Что способствует росту экстремизма в Центральной Азии

Непрекращающиеся конфликты в Афганистане, Ираке и Сирии представляют угрозу распространения экстремизма по всей Центральной Азии.

Так вышло, что сегодня Центральная Азия становится одним из рубежей в борьбе с радикальным исламизмом. И причина кроется не только в географической близости региона к странам, которые на протяжении уже не одного десятка лет находятся в стоянии войны, которые, в дополнение, стали очагами распространения радикальных исламистских взглядов по всему миру.

К сожалению, пожар внутренних конфликтов в Сирии, Афганистане, Ираке зацепил и страны Центральной Азии. В течение достаточно долгого времени джихадисты из Центральной Азии активно действовали в горячих точках на Ближнем Востоке. Сирийская джихадистская группировка Хайят Тахрир аш-Шам, которая на протяжении многих лет контролировала провинцию Идлиб, имеет тесные контакты как минимум с двумя узбекскими группировками. В период расцвета ИГИЛ наблюдался приток новых рекрутов со всей Центральной Азии. Несколько самых громких террористических актов в мире за последние несколько лет были совершены выходцами из центральноазиатского региона.

Одним из основных факторов, обусловивших распространение экстремизма в Центральной Азии, стала массовая миграция, наблюдавшаяся в регионе, в результате которой появилось поколение отчужденных молодых людей, имеющих все предпосылки к радикализации. Кроме того, прогресс, достигнутый в области цифровизации, способствовал тому, что все большее число жителей региона начали сталкиваться с радикальным контентом в Интернете — современные джихадистские группировки становятся все более изощренными в использовании технологий.

Миграция

Слабая экономика вынудила миллионы людей из региона к трудовой миграции.  По различным оценкам, в России проживало от 5 до 10 миллионов граждан Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана. В тоже время в Турции число мигрантов из стран Центральной Азии постепенно приближается к 5 миллионам.

Многие из мигрантов едва зарабатывают достаточно, чтобы выжить или отправить домой своим семьям. Ежедневно многие из них сталкиваются с расовыми оскорблениями, преследованиями со стороны полиции и эксплуатацией со стороны работодателей. Они стали идеальной мишенью для исламистских вербовщиков — по состоянию на 2017 год 80 процентов всех известных таджикских боевиков ИГИЛ были завербованы во время работы за рубежом.

Сирия

Гражданская война в Сирии стала, своего рода, местом притяжения для исламистов от Тринидада и Тобаго до Индонезии. Оценки разнятся, но приблизительно от двух до четырех тысяч граждан Центральной Азии отправились в Сирию, чтобы сражаться на стороне исламистских группировок. В основном они примкнули к Хайят Тахрир аш-Шам, бывшей Джебхат ан-Нусра, если быть точнее, сирийское отделение Аль-Каиды.

В составе Хайят Тахрир аш-Шам есть два отдельных подразделения, практически полностью укомплектованных бывшими гражданами Узбекистана: Катибат аль-Таухид валь Джихад и Катибат Имам аль-Бухари. Обе группировки исповедуют салафитскую идеологию и прямо заявляют, что их цель – «принести истинную исламскую свободу братьям-мусульманам из Туркестана (Центральная Азия)». Еще одна связанная с ними группа Мальхама Тактикал — джихадистская частная военная компания, была основана в 2016 году выходцем из Узбекистана. Эта организация стала фактически первой ЧВК, которая укомплектовывается исключительно радикальными мусульманами и предлагает свои услуги только джихадистским движениям (преимущественно на территории Сирии). Согласно официальным декларациям MT, её цель – помощь в военно-тактической подготовке джихадистским боевикам в Сирии в их «борьбе с силами асадовского режима».

Стоит отметить, что Хайят Тахрир аш-Шам пользуется как открытой, так и скрытой поддержкой Турции и некоторых стран Персидского залива. В феврале лидер группировки Абу Мухаммед Джулани даже дал интервью американскому журналисту Мартину Смиту, в котором говорилось, что в последнее время боевики движения позиционируют себя, как «респектабельную, умеренную альтернативу деспотизму Асада и экстремизму ИГИЛ».

Успели засветиться центральноазиатские джихадисты и в целом ряде террористических актов, прогремевших по всему миру. Двое из трех террористов-смертников, взорвавших международный аэропорт Стамбула в июне 2016 года, были гражданами Киргизии и Узбекистана. Резня в ночном клубе Стамбула в январе 2017 года, ответственность за которую взяла на себя ИГИЛ, была совершена мигрантом, уроженцем Узбекистана. Нападения в Нью-Йорке и Стокгольме также были совершены выходцами из Узбекистана, как и взрыв в метро Санкт-Петербурга, совершенный в 2017 году террористом-смертником.

Риторика в сети

Имея надежную базу в Идлибе, центральноазиатские джихадистские группировки активизировали свою пропагандистскую деятельность, в значительной степени опираясь на социальные сети. Согласно исследованию канадской компании SecDev Corр (одна из ведущих мировых экспертных компаний в области кибербезопасности, специализирующейся на сетевой контрразведке), в настоящее время существует около 500 каналов, используемых центральноазиатскими экстремистскими организациями в Telegram, Facebook, Instagram, Twitter, YouTube, ВКонтакте и Одноклассниках.

Общее число подписчиков подобных каналов доходит до 174 000 тысяч, а количество просмотров некоторых материалов исчисляется миллионами. Контент этих каналов включает в себя пламенные речи боевиков и публичные выступления лидеров группировок, графические видеоролики боевых действий и изображения злодеяний «неверных».

С ростом цифровой изощренности экстремистских групп перед правительствами встает особенно сложная задача — остановить распространение экстремистского контента в Интернете. На самом деле, полностью остановить это невозможно: если уничтожается один канал, то через несколько минут появляется пять других.

Все упомянутые нами факторы прямо или косвенно способствуют распространению экстремизма во всей Центральной Азии. И правительства центральноазиатских республик прекрасно это понимают и принимают необходимые меры, причем не только силового характера.

Например, в Таджикистане в 2016 году мужчинам в возрасте до 45 лет было запрещено отращивать бороду, хиджабы в арабском стиле для женщин также были объявлены вне закона, при этом правительство Рахмона сделало акцент на традиционных таджикских ценностях, тем самым предоставив свои гражданам альтернативу. Помимо этого, правительство Таджикистана также запретило родителям давать своим детям «арабские имена, звучащие по-иностранному».

И, все же, для решения подобной проблемы необходим комплексный подход: это и улучшение внутриэкономической ситуации, способствующей массовой трудовой миграции населения, это и работа в социальной и культурной сферах, а также совместная работа с ближайшими союзниками в рамках международных организации.

Прочтите также

Материалы автора: Porso Nuriddinov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана, Афганистана и Китая, вопросов национальной безопасности, терроризма и кибертерроризма. e-mail: Nuriddinov@polit-asia.kz

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Яндекс.Метрика
en_US