Таджикистан готовится к выборам президента

В октябре в республике состоятся выборы главы государства. Кто будет возглавлять страну последующие семь лет. И как будут развиваться события в Таджикистане, с учетом последних президентских выборов в Белоруссии.

Выборам президента быть. Состоятся они 11 октября 2020 года, то есть на месяц раньше положенного срока. К такому решению в ходе внеочередной сессии пришли депутаты верхней и нижней палат Маджлиси Оли. В то время как большинство стран обсуждает возможность переноса выборов из-за угрозы пандемии, таджикские парламентарии решили немного ускорить этот процесс. Теперь политические партии, профсоюзы, Союз молодежи Таджикистана, маджлисы Согдийской, Хатлонской и Горно-Бадахшанской области и город Душанбе смогут приступить к выдвижению своих кандидатур на пост главы государства. И, несмотря на то, что правящая Народная демократическая партия Таджикистана выдвинет своего кандидата в президенты только 3 сентября также во время внеочередного XIV съезда, с уверенностью в 99.9% можно сказать, что им станет действующий президент республики Эмомали Рахмон.

Новость о том, что выборы состоятся раньше положенного им срока, совсем не обрадовала руководителя оппозиционной Социал-Демократической партии Таджикистана Рахматилло Зойирова. По его словам, «принятое обеими палатами парламента решение не имеет юридической силы, поскольку противоречит всем положениям избирательного законодательства…». Однако ни парламент, ни конституционный суд не отреагировали на заявление Зойирова. С большой вероятностью, его слова не будут услышаны, а через какое-то время про заявления попросту забудут.

И снова в президенты

Прийти к выводу о том, Эмоммали Рахмон собирается переизбираться на очередной срок, не составит особого труда. Он уже давно начал свою предвыборную кампанию. Сейчас это особенно заметно: уже больше месяца президент разъезжает по регионам, проводит открытые диалоги с гражданами, проверяет деятельность чиновников на местах. Чего только стоит его обещание с 1 сентября на 10-15% увеличить зарплаты и пенсии, и это при том, что экономика республики находится далеко не в лучшем состоянии.

С точки зрения действующего законодательства, Рахмон имеет полное право участвовать в предстоящих выборах. В ходе всенародных референдумов ему удалось реформировать президентскую должность: 1999 год – продление президентского срока с 5 до 7 лет, 2016  год – разрешение баллотироваться президентом на неограниченное количество сроков, снижение минимального возраста для президента до 30 лет.

Уменьшение возрастного ценза к кандидату в президенты имеет прямое отношение к сыну Рахмона Рустаму Эмомали, который весной этого года занял кресло спикера Маджлиси Милли – верхней палаты парламента Таджикистана. Рустам является вторым лицом в республике и становится преемником президента в случае его ухода с поста по любой из возможных причин. Тут Рахмон умело подстраховался.

Однако к передаче президентских полномочий сыну он ещё не готов. Эмомали Рахмон для большей части местной элиты, участвующей во власти, является гарантом стабильности. Грубо говоря: к нему привыкли, к нему приспособились, и на сегодняшний день менять установившийся жизненный уклад мало кто захочет.

Таджикистану уготовлен свой сценарий

Эмомали Рахмон возглавляет страну с 1992 года. Сначала в должности председателя Верховного Совета Республики Таджикистан, являясь фактическим главой государства, так как в стране была упразднена должность президента.

С ноября 1994 года уже возглавил страну в должности президента. Фактически Рахмон находится у власти 28 лет. Внушительный срок, но все же не исключение из правил.

Взять, хотя бы, Александр Григорьевич Лукашенко, который  возглавляет Белоруссию с 1994 году. Кстати, в этом году он в очередной раз с огромным отрывом победил в президентской гонке, набрав 80.6% голосов избирателей. Чем, собственно, спровоцировал стихийные акций протеста недовольных масс по всей республике. Возникает вопрос: какова вероятность того, что в Таджикистане будет разыгрываться схожий сценарий?

Переизбрание Эмомали Рахмона на еще один семилетний срок – самый логичный вариант развития событий в Таджикистане. Как уже говорилось, Рахмон ещё не готов к её передаче. И обществу придётся смириться со складывающейся ситуацией. Но таких массовых выступлений, как в Белоруссии, в Таджикистане не предвидится. И на то есть свои причины.

Во-первых, после запрета в 2015 году Партии Исламского Возрождения Таджикистана, роль оппозиции перешла к Социал-Демократической партии Таджикистана, но у нее нет массовой поддержки среди граждан страны. Другие партии либо состоят в тесном контакте с действующей властью, либо незначительны, поэтому не представляю никакой опасности действующей власти.

Во-вторых, это существующий в таджикском обществе послевоенный синдром – никто не хочет повторения военных действий, которые  захлестнули страну во время борьбы за власть с 1992 по 1997 годы.

Прочтите также

Материалы автора: Porso Nuriddinov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана, Афганистана и Китая, вопросов национальной безопасности, терроризма и кибертерроризма. e-mail: Nuriddinov@polit-asia.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
ru_RU
en_US ru_RU