КНР готовит из Таджикистана форпост для отражения внешней террористической угрозы

Военно-политическое руководство КНР готовит из Таджикистана преградe на пути террористов в Китай . Об этом свидетельствует планомерное увеличение количества проводимых учений и тренировок спецподразделений ВС обеих стран, а также наличие на территории Таджикистана совместных с Китаем объектов военного назначения.

Заигрывания с Китаем до добра не доведут

Политическое руководство КНР постепенно загоняет Таджикистан в экономическую зависимость. Многие граждане Таджикистана в последнее время едины во мнении – страна становится все более зависимой от Китая, что уже не может принимать собственные решения. Впрочем, Поднебесная старается «зацепить» Таджикистан не только финансово, но и использует для этого политические, дипломатические, военно-стратегические рычаги. Тем более, что центральноазиатская республика интересует Пекин не только как территория для транзита и добычи полезных ископаемых, но и в контексте антитеррористической борьбы и близости Афганистана.

Большинство политических и военных обозревателей на сегодняшний день едины во мнении:

«Для Пекина афганская проблема представляется очень важной не только в связи с уйгурским фактором, но в целом с точки зрения безопасности западных границ».

С этой точки зрения Таджикистан рассматривается в качестве важного элемента в обеспечении внешней безопасности КНР. Поэтому, военно-политическое руководство Поднебесной постоянно будет втягивать Таджикистан в зону своего влияния как через проект «Один пояс, один путь», так и через систему общей региональной безопасности.

Китай поможет, но какой ценой

За последние годы возросла роль КНР в оказании помощи руководству Таджикистана в вопросе обеспечения совместной безопасности внешних границ. В 2016 году, власти центральноазиатской республики заявили о готовности китайских властей построить вдоль таджикско-афганской границу 11 пограничных постов и, в том числе, один тренировочный центр для пограничников. Недавно «Wall Street Journal» процитировала неназванного таджикского чиновника, по словам которого

«Китай фактически согласился восстановить или построить до 30-40 пограничных постов вдоль границы страны с Афганистаном».

Что касается постоянного военного присутствия военнослужащих НОАК на территории Таджикистана, то в феврале этого года в сети достаточно широко обсуждался факт существования военного объекта, принадлежащего Китаю, в самой восточной точке афгано-таджикской границы.

На фотографиях, сделанных репортером «The Washington Post», а также на снимках со спутника, запечатлен комплекс, состоящий приблизительно из двух десятков двухэтажных зданий и смотровых башен. Представители Международной кризисной группы приводят слова чиновников из ГБАО и Душанбе, утверждающих, что этот объект был ничем иным как «объединенным центром по борьбе с терроризмом», где были расквартированы как китайские, так и таджикские войска.

Параллельно со строительством военных объектов КНР уделяет особое внимание подготовке личного состава в ходе проведения совместных с ВС Таджикистана учениях и тренировках. Недавно на территории полигона «Джелонди» в ГБАО прошли очередные таджикско-китайские антитеррористические учения. Согласно официальному заявлению пресс-секретаря Министерство бороны Таджикистана Орифа Нозимзода, целью проведения совместных учений является отработка совместных действий войсковых подразделений Таджикистана и Китая по ликвидации террористических и экстремистских групп, планирования таких мероприятий в случае возникновения террористической угрозы, минимизации последствий. Стоит отметить, что ранее в подобных совместных таджикско-китайских военных учениях приняло участие порядка 10 тысяч военнослужащих.

Подразделение НОАК прибыло на Памир для участия в совместных антитеррористических учениях

Естественно, что такая гиперреактивность Китая на территории Таджикистана, а именно в ГБАО, вызвана активизацией на афганской территории деятельности террористической группировки «Исламского движения Восточного Туркестана», Исламского движения Узбекистана, Исламского государства. Кроме того, имеется также информация о том, что в составе террористических и экстремистских групп на территории афганского Бадахшана есть уйгурские сепаратисты, представляющие угрозу для КНР.

Китайские власти отдают себе отчет в том, что таджикский Горный Бадахшан — это прямая дорога в китайский Синьцзян-Уйгурский автономный район, со всеми вытекающими для безопасности КНР последствиями. Это и легло в основу усиления обороноспособности данного района.

В случае прорыва границы Таджикистана не исключена возможность дальнейшего вторжения уже на территорию самого Китая, что сможет усугубить и так достаточно нестабильную обстановку в СУАР. При таком сценарии развития событий подразделения НОАК будут использовать Таджикистан в качестве плацдарма для уничтожения бандформирований. Здесь подразделения НОАК и пригодятся навыки, приобретенные в ходе совместных таджикско-китайских учений.

Прочтите также

Материалы автора: Porso Nuriddinov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана, Афганистана и Китая, вопросов национальной безопасности, терроризма и кибертерроризма. e-mail: Nuriddinov@polit-asia.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
ru_RURussian
en_GBEnglish ru_RURussian