Армия Турана или мечты о тюркском НАТО

10 ноября в 9.05 в Стамбуле, как это водится из года в год, все замерло: прохожие, машины и общественный транспорт, дети перестали бегать по улице – все застыли в минуте молчания. Так турецкий народ отдает дань памяти Мустафе Кемалю Ататюрку – первому президенту и основателю Турецкой республики. Ататюрк яркий пример того, как масштаб личности может на долгие годы пережить самого человека.

К чему все это. К тому, что к идеалу Ататюрка в настоящее время стремиться действующий лидер Турецкой республики Реджеп Тайип Эрдоган. В последнее время часто натыкаешься на статью, в которой его сравнивают с Ататюрком современности: за основу скорее взят масштаб имеющихся у Эрдогана политических амбиций, нежели реализованных им проектов. Тем не менее, найдется среди высших чинов тот, кто не жаждет увековечить свое имя в памяти народа на долгие годы. В этом случае Эрдоган не исключение из правила, а скорее его явное доказательство. А того, чтобы превратить «желаемое в действительное» стоит сделать что-нибудь поистине «великое», вот и не отпускает турецкого джамхурбашканы мечта воссоздания единого тюркского государства – идея достойная лидера нации, чье имя будет золотыми буквами высечено на страницах мировой истории. Вот и подбирается он к своей мечте постепенно и по всем фронтам: экономика, политика, культура, образование…Теперь настал черед военной сферы…

Эрдоган взял курс на интенсивный распад Организации Договора о коллективной безопасности (в которую, напомним, помимо России и Армении, входят Казахстан, Киргизия и Таджикистан), с тем чтобы построить на ее развалинах «тюркское НАТО» с единой «армией Турана». Среди членов такого альянса турецкий президент видит Азербайджан, Казахстан, Узбекистан, Туркменистан, Киргизию и Таджикистан, а также непризнанную мировым сообществом Турецкую Республику Северного Кипра, причем все они должны встать под прямое военно-политическое руководство Турции.

Особенно активно свою идею Эрдоган начал продвигать на фоне эскалации военного конфликта в Нагорном Карабахе, в ходе которого Анкара оказывает поддержку Баку. Турция пытается продемонстрировать союзникам России, что Армения отступает перед союзом Азербайджана и Турции, и заявить, что Анкара не сдает союзников и всегда ведет их к победе.

В целях практической реализации планов по созданию «тюркского НАТО» и «армии Турана», а также укрепления и расширения военного сотрудничества в регионе под эгидой Анкары, в конце октября министр обороны Турции Хулуси Акар посетил ряд стран Центральной Азии. Как подчеркнул глава турецкого военного ведомства по итогам своих визитов в Казахстан и Узбекистан, «стороны договорились о дальнейшем расширении военного и военно-технического сотрудничества».

«Нам удалось добиться значительного прогресса в вопросе военно-технического сотрудничества со странами региона…», – заявил Хулуси Акар по окончанию своего турне по странам Центральной Азии.

Тут стоит отметить, что это далеко не в первый случай, когда Анкара пытается наладить военное и военно-техническое сотрудничество со странами центральноазиатского региона. Сразу после распада Советского Союза Анкара поспешила заполнить образовавшийся в регионе политический вакуум.

Что касается самой идеи, то она во многом базировалась на географическом представлении Турции о Туране как о глобальном наднациональном образовании, объединяющем как тюркский, так и другие народы Центральной Азии и Сибири. Анкара приложила значительные силы и средства, чтобы попытаться затянуть новые суверенные страны региона под эгидой Турции.

Для воссоздания Великого Турана, усиления утраченного османского влияния в регионе, 11 лет назад в Нахичевани (Азербайджан) была создана международная платформа Тюркского Совета (Совет по сотрудничеству тюркоязычных государств). Сегодня в ее состав входят Азербайджан, Турция, Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан. С момента официального создания Совета Анкара начала активно развивать связи с регионом, называя его своим «родным домом» и рассматривая страны Центральной Азии как историческую родину тюркских народов. Турция использует культуру и религию как один из каналов своего влияния.

В качестве примера: в Киргизии на одну русскую школу приходится десять турецких. Там широко пропагандируется идеология пантюркизма. Кроме того, еще в 1990-х годах Анкара предлагала создать единый тюркский алфавит, и, хотя тогда эти планы не увенчались успехом, она стала активным генератором перехода бывших постсоветских государств Центральной Азии от кириллицы к латинице с очень понятной целью – отделением региона от России и укреплением турецкого влияния.

Несмотря на сильное желание, в настоящее время идея о создании под эгидой Турции «тюркского НАТО» и «армии Турана» все де не выходит за пределы диалога турецкого лидера с членами его правительства. И для этого есть ряд причин, главная из которых заключается в том, что Реджеп Тайип Эрдоган до сих пор боится испытывать Россию на прочность, потому что понимает, как может обернуться для него конфликт с президентом Путиным.

Кроме того, политическое руководство центральноазиатских государств также понимает опасность увязки своей дальнейшей судьбы только с Турцией, прекрасно помня о ситуации, когда в 1990-х годах Анкара приветствовала узбекских оппозиционеров, причастных к целому ряду террористических актов на территории Узбекистана.

Отсутствует и «единая поддержка» кандидатов, предложенных Анкарой для участия в «тюркском НАТО» или в «армии Турана». В частности, Таджикистан является одним из таких кандидатов, населенным в основном не тюркской этнической группой, хотя на его территории проживает значительная узбекская диаспора. Но нельзя забывать, что таджики – это совершенно другой этнос, ираноязычный, и рассуждения о «тюркском мире» их касаются в меньшей степени.

В разговорах о современной политике Турции сегодня все чаще используются такие термины, как «неоосманизм» и «пантюркизм». Это – краеугольные камни в фундаменте внешнеполитического курса, взятого лидером турецкого государства. Однако ирония современного неоосманизма заключается в том, что сама идея консолидации народов тюркского мира под лозунгом Великого Турана является неотъемлемой частью идеологии «младотурков», которые однажды уже привели Османскую империю к падению.

Прочтите также

Материалы автора: Porso Nuriddinov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана, Афганистана и Китая, вопросов национальной безопасности, терроризма и кибертерроризма. e-mail: Nuriddinov@polit-asia.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
ru_RU