Капитал для экстремизма

Золотой полумесяц – территория сопредельных районов трех стран Афганистана, Ирана и Пакистана – является основным местом производства и распространения опиума и героина. В последние годы производство и распространение опиатов активным образом растет – всему виной затяжные военные конфликты в регионе, неустойчивость политических систем и разгул террористов.

За годы разгула и хаоса уже успели сформироваться основные направления – маршруты транспортировки наркотиков, которые берут свое начало именно в регионе Золотого полумесяца.

Первый, Балканский маршрут проходит через Иран и Турцию – по нему основную часть афганского героина транспортируется в Европу. Северный маршрут, который для нас представляет особый интерес, именно по нему героиновый поток через Центральную Азию. Затем поставки перенаправляются в Россию. В связи с неспокойной обстановкой в регионе в последнее время особую популярность приобретает так называемый Южный маршрут, по которому героин перевозится в Иран и Пакистан, а из этих стран – по морю и воздуху – в другие части мира.

Рост наркотрафика равно рост экстремизма

Как показывает практика длительный наркотрафик через территорию той или иной страны в конечном счете приводит к росту потребления наркотических средств жителями страны транзитёра. По разным оценкам потребление опия в Центральной Азии составляет примерно 34 тонны. А это ставит некоторые центральноазиатские государства вровень с теми странами, в которых уровень распространенности употребления опиатов признан самым высоким в мире. Из-за своего географического положения, а если точнее из-за близости к  Афганистану, крупнейшему в мире производителем опиума, Центральная Азия и стала занимать лидирующее место с точки зрения незаконного оборота наркотиков.

Росту незаконного оборота и потребления наркотиков в регионе способствует общий экономический спад, вызванный  пандемией COVID-19. Этот кризис может усугубить социально-экономическое положение уязвимых групп населения, которые в свою очередь могут начать проявлять больший интерес к незаконной деятельности как средству выживания, чтобы компенсировать потерю законных доходов и работы. После отмены ограничений, связанных с COVID-19, экономические потрясения могут также вызвать рост потребления наркотиков, как уже было в прошлом.

Параллельно с ростом потребления наркотиков ухудшается криминогенная обстановка в регине. К незаконным операциям с наркотиками подключились практически все действовавшие в Центральноазиатском регионе организованные преступные группировки.

А самое главное, что в последнее время в криминально-политических процессах центральноазиатских стран наметился рост взаимодействия ОПГ с исламистскими радикальными организациями, действующими в регионе, а именно Исламским движением Узбекистана (ИДУ), отколовшимся от него Исламским союзом джихада, Исламской партией Туркестана, Организацией освобождения Восточного Туркестана, которые используют наркотики для финансирования своей незаконной деятельности.

Некоторые центральноазиатские эксперты говорят уже о сращивании транснациональных преступных группировок, контролирующих поставки наркотиков, с террористическими и экстремистскими сетями, существующими в Центральной Азии.

Объясняется это тем, что первые заинтересованы в использовании мощной сетевой инфраструктуры и деятельности экстремистов по обеспечению гарантированного транзита наркотиков, а вторые – в получении доходов для финансирования своей деятельности. Нельзя исключать, что в перспективе исламистские террористические группы попытаются взять центральноазиатский наркотрафик под свой полный контроль.

Способствовали производству

Ранее упоминалось, что основной поток наркотиков, в частности опиатов направляется в Центральную Азию из соседнего Афганистана. Несмотря на то, что американское руководство в своих речах говорит о стремлении полностью искоренить производство наркотиков в Афганистане, на практике оно обстоит совершенно другим образом.

В 2018 года офис SIGAR выпустил специальный доклад, посвящённый проблемам стратегии борьбы Соединённых Штатов с производством наркотиков в Афганистане. Особое внимание в этом документе уделялось недостаткам работы Агентства США по международному развитию (USAID). Отмечалось, что агентство «редко оценивало программы на предмет их влияния на производство опиума».

Более того, в борьбе за средства из бюджета в USAID разрабатывались проекты по борьбе с посевами опиумного мака, которые не приводили ни к какому результату. Ни одна из программ по борьбе с наркотиками не привела к продолжительному снижению объёмов выращивания опиумного мака или производства опиума. Кроме того, программы альтернативного развития зачастую были рассчитаны на слишком короткую перспективу, не могли найти жизнеспособные альтернативы опиуму, а иногда даже способствовали его производству

Это, в свою очередь, ставит под сомнение все программы по борьбе с наркотиками  и торговле людьми, которое агентство так активно продвигает на территории стран Центральной Азии. В частности, проект Агентства  «Достоинство и права». Стоит отметить, что последние коференции под непосрественным руководством USAID.посвященные борьбе с оборотом наркотиков прошли в Таджикистане и Киргизии 29 октября.

Прочтите также

Материалы автора: Porso Nuriddinov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана, Афганистана и Китая, вопросов национальной безопасности, терроризма и кибертерроризма. e-mail: Nuriddinov@polit-asia.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
ru_RU