Роль Турции в будущем Афганистана

Фото rk-news.com

На фоне хаоса, вызванного захватом власти талибами в Афганистане, региональные игроки, включая Турцию, пытаются занять позицию в отношении нового режима и извлечь выгоду из вакуума, оставленного Соединенными Штатами и НАТО. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что он открыт для сотрудничества с режимом талибов, несмотря на то, что ранее критиковал их.

Турция не чужда афганскому конфликту, участвуя в операциях НАТО с 2001 года. Правящая в Турции партия справедливости и развития (AKP), также имела прочные отношения с предыдущими правительствами Афганистана, одновременно выстраивая более прочные региональные отношения с Пакистаном и Ираном.

Когда США и НАТО вывели войска из Афганистана, Турция была готова взять под контроль безопасность международного аэропорта имени Хамида Карзая в Кабуле. Однако, быстрое падение афганского правительства в пользу Талибана оставило это предложение под вопросом.

В сочетании с ухудшающейся экономической ситуацией и многочисленными провалами в политике, связанными с пандемией COVID-19 и недавними пожарами на юге Турции, Эрдоган вряд ли может позволить себе еще одну рискованную ошибку во внешней политике.

Считается, что обращение Талибана к Турции — это попытка остановить новый режим от изоляции и санкций со стороны международного сообщества. Контроль над аэропортом может открыть для Турции экономические отношения с Талибаном и позволить дешевым турецким товарам наводнить афганский рынок, а турецким строительным фирмам, входящим в AKP, предоставить возможности для восстановления разрушенной войной страны. Контроль над аэропортом позволит Турции регулировать потоки помощи, поступающей в Афганистан и вывозимой из него. Естественно, что таким положением дел будут недовольны США, которые захотят навязать свою «помощь» Турции и дать возможность Эрдогану улучшить отношения с официальным Вашингтоном.

Стоит напомнить, что отношения между США и Турцией ухудшились после попытки государственного переворота 15 июля 2016 года, приобретения Турцией российских комплексов ПВО С-400 и рассмотрения в американских судах дела «Halkbank» связанного с продажей нефти за золото.

Однако, следует отметить, что статус последнего члена НАТО в Афганистане и ключевого пункта связи между Талибаном и Западом, может обеспечить Турции роль регионального посредника, к которой она давно стремится. Но это может означать, что Турция станет одним из единственных членов НАТО, признающих режим Талибана.

Турецкие внешнеполитические деятели имеют богатую историю договоренностей, когда их риторика не соответствует реальности на местах. Идти на сотрудничество с Талибаном опасно.

Эрдоган не может позволить себе резню турецких войск при нем, учитывая политику внутри страны и продолжающийся авантюризм турецких военных в Сирии, Ливии и Азербайджане. Турецкие частные охранные предприятия или сирийские повстанческие силы, имеющие связи с Турцией, использовавшиеся в предыдущих конфликтах, таких как Азербайджан и Ливия, как часть военной стратегии AKP на переднем крае, могут обеспечить возможность для Турции сохранить свое присутствие в Афганистане без политических и военных затрат.

Многие структурные проблемы, вероятно, будут препятствовать амбициозной роли Турции в Афганистане. В первую очередь, Эрдогану придется бороться с ожидаемым наплывом афганских беженцев, направляющихся к восточной границе Турции. Внутри страны националистическая лихорадка и антиэмигрантская напряженность в отношении сирийских беженцев достигли высокого уровня. Внешнеполитический авантюризм был отличным инструментом для отвлечения внимания от внутренних неудач, но его эффективность снижается по мере того, как внутренние проблемы продолжаются.

В то время как Турция укрепила свои границы и политику в отношении прибывающих афганских беженцев, Европейский Союз также оказывает давление на Турцию с помощью денежных стимулов, чтобы сдержать любой наплыв беженцев к европейским границам. Деньги могли бы ослабить давление, которое испытывает ПСР, прежде всего, по мере приближения выборов 2023 года, когда положение Эрдогана и ПСР в правительстве становится все менее устойчивым. Получение очередного срока в день 100-летия Турции является важной вехой для наследия Эрдогана.

У Турции становится все меньше союзников и друзей. Односторонние действия в Сирии, Ливии и Азербайджане свидетельствуют о том, что направление внешней политики становится все более реакционным и оппортунистическим. Стремление Турции играть стабилизирующую и посредническую роль в Афганистане представляется очередной несбыточной мечтой, так как риски намного превышают выгоды.

Международное сообщество еще не решило, как относиться к новому режиму Талибана, и должно с осторожностью рассматривать стремление Турции поддерживать отношения с Талибаном. Турция может оказаться втянутой в дорогостоящее военное участие и снова оказаться в изоляции ради экономических возможностей и попыток вернуть себе расположение союзников и друзей, которых она ранее отбросила.

*(движение “Талибан” признано запрещенной организацией в Казахстане)

Прочтите также

Материалы автора: Sherzod Abdulkhasanov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана. e-mail: Abdulkhasanov@polit-asia.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика