Occupy Twitter: Китай заполоняет социальные медиа

С каждым годом Китай увеличивает свое присутствие в социальных медиа, постепенно заполняя собой все информационное пространство. Естественно, это в дальнейшем это сказывается на мировых средствах массовой информации.

Неудивительно, что в настоящее время роль цифровой дипломатии в современном мире растет в геометрической прогрессии: социальные медиа-платформы являются недорогим и удобным инструментом для взаимодействия с общественностью. В течение многих лет иностранные посольства, СМИ и правительственные организации со всего мира активно работали на социальных медиа-платформах. Что же касается Китая, собой популярностью пользуются такие платформы как Weibo и WeChat, в особенности, когда речь заходит о публичной дипломатии. Однако сейчас Поднебесная активно осваивает англоязычные социальные сети.

Внутренние китайские социальные медиа-платформы уже не справляются с бесчисленным количеством аккаунтов официальных СМИ, дипломатических миссий и государственных организаций, поэтому постепенно растет количество аккаунтов, связанных с Пекином, но которые действуют за рамками так называемого «Великого китайского файрвола». Прибежищем для них, в том числе, стал Twitter, в котором на рубеже 2019 – 2020 годов произошел явный всплеск активности новых китайских пользователей.

Использование Twitter в качестве инструмента публичной дипломатии не является исключительно китайским изобретением. Политики и организации из 178 стран используют Twitter в дипломатических целях. Для подобного рода стратегий цифровой дипломатии в Twitter даже существует свой термин «Twiplomacy»   («Твипломатия») или «Twitter-дипломатия».

Твипломития по-китайски

Внимание СМИ не могло пройти стороной то,  с какой активностью в последнее время КНР использует Twitter в политических и дипломатических целях. В июне этого года появилась новость о том, что Twitter приостановил действие более 23 000  фейковых аккаунтов за то, что они якобы были связаны с Коммунистической партией Китая. По заявлению Twitter Inc. с аккаунтов распространялась ложные и пропагандистские сведения, чтобы подорвать протесты в Гонконге и противостоять критике в отношении мер Пекина по борьбе с COVID-19. Причем большая часть заблокированных аккаунтов поддерживалась реальными людьми, например государственными служащими, как-будто это входит в их ежедневные обязанности.

Переход Китая от традиционных форм публичной дипломатии и пропаганды к более инновационным цифровым формам продолжается в течение многих лет. С момента прихода к власти Си Цзиньпина медиа-стратегия, которая сводится к принципу –  «о Китае хорошо либо никак», начала занимать чуть ли не центральное место во внешней политике Поднебесной. В период с 2009 до 2011 правительство КНР потратило миллиарды долларов на глобальный медиа-план, в основном выполненный через медиа-агентства, такие, как Xinhua, China Daily, CCTV, и China Radio International.

Саммит «Один пояс, одна дорога» в мае 2017 г. стал важным моментом для цифровой дипломатии, поскольку китайские государственные СМИ и официальные социальные медиа договорились сообща проводить различного рода информационные и рекламные кампании, как на внутреннюю, так и на внешнюю аудиторию. В том же году социальные сети также сыграли важную роль в распространении основных принципов внешней стратегии КНР, которые продвигались с помощью коротких видеороликов, мультфильмов и т.п.

Стоит отметить, что ранее китайская цифровая дипломатия в основном фокусировалась на продвижении позитивного имиджа Китая, однако за последний год стратегия претерпела существенные изменения. В настоящее время Twitter все чаще используется для агрессивной защиты имиджа Китая и нападения на других. В основном это сводится к отстаиванию официальной точки зрения Пекина относительно спорных территорий в Южно-Китайском море, торговой войны между США и Китаем, предполагаемых нарушений прав человека в Синьцзяне, протестов в Гонконге и борьбы Китая со вспышкой COVID19.

За последние два года стратегия Пекина в Twitter, похоже, стала более изощренной, все больше государственных СМИ, дипломатических миссий и правительственных организаций присоединяются к американской социальной медиа-платформе. Все чаше появляются заголовки об очередной перепалке внешнеполитического ведомства КНР с зарубежными оппонентами. Иногда полемика из цифровой среды переходит в оффлайн. А это означает, что теперь  онлайн- и оффлайн-дипломатия больше не являются отдельными частями, а представляют собой единое целое.

Динамика китайской интервенции

Первыми официальными аккаунтами китайских СМИ, появившихся в Twitter, стали Global Times, CCTV, China Daily и China Plus News (CRI). Все они присоединились к медиа-платформе с апреля по ноябрь 2009 года, через три года после основания самого Twitter, и в том же году платформа была заблокирована в материковом Китае. Тогда же китайское правительство Ху Цзиньтао, выделило порядка 8,7 миллиарда долларов на проект по расширению зоны влияния собственных СМИ. С этого момента китайские медиааккаунты постепенно начинают наводнять Twitter.

Примерно в 2012-2013 годах, когда президент Си Цзиньпин вводит идею продвижения Китая в цифровую эпоху, в Twitter появляются страницы China News, Xinhua News, Guangming Daily и CGTN. В начале 2017 года активность немного снижается, однако уже с середины года китайская пропагандистская машина энергично берется за продвижение идеи новой инициативы КНР «Пояс и пути». Очередной импульс  китайским СМИ в Twitter задал 19-ый Национальный конгресс, на этот раз все озабочены продвижением в информационной среде идеи «поддержки новой эры Китая».

Но самый примечательный всплеск китайских «официальных» правительственных и дипломатических аккаунтов произошел в 2019 году во время начала протестов в Гонконге.

В настоявшее время динамика пошла на спад, однако, это временное явление. За последние месяцы и недели многие дипломаты и другие официальные аккаунты выложили в  Twitter изображения/информационные листы, статьи или видеоматериалы на тему «Что правда, а что ложь», касающиеся сообщений международных средств массовой информации о предполагаемых нарушениях Китаем прав человека, Закона о национальной безопасности Гонконга и пандемии COVID19. Такого рода «правдивые» и «ложные» сообщения часто создаются китайскими средствами массовой информации, а затем пересылаются и ретвитятся многими сотрудниками посольств и госслужащими.

Прочтите также

Материалы автора: Porso Nuriddinov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана, Афганистана и Китая, вопросов национальной безопасности, терроризма и кибертерроризма. e-mail: Nuriddinov@polit-asia.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
ru_RU
en_US ru_RU