иран и Пакистан как в интересах советов Ахундзада, так и ревизионистского движения «Тахара», по отношению к предшественнику. При этом переброска участников нелегальных вооруженных формирований обеспечивается за счет использования общегражданских афганских паспортов, массовая скупка которых началась филиалами группировок с начала лета 2020 г.

По информации ряда местных источников, ряд маршрутов ориентирован на г. Захедан (Иран) вблизи ирано-пакистанской границы, из которого осуществляется переброска малых групп в агентство Хайбер-Пахтунхва (Пакистан) и далее через КПП «Друнта» и «Махипар» в уезды Ачин, Дара-е Нур провинции Нангарзар (Афганистан). В случае оперативной переброски координируемых формирований задействуется авиабаза «Шинданд» в провинции Герат и военная база г. Джелалабад в провинции Нангархар.

Одним из центров координации транзита выступают резидентуры Великобритании и США в г. Карачи (Пакистан). В частности, сотрудник Ми-6 – Майкл Сэмпл, ЦРУ – Ричард (известен как Джон Элксанд).

При этом при участии активов резидентур на территории Пакистана, в условиях рассмотренной поляризации движения «Талибан» реализуются мероприятия, направленные на обеспечение пропаганды, перекрестной с ценностями «Исламского государства» в ИРА. В частности, финансируется создание мобильных радиостанций, позволяющих вести трансляции проповедей ваххабитского толка, освещать боевые действия, распространять призывы к местному населению вступать в группировки, проводить радиоперехват и подключение к радиостанциям на удалении до 100 км. Предполагается вещание на частотном диапазоне вещания популярных в ИРА радиостанцией – «Аракозия», «Арман», «Ариана», «Радио Хамас» и др.

В ходе анализа активности ВС США с 2019 г. по май 2020 г., выявлен механизм согласованного операционного присутствия по линии Афганская национальная армия – Государственный департамент – территориальные объединения «Талибана». Так, в результате переговоров в провинции Хост, на сторону шейха Хайбатуллы Ахундзада перешло около 800 участников движения, что, на фоне обострения внутриполитической ситуации, укрепляет политическую субъектность подконтрольных шур. Указанные динамики усилили конкуренцию в «Шура-е Кветта», тем самым вытесняя сеть «Хаккани», связанную с пакистанской Межведомственной разведкой.

8 апреля 2020 года в районе Мета-Чаок Белуджистана прошло заседание Военного совета «Талибана» с участием Мохаммада Якуба, Фазель Мазлюма, Нуруллу Нури, Закира Каюма, координатора сети «Хаккани» в ИРА Хаджи Мохаммад Юсуф и начальника общей разведки движения Маулави Матиуллы. В ходе мероприятия обсуждались проблематики возникновения радикального движения «Тахара», примирения «правых» сторонников муллы Якуба и маулави «Хайбатуллы», прекратившими противостояние в декабре 2019 года и участвующих ранее в переговорах с бывшими представителями «Северного Альянса», при посредничестве специалистов из ИРИ, РУз и, по некоторым данным, РФ и КНР.  Также необходимо отметить, что подконтрольные советы и полевые командиры сети «Хаккани» с 2018 года участвовали в локальных перемириях с Национальными силами безопасности и вели переговоры по демилитаризации и включению собственных советов в Представительные органы власти ИРА, при этом в западных и северо-западных территориях ассоциированные с ними кандидаты обладали более широкой электоральной базой, конкурирующей с клановыми структурами президента Ашрафа Гани. В ходе встречи стороны разработали содержание фетф. Однако, в ходе акции неустановленных сил, по некоторым данным ассоциированных с «Техрик-е Талибан» и ИГ, был устранён главный оппонент шейха Хайбатуллы Ахундзада – Аулави Матиуллы.

Подконтрольные советам Ахундзада территориальные организации, согласно проектной документации, наряду с гуманитарными организациями включат в грантовые проекты доноров ИРА в 2021-2022 финансовом году, что, на фоне расширяющейся политической координации с Государственным департаментом США, означает включение кланов Ахундзада во внутриполитический процесс, связанный с переформатированием правительственных объединений. При этом советы шейха обеспечивают контакты силовых ведомств Афганистана с лоялистами и реорганизацию, связанную с реформой Управление национальной безопасности (УНБ) Афганистана.

По информации INSO и азиатских экспертных групп, специалистами Глобального реагирования и Центра психологических операций в Баграме к сентябрю 2020 г. разработается программа оценки территориальных военно-политических объединений в интересах Государственного департамента США.

В ближайшие 3-5 лет трендами, определяющими политический процесс в Афгано-Пакистанской зоне, выступят:

  1. Поляризация движения «Талибан» через обеспечение включения советов шейха Ахундзада в органы политической власти;
  2. На данном этапе наблюдаемая активность подконтрольных указанным советам организаций, сопровождающаяся расширением их электоральных ядер, рассматривается в качестве механизма стабилизации многолетнего внутриполитического кризиса, связанного с конфликтом бывших членов «Северного Альянса» и кланов Гани.

Указанные динамики не означают прекращение активности нелегальных вооруженных формирований в ИРА и Центрально-Азиатском регионе. Напротив, обеспечение динамик на смену внутриполитического курса Афганистана привело к инфильтрации формирований «Талибан» – легализации советов Ахундзада, формированию радикального ревизионистского крыла «Тахара» расширяющего операционную активность на Востоке, Северо-Востоке, Севере страны, приведшие к дезорганизации подконтрольной пакистанской разведке, ранее – умеренной части движения. При этом приведенные процессы обеспечили увеличение численности личного состава движения «Тахара» и «Исламского государства».

Таким образом, развитие наблюдаемых военно-политических динамик в Исламской Республике Афганистан в контексте подписания мирного соглашения США и подконтрольной советам шейха Хайбатуллы Ахундзада, части «Талибана», ориентировано не на сокращение военно-политической активности радикальных формирований, а на обеспечение управляемой стабилизации внутриполитического кризиса, связанного с деятельностью кланов Гани и формирования альтернативных объединений из ассоциированных организаций.

Прочтите также

Материалы автора: Maksim Aleksandrov

Российский журналист-обозреватель. Специализируется на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни стран Ближнего Востока, России. e-mail: Maksimaleksandrov@polit-asia.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
ru_RU
en_US ru_RU