Программы по обмену – одно из перспективных направлений военного сотрудничества КНР и Центральной Азии

Международные программы по обмену слушателями высших военных учебных заведений уже давно стали одним из способов наладить прочное сотрудничество с другими странами в военной сфере. Военные академии в рамках образовательного процесса занимаются формированием у своих слушателей определенных взглядов на создание и функционирование региональной и глобальной систем безопасности. Одно время доминирующее положение в области высшего военного образования занимали европейские и американские учебные заведения, которые успели за это время создать огромную «сеть» из своих выпускников по всему миру. В настоящее время в лидеры начинает пробиваться Китай.

На протяжении последнего десятилетия Китай наращивает свои программы военного обмена. Почти половина из 70 военных академий, действующих в Китае, принимают иностранных студентов. Некоторые из них предлагают обучение на курсах для высшего офицерского состава. Международный институт по исследования вопросов обороны Академии национальной обороны НОАК (АНО НОАК) как раз предоставляет такую возможность для обучения офицеров, в том числе и старших офицеров, из более чем 100 стран-партнеров, включая страны Центральной Азии.

АНО НОАК находится под руководством Центрального военного совета КНР – высшим государственным органом по руководству всеми Вооружёнными силами Китайской Народной Республики. Его основной задачей является обучение иностранных офицеров, гражданских чиновников и некоторых китайских военных, а также учебное заведение активно занимается продвижением международных программ по обмену слушателями, продвижением открытых дискуссионных площадок по вопросам обороны и безопасности. По сути, АНО НОАК является важной частью военной дипломатии КНР, еще одним проявлением «мягкой силы» Китая по отношению к другим странам наряду с его глобальной экономической экспансией.

В последнее время китайские гражданские университеты и военные академии все активнее сотрудничают друг с другом. В рамках проводимой Пекином политики слияния военных и гражданских структур, военные ВУЗы Китая развивают связи с частным сектором, особенно с технологическими фирмами, чтобы обеспечить «экономическую конкурентоспособность и эффективность собственных вооруженных сил». Например, АНО НОАК в рамках программ подготовки военных специалистов занимается вопросами применения технологий искусственного интеллекта в вооруженных силах. В рамках программ профессионального военного образования Пекин стремится представить АНО НОАК как источник инноваций и прогрессивной военной мысли.

В начале 2000-х годов Пекин начал работать на тем, чтобы государства Центральной Азии направляли своих офицеров на краткосрочные курсы в Китай. В 2014 году КНР создает Китайский национальный институт международного обмена ШОС и судебного сотрудничества в Шанхае, который менее чем за четыре года подготовил 300 офицеров из стран ШОС. В Туркменистане, Узбекистане и Казахстане сейчас есть высокопоставленные военные, получившие образование в китайских университетах.

Уделяет внимание Пекин и программам по обмену академическим опытом среди военных в рамках проведения международных конференций. Согласно отчету China Social Science Net, АНО НОАК с 2002 года проводит ежегодные научные конференции по вопросам международной безопасности. В основном они направлены на укрепление международного сотрудничества, а также на совместную разработку подходов к решению проблем региональной и глобальной безопасности. В подобного рода конференциях приняли участие представители более 90 стран, более 1300 делегаций и более 12 000 иностранных военных и правительственных чиновников, экспертов и ученых. АНО НОАК поддерживает регулярные контакты с высшими военными академиями более чем десяти стран и имеет связи с военными более чем 140 стран.

Развитию тесных контактов в военной сфере между КНР и странами Центральной Азии также способствует проведение двусторонних и многосторонних военных учений, в которых Пекин принимает активное участие начиная с 2000 года.

Хотя влияние китайских военных академий не так широко распространено в Центральной Азии, как в других частях мира, в ближайшие годы оно может оказать более существенное влияние на состав военного руководства по сравнению с другими странами Евразии. Например, высшие руководители оборонного ведомства Казахстана получили образование исключительно в казахстанских, российских, украинских учебных заведениях. Ни один заместитель министра или другой член военного руководства не имеет западного образования. Большинство высших должностных лиц оборонного ведомства в Грузии, напротив, имеют традиционное академическое образование или диплом о высшем образовании западного вуза.

Более того, некоторые высшие должностные лица украинского оборонного ведомства получили образование по западным программам – министр обороны Андрей Таран имеет степень магистра Университета национальной обороны в Вашингтоне. Короче говоря, в отличие от стран Южного Кавказа и Восточной Европы, страны Центральной Азии не имели такого же доступа к западному образованию, что привело к тому, что они попали под усиленное влияние программ военного образования, продвигаемых КНР.

И все же, хотя Пекин уделяет большое внимание построению прочных отношений с государствами Юго-Восточной и Центральной Азии, на долю последней приходится лишь небольшая часть всех программ по военному обмену. Тем не менее с ростом присутствия Китая в экономической сфере и сфере безопасности региона, военные учебные заведения КНР вскоре могут стать такими же престижными, если не более престижными, чем западные или российские.

Прочтите также

Материалы автора: Porso Nuriddinov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана, Афганистана и Китая, вопросов национальной безопасности, терроризма и кибертерроризма. e-mail: Nuriddinov@polit-asia.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
ru_RU