Торговое и военное партнерство Китая и Ирана угрожает интересам США на Ближнем Востоке

Китай уже давно косо смотрит на политические и экономические игры США. В последние время страны явно находятся в прямой конфронтации. Особую пикантность происходящему придает сближение КНР с Исламской Республикой Иран, явным противником США на Ближнем Востоке.

Документ под названием «Всеобъемлющее стратегическое партнерство между Исламской Республикой Иран и Китайской Народной Республикой» не что иное, как явный удар по авторитету США на Ближнем Востоке. Находящейся под жестоким американским санкционным прессингом исламской республике удалось продвинуться в процессе заключения масштабной сделки с Поднебесной, предполагающей миллионы долларов прямых инвестиций в иранскую экономику и сферу безопасности (по предварительным данным за 25 лет Китай предоставит Ирану порядка 400 миллиардов долларов).

Такое партнерство значительно расширит присутствие КНР в банковской сфере, телекоммуникациях, в сфере железнодорожного транспорта, портовой инфраструктуры республики и в десятках других проектов. Документ также предполагает углубление военного сотрудничества, что потенциально может дать Китаю возможность закрепиться в регионе, который на протяжении десятилетий был предметом стратегической озабоченности Соединенных Штатов.

Стоит отметить, что помимо проведения совместных военных учений и тренировок, Китай и Иран приступят к совместным исследованиям и проектам по разработке оружия, а также к взаимообмену разведданными – все это в рамках борьбы «с терроризмом, торговлей наркотиками и людьми, а также трансграничной преступностью». В обмен на это Китай будет получать регулярные поставки иранской нефти в течение следующих 25 лет.

Официальные лица Ирана публично заявили, что соглашение с Китаем находится на стадии рассмотрения, а несколько человек, которые обсуждали его с иранским правительством, подтвердили, что окончательная версия соглашение подготовлена  и датирована июнем 2020 года.

В свою очередь китайское руководство не дает разъяснений по поводу соглашения, и пока не известно, поставил ли Си Цзиньпин свою подпись под ним. Одно уже можно сказать с точностью, что такого рода соглашение станет некой «вишенкой на торте американо-китайского противостояния». Ведь это серьезный удар по агрессивной политике администрации Белого дома в отношении Ирана после одностороннего выхода США из так называемой Ядерной сделки, достигнутой в 2015 году президентом Бараком Обамой и лидерами шести других стран после двух лет изнурительных переговоров.

Возобновив жестокую санкционную политику в отношении Ирана, отрезав доступ к международной банковской системе, Американское руководство просто не оставило ему выбора и само подтолкнуло его в объятия к Китаю.  Проект соглашения с Ираном показывает, что в отличие от большинства стран, Китай чувствует себя в состоянии бросить вызов Соединенным Штатам, достаточно сильным, чтобы противостоять американским санкциям, как это было в торговой войне, которую начал Трамп.

Официальная реакция Госдепартамента в ответ на происходящие:

«Соединенные Штаты продолжать санкционную политику по отношению к большинству китайских компании, которые помогают Ирану, крупнейшему в мире государственному спонсору терроризма»

По мнению Госдепа:

«Курс Пекина на сближение с иранским режимом противоречит основной цели китайской внешней политики – содействие стабильности и миру»

Получается, идет вразрез с основной линией с США – препятствует установлению мира во всем мире. Естественно, ведь единственным гарантом благоденствия на планете может быть только Америка. Вряд ли такой подход США  в отношении КНР будет способствовать конструктивному диалогу. Представителям Госдепартамента стоит внимательнее подбирать высказывания, дабы не провоцировать Пекин.

Взвесить все «за» и «против»

Такого рода крупная сделка Ирана с Китаем вызвала ожесточенные дебаты в самом Иране. Министру иностранных дел исламской республики Джаваду Зарифу пришлось ответить на множество противоречивых вопросов. Г-н Зариф заявил, что «такого рода крупный международный проект естественно требует всестороннего изучения и, естественно, соглашение будет представлено в парламент для окончательного утверждения». Тем не менее, соглашение пользуется поддержкой верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи.

Высказался по поводу сделки и бывший президент исламской республики Махмуд Ахмадинежад. Он назвал соглашение «подозрительной секретной сделкой, которую народ Ирана никогда не одобрит».

Опасения, прежде всего, вызваны тем, что проекты – почти 100 из них упомянуты в тексте соглашения – в значительной степени соответствуют стремлению Си Цзиньпина распространить свое экономическое и стратегическое влияние на всю Евразию через инициативу «Пояс и Путь».

Все проекты, включая аэропорты, скоростные железные дороги, затронут жизни миллионов иранцев. Китай создаст зоны свободной торговли в Маку на северо-западе Ирана, в Абадане, где река Шатт аль-Араб впадает в Персидский залив и на острове залива Кешм. Соглашение также включает предложения по созданию Китаем инфраструктуры для телекоммуникационной сети 5G, китайской Глобальной системы позиционирования Бейдоу.

«Все дороги в Иран закрыты», – отметил Ферейдун Маджлези, бывший дипломат и обозреватель нескольких иранских дипломатических изданий: «Единственный путь открыт – Китай. Пока не будут сняты санкции, эта сделка является наилучшим вариантом для Ирана».

Конец Американского господства в регионе

Соглашение о военном сотрудничестве между Китаем и Ираном сможет укрепить позиции Пекина в Персидском заливе. Яркий тому пример Промышленный парк в южном портовом иранском городе Джаск, который находится прямо за Ормузским проливом, входом в Персидский залив.

Доступ КНР к порту Джаска стратегически выгоден Пекину, так как через Ормузский пролив проходит большая часть мировой нефти. Кроме того пролив имеет решающее стратегическое значение для Соединенных Штатов, чей пятый флот расположен в Бахрейне. Китай уже построил ряд портов вдоль Индийского океана, создав ожерелье заправочных и пополняющих станций от Южно-Китайского моря до Суэцкого канала. Эти порты, носящие якобы коммерческий характер, однако потенциально имеют и военную ценность, что позволяет быстрорастущему военно-морскому флоту Китая расширять сферу своей деятельности.

Китай также активизировал военное сотрудничество с Ираном. Военно-морские силы НОАК и Ирана, начиная с 2014 года провели не менее трех совместных вонно-морских  учений. Последние из них состоялись в декабре прошлого года, когда китайский ракетный эсминец «Синьинь» присоединился к военно-морским учениям с участием военно-морских сил России и Ирана в Оманском заливе.

Китайское государственное информационное агентство «Синьхуа» процитировало командующего ВМС Ирана контр-адмирала Хоссейна Ханзади, который заявил, «что учения показали – эра американских вторжений в регионе закончилась».

Прочтите также

Материалы автора: Porso Nuriddinov

Таджикский журналист-обозреватель. Специализирующийся на освещении событий, происходящих в политике и общественной жизни Таджикистана, Афганистана и Китая, вопросов национальной безопасности, терроризма и кибертерроризма. e-mail: Nuriddinov@polit-asia.kz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика
ru_RU
en_US ru_RU