Репатриация террористов: не все оказались готовы к подобному сценарию

Пошло уже порядка двух лет с того момента, как Исламское государство потерпело поражение и было вынуждено покинуть свои насиженные позиции в Сирии. Привело это к тому, что сотни иностранных боевиков ИГ вместе со своими женами и детьми остались в подвешенном состоянии и в основном осели в иракских тюрьмах и в курдских лагерях на северо-востоке Сирии, где их также содержат под стражей.

Теперь встает вопрос, что с ними делать — вопрос, который приобрел неотложный характер после проведенного в прошлом месяце заседания Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, посвященного активизации деятельности боевиков ИГИЛ в Сирии. Особое внимание в докладе уделено ситуации в лагере «Аль-Холь», расположенном на севере Сирии, — там в ужасающих условиях по-прежнему живут десятки тысяч человек, в основном женщины и дети, предположительно связанные с террористами ИГИЛ. В их числе несовершеннолетние – граждане 60 стран мира, многие из которых до сих пор не могут обеспечить возвращение своих подданных на родину.

Примерно 40 000 человек из 81 страны примкнули к самопровозглашенному Исламскому государству. Часть из них воевали в Ираке и Сирии на стороне ИГ, в то время как другая часть – это женщины и дети боевиков, которых сейчас, почему-то, принято считать жертвами обстоятельств. Независимо от того, приехали они добровольно или нет, в настоящее время правозащитники подняли вой на тему того, в каких нечеловеческих условиях они вынуждены жить.

По мнению экспертов в области международного права, то, что должно произойти с боевиками, относительно ясно.

«Все террористические преступления должны преследоваться в судебном порядке», — сказала Наурин Финк, исполнительный директор The Soufan Center, глобального исследовательского института по вопросам безопасности.

Однако и тут не все обстоит гладко. Кто должен обеспечить судебные разбирательства по делам террористов. Международного трибунала с мандатом на уголовное преследование за преступления, связанные с членством в ИГИЛ, попросту нет, а Международный уголовный суд не обладает юрисдикцией в Ираке или Сирии. В свою очередь Ирак рассмотрел более 20 000 дел о преступлениях, связанных с ИГИЛ. Но и тут международные правозащитные организации выступают против, так как суды, по их мнению, больше походят на военные трибуналы, в которых дела подсудимых рассматриваются без соблюдения всех процессуальных норм, нарушая все права человека.

Чью сторону занять? Понятно, что какое решение не принимай, правозащитники будут недовольным и будут постоянно сотрясать информационное пространство своими бессмысленными и бездумными обвинениями в адрес того или иного правительства. Тем более эту проблему ООН уже пыталась решить, создав в 2018 году Следственную группу Организации Объединенных Наций по содействию привлечению ДАИШ/ИГИЛ к ответственности, которая должна была собрать уголовные доказательства, а также выявить и вернуть свидетелей для дачи показаний в судах своих стран. На сегодняшний день эта группа предоставила доказательства для 30 судебных процессов в 10 странах мира. Удовлетворить общественников и всевозможных правозащитников отчасти удалось, но такими темпами существующей проблеме не поможешь.

Получается все тяжесть принимаемых решений с плеч всего мирового сообщества обрушивается на правительства отдельных стран. И, как показывает практика, не все готовы к такому вызову. Обзоры различных международных исследовательских групп показывают, что страны Европы неохотно возвращают своих граждан, бывших террористов, на родину. Естественно, ни один из представителей власти не захочет терять свои политические очки, решив вернуть в свою страну террористов, которые в любой момент могут выйти из-под контроля и учинить беспорядки в стране. Европе хватает проблем с мигрантами, хлынувшими с того же Ближнего Востока.

Что же касается стран Центральной Азии, то в последнее время правительства стран начали выступать за репатриацию своих граждан, некогда воевавших на стороне ИГИЛ. По различным данным, на сегодняшний день порядка 6 000 жителей Центральной Азии примкнуло к террористам: 1 500 – 2 500 граждане Узбекистана, 1 890 – 2 000 граждан Таджикистана, 1 136 -1 236 граждан Казахстана.

С момента запуска программы репатриации в Центральной Азии на родину уже успели вернуться более 1200 человек, большинство из них дети и женщины. Так сложилось, что женщины и дети террористов рассматривают в качестве жертв обстоятельств. Что вызывает еще больше вопросов. Если с детьми ситуация более или менее ясна, за исключением частных случаев, то женщины сами принимают решение покинуть страну и отправиться вслед за своими мужьями в Сирию или Ирак, а после их поражения им остается только оплакивать свою горькую судьбу. Что же касается мужчин, то в большинстве случаев их ждет тюремное заключение, так как законодательством стран Центральной Азии за содействие терроризму предусмотрено уголовное наказание..

«Если женщин признают виновными, то, конечно, мы привлечем их к ответственности по закону», — заявил посол Узбекистана в США Джавлон Вахабов. «Но в то же время мы отдаем приоритет реабилитации и реинтеграции их в нормальную жизнь, а не наказанию, в зависимости от тяжести совершенных ими преступлений».

Может стоит рассматривать дела по причастности к терроризму, не обращая внимания на гендер, который в данном случае не имеет никакого значения

Прочтите также

Материалы автора: Porso Nuriddinov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана, Афганистана и Китая, вопросов национальной безопасности, терроризма и кибертерроризма. e-mail: Nuriddinov@polit-asia.kz

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Яндекс.Метрика
en_US