Трехстороннее сотрудничество в Центральной Азии

Учитывая сохраняющуюся напряженность между ЕС и Россией, лишь немногие эксперты всерьез задумаются над перспективой трехстороннего сотрудничества по связям между ЕС, Китаем и Россией в Центральной Азии.

Однако по мере того, как Китай продолжает осуществлять свою Инициативу «Один пояс − Один путь» (ОПОП) и остается твердо приверженным достижению амбициозной цели по сухопутному соединению Китая с Европой, ЕС и Россия — как незаменимые заинтересованные стороны для успешной реализации любого евразийского сухопутного моста, разрабатывают политические меры в ответ на инициативу Китая, которые свидетельствуют о неожиданном желании сотрудничать.

При тщательном изучении вероятности сотрудничества по вопросам связей между ЕС, Китаем и Россией в Центральной Азии становятся понятными общие интересы трех сторон, и подчеркивается, в какой степени сотрудничество между ними возможно в Центральной Азии.

Общие интересы

В краткосрочной перспективе трехстороннее сотрудничество между ЕС, Китаем и Россией по вопросам связей в Центральной Азии представляется практически невозможным из-за сохраняющейся напряженности в отношениях между ЕС и Россией, но, имеются возможности для сотрудничества между этими тремя сторонами.

У трех сторон есть общая заинтересованность в развитии связей вдоль двух транспортных коридоров между Китаем и Европой, которые проходят через Россию. Из этих двух коридоров Новый евразийский сухопутный мост проходит через Центральную Азию, а именно через Казахстан, в то время как коридор Китай — Центральная Азия должен соединяться с новым евразийским сухопутным коридором. И ЕС, и Китай осознают, что для успешного завершения строительства этих транспортных коридоров они нуждаются в поддержке и участии России.

ЕС даже официально признает это. В стратегии ЕС для Центральной Азии, взаимосвязь будет определена как одна из областей, в которых необходимо установить возможный эффект от взаимодействия с Россией. Однако, еще предстоит увидеть, как это будет достигнуто в конкретном плане. Несмотря на этот общий интерес между ЕС и Россией, по-прежнему ощущается глубокий недостаток политической готовности обеих сторон к сотрудничеству.

Для России и Китая все по-другому. Они уже официально присоединились к ОПОП, связав Евразийский экономический союз ЕАЭС, хотя с точки зрения практической реализации на местах прогресс остается ограниченным.

Россия, также хотела бы, чтобы ЕС официально вступил в контакт с Евразийским экономическим союзом. Это послужило бы вкладом в концепцию Большого Евразийского Партнерства, простирающегося от Лиссабона до Владивостока. Но на данный момент ЕС не готов формально присоединиться. Это связано не только с конфликтом в Украине, но и с тем, что у ЕС очень сильно зависит от позиции США. Естественно, что Америке не выгодно сближение РФ и ЕС, ни в каком формате.

Если же говорить о сотрудничестве между ЕС и КНР в регионе Центральная Азия, то в более долгосрочной перспективе возможно прямое сотрудничество между ЕС и банками развития Китая. В настоящее время это уже происходит в Китае в рамках платформы связи ЕС-Китай, а также в Европе в рамках программы совместного инвестирования Китая и ЕС, которая была создана Европейским инвестиционным фондом и Фондом Шелкового Пути.

Однако, такое прямое сотрудничество между ЕС и китайскими банками развития вряд ли произойдет в краткосрочной перспективе из-за опасений ЕС по поводу огромных долгов, которые уже имеются у центральноазиатских государств перед Китаем. А Китаю лучше контролировать регион с финансовой точки зрения, чем грезить какими-либо отношениями с ЕС.

Вполне очевидно, что сотрудничество по вопросам взаимодействия между ЕС и Россией в Центральной Азии вряд ли произойдет в краткосрочной перспективе из-за сохраняющейся напряженности между ними, в том числе по причине неспособности представителей стран ЕС вести свою независимую от США политику.

Для стран Центрально-Азиатского региона такое сотрудничество не особо важно, страны и так получают помощь от всех участников, и неизвестно что было бы в случае их сотрудничества. В свою очередь, вероятность партнерства между ЕС и Китаем в ЦАР начинает выходить за рамки стадии заявления. Появляется несколько возможностей, так как ЕС и Китай нашли общий язык. Но ситуация осложнилась пандемией короновируса, которая активно бушует в Европе и развитие этих отношений как то сошло на нет.

В целом же, всё это разделение больше похоже на дележ «шкуры неубитого медведя», потому как страны ЦАР вполне способны и обязаны придерживаться одного верного им политического пути, а не распыляться на всех.

Прочтите также

Материалы автора: Sherzod Abdulkhasanov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана. e-mail: Abdulkhasanov@polit-asia.kz

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Яндекс.Метрика
en_US