США обеспокоены активностью КНР в Центральной Азии и на Ближнем Востоке

Как известно, в настоящее время комплексная стратегия Китая по отношению к Центральной Азии сводится к реализации стартовавшей в 2013 году инициативы «Пояс, Путь», которую правительство КНР успешно осуществляет в регионе.

Несмотря на то, что «Пояс, Путь», прежде всего, является экономической и отчасти, политической инициативой, в то же время она включает в себя значительную военную составляющую. Последнее явно не устраивает высшее руководство США, все еще надеющееся удержать Ближний Восток и Центральную Азию в своих руках. А тут выясняется, что Поднебесная не просто решила вставить палки в колеса своему заокеанскому оппоненту, а захотела попросту вытеснить американцев из региона.

Китай уже имеет одну военную базу в Горно-Бадахшанской области Таджикистана недалеко от собственных границ, возможно, еще одну в Афганистане, хотя это еще неподтвержденная информация.

В ежегодном докладе Пентагона о военной мощи Китая аналитики оборонного ведомства США пришли к следующему выводу: военно-политическое руководство КНР намерено создать развитую инфраструктуру военных баз и систем тылового обеспечения за пределами своих границ, с тем, чтобы НОАК располагала всеми ресурсами для «поддерживания своей боеспособности и военной мощи на больших расстояниях».

США считают, что Китай изучает возможность строительства новых военных объектов за рубежом, в том числе в Центральной Азии. Сюда же аналитики отнесли соглашение Китая с Ираном, которое, помимо экономической составляющей, позволит Китаю получить доступ к военно-морской базе в Джаске в Персидском заливе.

Теперь эксперты Пентагона предлагают рассматривать сделку КНР с Талибами о строительстве сети автомобильных дорог в Афганистане, исключительно в контексте укрепления военно-политического присутствия Китая в регионе. По их мнению, модернизированная и расширенная дорожная сеть в Афганистане с одной стороны позволит Китаю осуществлять трансграничные перевозки, предоставит доступ к соседним странам и расширит региональную торговлю с Центральной Азией, в то же время проект будет иметь очевидные стратегические преимущества для Китая.

Естественно, улучшенная дорожная сеть обеспечит прямой наземный доступ из Китая в Иран и, как следствие, к водам Персидского залива. Опасения Пентагона вызваны тем, что в случае необходимости КНР сможет использовать дорожную сеть для быстрой транспортировки армейских подразделений, техники для укомплектования военно-воздушных или ракетных баз на территории Афганистана, Центральной Азии и Ирана. Эти новые военные возможности в совокупности с уже имеющимися в разы увеличат мощь Китая в регионе Ближнего Востока и Центральной Азии, оттеснив США на задний план.

Масштабность этого грандиозного проекта свидетельствует о том приоритете, который Китай придает экспансии в Центральную Азию и за ее пределы, в Персидский залив и на Ближний Восток, а также о разнообразии имеющихся в его распоряжении средств. Он также демонстрирует свою серьезность в реализации этой стратегии, пытаясь противодействовать интересам и международным проектам администрации Белого дома.

За примером далеко ходить не придется. Китаю удалось создать свою собственную версию американской платформы международного сотрудничества со странами Центральной Азии «С5+1», в рамках которой Министр иностранных дел Китая Ван И регулярно проводит встречи со своими центральноазиатскими коллегами. Это своего рода еще одна площадка, через которую Китай постепенно интегрируется в регион, предлагая инвестиционные проекты, от которых правительства стран Центральной Азии не могут легко отказаться. Более того, это еще и механизм взаимодействия с центральноазиатскими правительствами на регулярной основе без посредничества Москвы.

В настоящее время наибольшему риску от этой китайской стратегии подвергаются Киргизия и Таджикистан. Таджикистан уже с трудом возвращает свои долги. Таким образом, он рискует попасть в ту же долговую ловушку, что и Шри-Ланка, где ему придется отказаться от капитала в ключевых установках в обмен на дефолт по своим долгам. Это может произойти, например, за счет разрешения военного присутствия Китая внутри Таджикистана. Китай также может заставить Таджикистан, как и в 2011 году, передать больше территории Китаю или получить гораздо больший доступ к экономическим ресурсам республики.

В июне 2020 г. Президент Си Цзиньпин призвал усилить «совместные усилия» с Таджикистаном по реализации ключевых проектов «Пояса, Пути» и предложил больше сотрудничества в борьбе с пандемией COVID-19 — завуалированное предложение о более глубоком вовлечении Китая в экономику Таджикистана и сектор общественного здравоохранения.

Все инструменты власти: военные, дипломатические, экономические и информационные, четко связаны друг с другом и работают в гармонии для осуществления серьезной трансформации китайской стратегии в Центральной Азии и за ее пределами. Новые соглашения с Ираном имеют огромные последствия для Ближнего Востока и сравнительно большое значение для Центральной и Южной Азии. Как только новости о соглашениях стали достоянием общественности, Иран исключил Индию из ранее осуществлявшегося двустороннего проекта по строительству железной дороги, соединяющей Чабахар, перспективный торговый узел на юге Ирана, со столицей провинции Систан-Балуджистан Захеданом. Причиной этого стала неспособность Индии взять на себя обязательства по финансированию проекта. Китай быстро взял на себя обязательства по финансированию этого проекта. Цель железной дороги — соединить Чабахар, единственный крупный порт Ирана на Индийском океане, с Афганистаном и Центральной Азией с возможностью перевозить семь миллионов тонн грузов в год. Таким образом, сделка с Ираном оказывает сильное влияние на торговлю в Центральной Азии, а также ставит Китай в ключевое положение в этой области.

Скорее всего, в ближайшее время активность Китая в регионе будет только увеличиваться, так как стремление Пекина трансформировать региональный порядок и, как следствие, глобальный с каждым днем только возрастает. Другими словами, стремление Китая к Западу теперь должно быть учтено в глобальной борьбе за господство великих держав. Как ни странно, но это может на некоторое время повысить стратегическую значимость Центральной Азии.

Прочтите также

Материалы автора: Porso Nuriddinov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана, Афганистана и Китая, вопросов национальной безопасности, терроризма и кибертерроризма. e-mail: Nuriddinov@polit-asia.kz

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Яндекс.Метрика
en_US