Идеологические устремления Турции: угрозы для стран Центральной Азии

Фото gov.kz

Регион Центральной Азии на протяжении тысячелетий был местом бесконечных конфликтов и соперничества великих держав, поскольку он является перекрестком торговых путей между Востоком и Западом. Скифы, гунны, различные племена тюрков и монголов, а также множество других групп, пронеслись по региону.

В 19 веке в Центральной Азии проходила так называемая Большая игра между Британской и Российской империями, а в последние два десятилетия США предприняли серьезную попытку установить здесь свое постоянное присутствие. Однако сейчас, когда США выводят свои войска из Афганистана, Анкара предпринимает серьезные попытки вытеснить доминирующее влияние России и Китая в регионе.

В 2010 году премьер-министр (ныне президент) Реджеп Тайип Эрдоган объявил о своем амбициозном видении 2023 года, поскольку этот год был годом празднования столетия Турецкой Республики. Концепция 2023 года предусматривает активную внешнюю политику Турции и ее участие во всех крупных мировых организациях и событиях. Также предполагалось, что Турция станет ключевым транспортным, торговым и трубопроводным узлом, поскольку, подобно Центральной Азии, она является перекрестком торговых путей Восток-Запад.

В рамках этой амбициозной концепции повышения могущества и влияния Турции была разработана «Политика нулевых проблем с нашими соседями», созданная бывшим министром иностранных дел и нынешним лидером Партии будущего Ахметом Давутоглу. Анкара очень быстро перешла от нулевых проблем с соседями к проблемам почти со всеми соседями. Сирийская война стала первым свидетельством того, что так называемая политика ноль проблем с соседями, реализованная в 2010 году, не продержалась и 2011 года, прежде чем Эрдоган отказался от концепции Давутоглу и быстро скатился к идеологии неоосманизма и пантюркизма.

Турецкая Республика была основана Мустафой Кемалем после кампании по созданию «Турции для турок», которая завершилась геноцидом трёх миллионов армян, греков и ассирийцев. Выжившее христианское население, которое не было депортировано или которому позволили остаться в Стамбуле, было насильственно отуречено и исламизировано.

Поскольку в Османской империи идентичность была непостоянной, в переписях все мусульмане обозначались как османы, независимо от того, была ли их национальность греческой, сербской или какой-либо другой. Сам Кемаль родился от родителей-албанцев, исповедовавших дёнме (скрытых евреев, но открытых мусульман). После распада Османской империи Кемаль приступил к масштабной кампании по тюркизации, чтобы уничтожить все не турецкое, и даже принял прозвище Ататюрк (Отец Турок). Ататюрк навязал тюркизацию стране, которая избежала полного краха от греческой армии только благодаря военной помощи большевиков. Турция как новая страна состояла из различных мусульманских народов с Балкан, Анатолии и Кавказа, которые были быстро тюркизированы, чтобы укрепить единую национальную идентичность и мифологию для вновь созданной страны.

Из-за такой политики тюркизации большинство граждан Турции считают себя потомками тюркских племен, завоевавших Анатолию, а не коренных народов, которые были насильственно тюркизированы. Современное генетическое тестирование показало, что большинство граждан Турции имеют очень мало или вообще не имеют тюркской примеси, и это подчеркивают такие профессора турецкого происхождения, как Мехмет Эфе Каман и Ихсан Йылмаз.

Однако, эта принудительная тюркизация идеологически направляет и внешнюю политику Анкары. Именно на этой основе Турция сегодня активно внедряет пантюркизм с политическим исламом в Азербайджане и тюркских странах Центральной Азии. Чтобы противостоять российскому влиянию на эти страны, помня, что именно Советский Союз привнес светскость в этот регион, Турция финансирует НПО и институты в Центральной Азии для укрепления пантюркистской идеологии, которая также коренится в исламе.

Это создает серьезные проблемы, в том числе и для российской безопасности, поскольку ультраправые ультранационалистические турецкие организации, такие как финансируемые «Гладио» «Серые волки», ставят своей целью объединение всех тюркоязычных народов в единое государство, простирающееся от Балкан до Центральной Азии. Эта группа воевала в Чечне, поддерживала связи с татарскими группировками в Крыму и призывала своих членов воевать в Сирии. Один из их девизов: «Вашим врачом будет турок, а вашим лекарством – ислам». Эрдогана, его партнера по коалиции Девлета Бахчели и нескольких лидеров оппозиции часто видят, когда они делают знак рукой этой группировки, которую несколько стран признают террористической организацией.

Эрдоган надеется, что через Тюркский совет, турецкое идеологическое влияние может начать проникать в эти страны. Одной из целей миссии Тюркского совета является выработка общих позиций по вопросам внешней политики. По сути, Анкара видит себя в центре тюркской дуги, простирающейся от Кыргызстана до Стамбула, и надеется, что сможет включить Центральную Азию в свою сферу влияния.

Это окажется проблематичным, поскольку смешение пантюркской идентичности и политического ислама в конечном итоге приведет к экспансии «Серых волков» или других идеологически ангажированных организаций в Центральную Азию. Подобно тому, как «Серые волки» ответственны за экспорт терроризма в Сирию и на Кавказ и совершили массовые убийства курдов, алевитов и других меньшинств, такой экстремизм в конечном итоге может быть экспортирован и в Центральную Азию, если эти страны позволят поглотить себя нынешними идеологическими домыслами и внешней политикой Турции.

Для России рост терроризма в Центральной Азии будет прямым вызовом ее национальной безопасности, тем более что пантюркисты держат под прицелом Крым, а более экстремистские элементы даже смотрят в сторону российских регионов вокруг Алтайских гор, мифологической родины тюркского народа. Для Китая угроза не менее велика, тем более что пантюркистская идеология включает в свои территориальные устремления и китайскую провинцию Синьцзян.

В этом смысле стоит обратить внимание, что в Центральной Азии разворачивается настоящая идеологическая борьба. Перед Центральной Азией стоит выбор: взять пример с Туркменистана, сохраняя нейтралитет (именно поэтому он не является членом Тюркского совета), или пойти по пути превращения в государства-изгои, которые могут стать очагами экстремизма и нестабильности, что само по себе оттолкнет от серьезных инвестиционных возможностей и проектов крупных держав, которые не могут быть заменены Турцией, чья экономика переживает кризис.

Прочтите также

Материалы автора: Sherzod Abdulkhasanov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана. e-mail: Abdulkhasanov@polit-asia.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика