Кыргызско-таджикская граница — напряженность сохраняется

Фото: ria.ru

Не для кого не секрет, что кыргызско-таджикские приграничные конфликты с момента распада СССР возникают на регулярной основе, а в последнее время их периодичность только усиливается. О том существует ли возможность активизации полноценного вооруженного конфликта в данном регионе, читайте в материале «Polit-asia.kz».

Факторы разлада

Основными причинами возникновения конфликтных ситуаций в условиях наличия неописанных спорных территорий в приграничных районах двух стран — «борьба» местных жителей за водные ресурсы и пастбища, хаотичное пересечение границ гражданами обеих стран, неконтролируемые потоки контрабанды, предпринимаемые меры по освоению спорных участков местности одной из сторон.

Территориями на которых происходят приграничные конфликты являются села Ак-Сай, Ворух, Кок-Таш, Орто-Боз, Сомонион, Лянгар, Кара-Бак, Максат и Достук.

На данный момент 398 км спорных территорий еще не решены в пользу той или иной республики и фактически существует 70 спорных мест по периметру кыргызско-таджикской границы и в основном в регионах таких как: Баткен и Исфара, включая анклав Ворух в Таджикистане.

Главными методами двустороннего противоборства являются: перекрытие дорог пограничными службами обеих государств или же установка заслонок в руслах рек местными жителями. Еще одним немаловажным фактором является наличие наркотрафика в Баткене через горные пути для переправки наркосодержащих веществ из Афганистана.

Столкновение 2021 года

Наиболее ожесточенным боестолкновением между государствами в приграничной зоне за последние несколько лет произошли в апреле прошлого года. Тогда на приграничной территории Кыргызстана и Таджикистана произошел вооруженный конфликт, в результате которого, по предварительным данным, с обеих сторон пострадали более 200 граждан и более 20 погибли. 

Все началось с того, что 28 апреля на участке «Головной водораздел», находящемся на приграничной территории Кыргызстана и Таджикистана, таджикская сторона начала устанавливать камеры видеонаблюдения на столбах линии электропередач.

Кыргызская сторона выступила противником этих действий и начала спиливать столб с установленной видеокамерой. После между участниками инцидента произошла словесная перепалка, затем они начали закидывать друг друга камнями.

29 апреля этот конфликт перерос в полномасштабное вооруженное столкновение, в котором приняли участие военные Кыргызстана и Таджикистана.   

В тот период времени, кыргызский политолог Марс Сариев в одном из своих комментариев отметил:

«Таджикистан боится, что кыргызские власти в ближайшей перспективе построят несколько водохранилищ на истоках рек, которые питают Худжанд и Согдийскую область. Поэтому, они пошли на захват водозабора «Головной», который является кыргызским объектом и построен в 1969 году. Чему, собственно, имеются документальные подтверждения. Тем не менее они пошли на провокацию, начав устанавливать видеокамеры. Потом начался массированный обстрел нашей территории, в том числе, с минометов. В итоге погибшие с обеих сторон. К тому же, таджики напали на пять наших погранзастав. В ответ наши захватили лишь одну. А это тоже показатель агрессии и целенаправленных действий Таджикистана».

30 апреля обе стороны договорились о полном прекращении огня и отводе войск, но напряженная обстановка продолжает оставаться и по сей день, что может привести к возобновлению конфликта.

Сохранение напряженности может еще являться и следствием активной деятельности в этом регионе неправительственных организаций, которых только в Баткенской области насчитывается свыше тридцати шести.

Понятно, что не все НПО причастны именно к деятельности решения приграничных вопросов, но так или иначе, они являются сборщиками текущей информации по региону для своих доноров (ЮСАИД, Сорос, фонд Ага-Хана, ОБСЕ и других) за которыми в любом случае стоят спецслужбы США и ЕС.

Текущее положение Кыргызстана — амбиции и перевооружение

«Безопасность и стабильность каждого государства начинается с охраны рубежей. Именно поэтому мы снабжаем наших пограничников современной техникой и новыми технологиями. Строятся новые заставы, жилые дома, закупаются беспилотные летательные аппараты, бронетехника, транспортные средства, автомашины», – Президент Кыргызской Республики Садыр Жапаров.

Глава ГКНБ Кыргызстана Камчыбек Ташиев, в ходе консультаций с Межправительственной комиссией по демаркации и делимитации кыргызско-таджикской границ, неоднократно обозначал, что февральские поставки военной техники выступят регулятором сложившихся противоречий и будут развернуты в Баткенской области.

То есть, кыргызская сторона, несмотря на свою миролюбивую позицию, не исключает реакции на сложившуюся военно-политическую обстановку с применением новых оружейных систем. 

В этом ключе, можно уже с уверенностью говорить, что наблюдаемая активизация перевооружения Вооруженных сил, ГКНБ и других силовых структур Кыргызской Республики выступила реакцией на интенсификацию пограничного конфликта на границе с Таджикистаном.

В качестве дополнительного подтверждения может являться проведенные недавно тактические учения «Калкан-2022», совпавшие с началом эксплуатации и отработки применения БПЛА «Bayraktar» TB2, и инициативная закупка бронетехники за счет оборонного бюджета.

Это более 150 единиц легкобронированной и автомобильной техники: бронетранспортеры, автомобили повышенной проходимости «Тигр», КамАЗы, пожарные машины и др.

При этом динамика сопровождения поставки разведывательно-ударных беспилотных комплексов со стороны ГКНБ (со временем требующая отдельного рассмотрения) стала своеобразным индикатором военно-дипломатического и внутриполитического процессов с участием властей Кыргызской Республики.

На фоне процесса по ограничению деятельности организации Фетхуллаха Гюлена (FETO), расширение сотрудничества как с турецкой Национальной разведывательной организацией (MIT), так и с Федеральной разведывательной службой Германии (BND), Секретной разведывательной службой МИД Великобритании (MI6) позволило обеспечить реорганизацию деятельности неправительственных фондов для высвобождения необходимых объёмов финансирования (до 96 млн. долларов).

Указанная сделка европейских специалистов обозначила значительные ограничения видимого «консенсуса» по поводу закупки БПЛА конкурирующими внутриполитическими силами действующего президента, с одной стороны, и главой главной спецслужбы Кыргызстана с другой, в ходе прошедшего электорального цикла 2021 года и июньских переговоров в Стамбуле.

Таким образом, переговорный процесс по поставкам в республику «Bayraktar» TB2 отражает приоритетность участия ГКНБ, что подтверждается местными источниками. При этом переговорный процесс был полностью обеспечен за счет специальной службы Кыргызской Республики с непосредственным участием ее главы и одновременно вице-премьера Камчыбека Ташиева.

Проведенные на протяжении последнего полугода активные мероприятия позволили на коммерческой основе приобрести 6 БПЛА и 2 мобильные платформы разведки и управления. Стоимость сделки составила 60 млн. долл. Приобретённую технику планируется на постоянной основе разместить на аэродроме «Кербен» (Джалал-Абадская область).

Одновременно с этим, власти республики, по всей вероятности, продолжают обеспечивать мероприятия по попыткам перевода развертывания единого командно-штабного центра для БПЛА типа «Bayraktar» и «Орлан» за счет кредитных средств, с возможностью альтернативных поставок оптико-электронных систем из Республики Беларусь и КНР.

В этом ключе, кыргызская сторона продемонстрировала возможность пересмотра макроэкономических связей вместе с Европейскими партнерами.

При этом, продолжает реализацию длительных проектов с остальными странами за счет кредитных средств, что позволяет Бишкеку точечно наращивать военный потенциал, без пересмотра системы внешнеэкономических, военно-технический связей со странами региона и долгосрочных государственных обязательств.

Кроме того, необходимо отметить, что все чаще в кулуарах обсуждается информация о проведении конкурса для замены устаревших образцов стрелкового оружия и артиллерийского вооружения калибром от 30 до 125мм. (вероятно, гранатометные комплексы).

Бюджет на государственные заказы в 2022 году составляет от 212 до 214 млрд сом, при доходности в 204 млрд. Это может означает либо представленную модель совмещения обеспечения за счет высвобождаемых и кредитных средств, либо подготовку к прямым поставкам за счет «партнерской» помощи от коммерческих оружейных объединений.

Прочтите также

Материалы автора: Maksim Aleksandrov

Российский журналист-обозреватель. Специализируется на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни стран Ближнего Востока, России. e-mail: Maksimaleksandrov@polit-asia.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика