Перетягивание Афганского одеяла

Четвертая попытка провести президентские выборы в Исламской Республике Афганистан оказалась удачной. 28 сентября 2019 года гражданам удалось высказать свою позицию относительно того, кто, по их мнению, должен возглавить страну, которая вот уже порядка 30 лет находится в состоянии гражданской войны.

До последнего не верилось, что выборы в Афганистане вообще состоятся, а будут в очередной раз отложены в дальний угол. Изначально дата голосования была назначена на 20 апреля, впоследствии была заменена на июль, а потом совсем перекочевала на конец сентября. Причина тому, попытки американского правительства усмирить лидеров Талибана в Дохе, а также договориться о выводе военного контингента НАТО с территории Афганистана. Обеим сторонам удалось прийти к неким договоренностям, как переговорный процесс был приостановлен по инициативе американского президента, а заключительное соглашение так и не было подписано. Это послужило сигналом афганским властям окончательно принять решение на проведение выборов.

В целом явка избирателей на участках оказалась невелика – в районе 20%. По информации афганских СМИ, из 9,6 миллионов избирателей, на участки пришло всего 2,5 млн человек. Граждане то ли испугались угроз талибов, то ли, что более вероятно, просто проигнорировали плебисцит.

Несмотря на довольно значительный список кандидатов на высший пост в стране, напомним, что в этот раз в избирательных бюллетенях значилось 13, настоящая борьба развернулась между двумя лидерами предвыборной гонки: действующим президентом Ашрафом Гани и главой правительства национального единства Абдуллой Абдуллой.

Дежавю по-афгански

То, что сейчас мы можем наблюдать в Афганистане, не что иное, как повторении ситуации пятилетней давности, когда неразбериха с результатами голосований привела к месяцам беспорядков. При этом, в центре событий 2014 года также находились Гани и Абдулла. Тогда, по официальным данным победу одержал Гани, тем не менее, недовольный результатами выборов Абдулла опротестовал итоги голосования, что в конце вылилось в длительный политический кризис. Разрешить ситуацию удалось только при посредничестве США путем раздела власти между обоими соперниками.

Сейчас вероятность того, что события пятилетней давности повторятся вновь, очень велика. Несмотря на то, что Независимая избирательная комиссия (НИК) только приступила к подсчету голосов, предварительные результаты будут объявлены только 19 октября, а окончательное объявление итогов голосования заявлено на 7 ноября, оба кандидата открыто заявляют о своей победе. И это при высокой вероятности проведения второго тура.

«Наши голоса являются самыми высокими на выборах, и выборы не пойдут во второй тур», – заявил Абдулла на пресс-конференции в Кабуле в понедельник.

Заместитель помощника Ашрафа Гани Амрулла Салех заявил в интервью новостному агентству «Голос Америки», что Гани одержал ясную победу в первом туре, не представив доказательств:

«Полученная нами информация показывает, что 60–70% людей проголосовали за нас».

Никто не хочет допустить того, чтобы страна в очередной раз погрузилась в состояние турбулентности. Политическая неопределенность может поставить под угрозу устойчивость нынешней довольной шаткой политической системы. Также не стоит забывать, что подобной ситуацией могут воспользоваться экстремисты не только из «Талибана», но и из ИГИЛ и других исламистских группировок. Поэтому глава НИК Хабибуррахман Нанг заявил на пресс-конференции, что:

«ни один из кандидатов не имеет права объявлять себя победителем до подсчета результатов»

Не стоит забывать и того, что в Афганистане победа на выборах во многом зависит от поддержки национально-этнических групп и закулисных договоренностей с влиятельными политическими и племенными группировками. Это уже неоднократно подтверждалось на практике.

Так, нынешний президент полагается на поддержку основного этноса страны – пуштунов, в то время как Абдулла выступает в качестве выразителя интересов непуштунских народностей (таджиков, хазарейцев, узбеков). Таким образом, политическая напряженность может привести к прямой конфронтации между данными этническими группами.

К чему готовится Центральной Азии

Естественно, для стран Центральной Азии приоритетным вопросом является недопущение роста экстремизма в Афганистане, а также возможного распространения нестабильности в странах региона. Поэтому самым «нежелательным» кандидатом для центральноазиатских государств является Гульбеддин Хекматияр – явный исламист. Однако шансы на его победу невелики.

Тем не менее, многие эксперты высказываются на тему того, что от результатов выборов напрямую зависит ситуация на границе Афганистана со странами Центральной Азии. Более того, если в Афганистане начнет усугубляться политический кризис, то это, безусловно, повлияет на афганскую армию, приведет к дезориентации полиции. Этим в сою очередь могут воспользоваться антиправительственный группировки, которые в основном базируются на севере страны. Безусловно, это приведет к ухудшению ситуации на границе со странами Центральной Азии.

Прочтите также

Материалы автора: Porso Nuriddinov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана, Афганистана и Китая, вопросов национальной безопасности, терроризма и кибертерроризма. e-mail: Nuriddinov@polit-asia.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
ru_RURussian
en_GBEnglish ru_RURussian