Исламский Эмират Афганистан: перспективы конституции и не только

Прошел почти год с момента смены политического режима в Афганистане и исхода международной коалиции, ставшего завершением накопившихся противоречий в системе властных полномочий под руководством Ашраф Гани.

Пришедший к власти, ныне кабульский «Талибан» прилагает все усилия для международного признания и установления дипломатических связей, игнорируя часть движения, ответственную за сформированный политический кризис и находящуюся в Дохе.  

20 августа 2021 года официальный представитель политбюро «Талибан» Мухаммад Наим объявил о запуске конституционного процесса по формированию нового главного документа, провозглашающего Исламский Эмират Афганистан.

Временное правительство Афганистана (сформированное радикальным движением «Талибан») восстановило на переходный период действие Конституции времен последнего короля Мухаммада Захир-шаха, за исключением тех его положений, которые противоречат нормам шариата.

В сентябре прошлого года в афганской прессе был обнародован проект новой Конституции «Талибан». Основные положения проекта заключаются в том, что единственным справочником по законам и политике станет ханафитская юриспруденция (ханафизм является одной из четырех каноничных правовых школ в суннитском исламе). Правительство Афганистана должно быть привержено развитию исламских наук и созданию религиозных школ. Национальными языками Эмирата должны стать пушту и дари.

Однако, спустя год становится понятно, что выбранная на переходный период версия Конституции Мухаммада Захир-шаха, как и рост внутриполитической напряженности на севере страны, обострение из-за внешнего вмешательства, этнических конфликтов с близкими к таджикским и узбекским этнокультурными объединениями, деятельностью ревизионистских и террористических группировок, связанных с ИГИЛ, не способна обеспечить стабильность.

Именно поэтому взявшей реванш «государственнической» части движения, выступающей за формирование партийной структуры, приходится методично избирать подход и обеспечивать правопорядок на подконтрольных территориях.

Многие эксперты сходятся во мнении, что кабульской части «Талибан» приходится сталкиваться с новыми вызовами, заложенными дипломатическими миссиями западных государств и их разведывательными сообществами – и вот почему.

Этно-религиозная составляющая

С изгнанием администрации бывшего президента Ашраф Гани, действительно, завершился очередной этап управляемого формирования конфликта интересов в провинциях республики, связанный с вытеснением лидеров бывшего «Северного альянса» из процесса формирования местных советов на севере с 2019 по 2020гг., вытеснением «Сети Хаккани» (связанной с пакистанской Межведомственной разведкой) из «Шура-е Кветта», последовавшей после ликвидации спецслужбами США в координации с «Вилаят Хорасан» Мохаммада Якуба, Фазель Мазлюма, Нуруллу Нури, Закира Каюма.

В этот же период западные страны приступили к формированию инициативы по расширению роли в местных администрациях и советах национальных меньшинств и лоялистов под эгидой подготовки проекта «Blue Dot Network» и реинтеграции Афганистана, через объединение проектов «Гражданская Хартия» (советы общин при аппаратах губернаторов и мэриях), «Усиление гражданской активности на выборах» (подготовка специалистов на выборы), «Деятельность в поддержке выборов» (инициативы по общественным слушаниям на базе общин и информационное сопровождение), «Инициатива по укреплению местных администраций» (коммуникации с гражданами), «Центр афганской надежды устойчивости» (поддержка муниципалитетов и общин), направленное на оптимизацию текущих потоков финансирования и разработку нового сопровождения (совместно с Целевым фондом реконструкции Афганистана (АРТФ), IDA Grant, Консорциумом по выборам и укреплению политического процесса (CEPPS), Независимой избирательной комиссией (IEC) и Комиссией по жалобам на выборы (ECC)).

Проектная деятельность предполагала до 2023 года формирование совещательных органов для обеспечения общественных слушаний на базе «Инициативы по укреплению местных администраций» в провинциях Кандагар, Гильменд, Нангархар, Кунар, Нуристан, Сари-Пуль, до 2024г. – Кундуз, Бадахшан, с последующим формированием автономной администрации в каждой из провинций Афганистана.

Таким образом, происходящие сейчас процессы были заложены до вывода войск коалиции и позволили на тот момент расколоть «Талибан» и образовать координируемые с западными странами ревизионистские движения, в их числе и «Тахара», и современный «Фронт национального сопротивлении» (образовавшийся после вытеснения западными странами конкурентов Ахмада Масуда-младшего из дезорганизованных и разрозненных частей бывшего «Северного Альянса»). Последующие перестановки не позволили в полной мере восстановить влияние Ирана, Пакистана до вмешательства в афганское урегулирование Москвы и Пекина.

Сегодня, при посредничестве все тех же международных объединений, продолжаются попытки поддержки ревизионистских сил и «Фронта национального сопротивления» с территорий Республик Таджикистан и Узбекистан. А с переворотом в апреле 2022г. в соседнем Пакистане и свержением премьер-министр Имран Хана, придерживавшегося дружественно-нейтральной позиции по отношению к России и КНР в Афганском вопросе, поток исламистов в афгано-пакистанскую зону только усилился.

Следует отметить, что в начале 2022г. на тот момент действующая пакистанская администрация, вместе с Межведомственной разведкой (ISI) и Корпусом стражей исламской революции Ирана (КСИР), активно контактировала с временным правительством Исламского Эмирата Афганистан по вопросу контроля границы и недопущения транзита угроз, в т.ч. создания зон безопасности для блокирования террористических формирований. Но со сменой власти в самом Пакистане и деятельностью ревизионистских и террористических формирований на территории Афганистана, снабжаемых через пакистанский Карачи, этим планам оказалось не суждено сбыться.

Противоречия арабских стран в афганском урегулировании

С обострением внутренних противоречий в ходе столкновений с ревизионистскими, террористическими группировками на протяжении второй половины 2021 и 2022гг. в Афганистане, такие арабские страны, как Катар, Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) и Королевство Саудовская Аравия (КСА) существенно активизировали свои военно-политические и дипломатические усилия в борьбе за влияние на официальный Кабул. При этом именно эти государства, на фоне роста глобальной напряженности, связанной с противостоянием стран Североатлантического альянса с Китаем, Россией и Ираном, стремятся получить свои дивиденды в Афганистане и регионе в целом.

Катар, ОАЭ и КСА соперничают между собой за влияние на различные внутренние объединения афганского «Талибан». В частности, Катар, до недавнего времени контролирующий только политический офис «Талибан» в Дохе, при активном посредничестве различных международных организаций, связанных с проектом «Гражданская Хартия» и USAID, пакистанских активов, закрепившихся у власти после февральского переворота в Исламабаде и таджикской диаспоры, получили влияние на «кандагарскую группу» и вице-премьера муллу Абдулу Гани Барадара. При этом на текущий момент именно кандагарские советы «Талибан» в очередной раз установили паритет с «Сетью Хаккани», поддерживаемой ОАЭ и Пакистаном (до апрельского переворота 2022г.).

На сегодняшний день государственные и бизнес-структуры ОАЭ успешно сотрудничают с руководством «Сети Хаккани», главой которой является руководитель МВД Исламского Эмирата Афганистана Сираджуддин Хаккани, также фактически контролирующий деятельность Главного управления разведки (ГУР) и Генштаба талибов. Именно благодаря такому партнерству бизнесменам ОАЭ удалось недавно перебить у катарских и турецких конкурентов контракт на обслуживание кабульского аэропорта.

По некоторым данным, активное обсуждение поддержки лидеров «Сети Хаккани» между властями и разведками ОАЭ и КСА в мае-июне 2022г. стало залогом безопасности официального Кабула. Более того, король Мухаммад бен Сальман Аль Сауд заинтересован в военно-политической поддержке афганских властей и получении доступа к рынку страны, наряду с КНР и РФ. При этом, власти КСА осуждают внешние попытки дестабилизации в афгано-пакистанской зоне.

В этих условиях, американская сторона, совместно с Эмиром Катара Тамим бин Хамад Аль Тани, проводит активную работу по проработке рамочного соглашения в сфере безопасности с Министерством обороны Исламского Эмирата Афганистан муллой Мохаммадом Якубом. При этом речь идет не только о соглашении в оборонной сфере, по которому афганские военные курсанты получат возможность обучения в учебных заведениях катарского минобороны и ВТС, но и поддержку военных компаний из США и Европейских стран.

Кроме того, сегодня сторонники муллы Якуба не исключают возможность возобновления дипломатических контактов с США, в т.ч. и по возобновлению проектов международных организаций по повышению роли военно-гражданских органов управления в афганских провинциях. Что, по сути, выступает возрождением проектов «Гражданской Хартии» и очередной попыткой формирования конфедеративного устройства.

И снова конституция и не только

Таким образом, кабульская часть движения «Талибан» и переходное правительство Исламского Эмирата Афганистана сегодня столкнулось с системными вызовами для безопасности, которые напрямую влияют на перспективы будущего проекта основополагающего документа страны. Который, в свою очередь, должен с одной стороны сконцентрировать власть вокруг нового правительства, с другой – гарантировать права и свободы национально-культурным общинам.

И хотя религия и исламская экономика, как и политические и общественные ценности, закрепленные в многовековом этикете, являются связующим звеном, в текущих условиях они становятся почвой для разделения страны на автономные территории.

В указанном контексте, вывод сил международной коалиции стал ничем иным, как переносом издержек накопившихся противоречий на население уже Исламского Эмирата Афганистан все с той же, многократно повторяемой ресурсной оптимизацией обеспечения собственных интересов – проще обеспечивать локальные интересы отдельных территорий, а не централизованную систему.

Конституционный процесс в современном Афганистане означает главное – территориальное устройство страны. А сложившаяся и поддерживаемая военно-политическая и дипломатическая конъюнктура под эгидой США и Европейских стран все так же ориентирована на децентрализацию и реинтеграцию.

Т.е. единственным исходом с сохранением успехов для кабульского «Талибан» является опора на системную поддержку альтернативных региональных центров силы, как ближними соседями, так и тройки Ирана, России и Китая. При этом «Талибан» сам должен ориентироваться на централизацию власти с расширением прав этно-религиозных объединений.

На сегодняшний день аналогичный процесс постепенного преодоления накопившихся противоречий существует только в двух арабских государствах – это деятельность шиитского правительства в Ираке и восстановление конституционного порядка в Сирийской Арабской Республике. И только в САР указанный процесс совмещен с выработкой новых конституционных основ.

Прочтите также

Материалы автора: Maksim Aleksandrov

Российский журналист-обозреватель. Специализируется на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни стран Ближнего Востока, России. e-mail: Maksimaleksandrov@polit-asia.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика