«Великий Туран» – братство народов или геополитический проект Турции?

В Кыргызстане в первой декаде сентября прошло 10-ое заседание Межправительственной кыргызско-турецкой комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, а также кыргызско-турецкий бизнес-форум с участием более 300 компаний Кыргызстана и Турции. Турецкую сторону в мероприятиях представлял вице-президент страны Фуат Октай.

Турция занимает второе место по объему инвестиций в Кыргызстан после Китая. Сумма инвестиций за I полугодие 2021 года составила более 62 млн. долларов. Фуат Октай отметил, что пока показатели довольно скромные – по итогам восьми месяцев нынешнего года товарооборот составил всего 509 млн долл., и пообещал довести товарооборот до 1 млрд. долл., а также увеличить  инвестиции в горнодобывающую промышленность, энергетику, туризм, здравоохранение и образование. Но свои обещания Турция привязывает к вопросу о сотрудничестве в дальнейшей борьбе с терроризмом, под которым понимает остающихся в Кыргызстане «гюленистов» – учителей системы «Сапат».

После попытки вооруженного переворота в 2016 году в Турции президент Реджеп Тайип Эрдоган обвинил своего бывшего соратника Фетхуллаха Гюлена в путче, а все его сторонники и движение FETO были признаны террористами. От стран-союзников Анкара потребовала закрыть связанную с Гюленом образовательную сеть «Сепат». Кыргызстан не подчинился, ограничившись переименованием сети в «Сапат».

В международное образовательное учреждение «Сапат» входят 16 лицеев, университет «Ала-Тоо», международная школа UWIS и четыре общеобразовательные школы. В «Сапате» обучаются более 10 тыс. школьников и студентов. Соучредителем «Сапата» также является министерство образования Кыргызстана. Данный факт привел к охлаждению отношений с Анкарой. Турция после этого приравняла всех выпускников кыргызского университета «Ала-Тоо – Ата-Тюрк» сети «Сапат» к террористам, признала их дипломы недействительными, а сам университет обвинила в распространении террористических идей. 

Турция уже пыталась оказывать политическое давление на руководство Кыргызстана в этом вопросе. Накануне июньского визита Садыра Жапарова в Анкару турецкие спецслужбы похитили с территории Кыргызстана члена FETO с гражданством Турции и Кыргызстана, директора образовательной сети «Сапат» Орхана Инанды, попутно потребовав у Садыра Жапарова признать FETO террористической организацией.

Такая настойчивость турецкой стороны может говорить о том, что политическое доминирование для нее по значимости важнее экономических вопросов. И если Турция в плане финансовых возможностей уступает, к примеру, России и Китаю, то в использовании ресурса «мягкой силы» продвинулась достаточно далеко, так как в отличие от энергетики и металлургии, культура больших затрат не требует.

Анкара проводит политику «мягкой силы» в республике через подконтрольные образовательные учреждения, распространяя среди населения чуждые установки и формируя у граждан позитивный имидж политики Турции. Основной акцент делается на молодое поколение, так как большая часть образовательных инициатив направлена на молодежь.

Сопредседатель кыргызского клуба региональных экспертов «Пикир» Игорь Шестаков отметил, что в образовательных проектах в Кыргызстане Турция на много лет опередила ряд других государств. Об этом свидетельствует популярность у молодежи турецких университетов и колледжей.

Например, университет «Манас» в Бишкеке – современный турецкий комплекс, отвечающий всем международным стандартам. При кыргызских вузах открыты курсы по изучению турецкого языка, а при посольстве Турции в Кыргызстане открыт центр TTEOMER, который кроме изучения языка помогает студентам из Кыргызстана продолжить образование в Турции. Прибывший на бизнес-форум Фуат Октай принял участие в церемонии открытия еще одного образовательного комплекса «Маариф» в Бишкеке. 

Влияние оказывается и на всю общественность, которой Турция пытается привить свои собственные ценности посредством массовой культуры. Это проявляется, прежде всего, в популяризации турецкого кинематографа (турецких сериалов). Через подобные каналы воздействия Турция распространяет «бытовые» представления о своей стране, часто преподносящиеся с выгодной для себя стороны, идет «отуречивание» сферы общественного взаимодействия.

Еще один пример культурно-гуманитарного сотрудничества – строительство в Бишкеке центральной мечети стоимостью 35 млн. долл. на турецкие деньги. Оперативность, с которой Турция выделила материальную и финансовую помощь на восстановление разрушенных домов в Баткентской области после конфликта на границе Кыргызстана и Таджикистана весной 2021 года говорит об имеющейся у нее стратегии в формировании центральноазиатской повестки дня по вовлечению местного населения в свою сферу влияния.

Культурно-гуманитарное сотрудничество с центральноазиатскими странами Турция строит на основе близости по этническим и языковым признакам. С этой целью осенью 2009 года на саммите в азербайджанской Нахичевани было создано межгосударственное образование  под названием Тюркский совет со штаб-квартирой в турецком Стамбуле.

Тогда в его состав вошли четыре государства: Кыргызстан, Азербайджан, Казахстан и Турция. На первом этапе организация носила исключительно культурную направленность. Общение стран шло главным образом по линии тюркских искусств и языков. Была даже создана Международная организация тюркской культуры (TÜRKSOY), развивающая совместную деятельность.

Однако амбиции Эрдогана, мечтающего о возрождении Великого Турана, не ограничиваются ранее выдвинутой концепцией «два государства – одна нация», касающаяся Турции и Азербайджана. Выступая в Баку на VII саммите «Тюркского совета» в 2019 году, президент Турции Реджеп Эрдоган заявил о том, что «его мечта – появление шести государств и одной нации».

В ноябре 2021 года в Стамбуле планируется провести VIII саммит Тюркского совета, где, вероятно, будет изменено название этой структуры, основываясь на подходе «Союз тюркских государств». Фактически Анкара собирается официально объявить о создании Великого Турана – «Союза тюркских государств».

Однако созданное на языковой и культурной общности объединение, не подкрепленное финансово, нежизнеспособно. По мнению самого Реджепа Эрдогана, любой проект, в котором бизнес не играет роль локомотива, обречен быть неэффективным и неполноценным. Поэтому уже озвучены планы о том, что культурно-гуманитарное сотрудничество дополнится проектами Тюркского совета в сферах экономики, торговли, транспорта и энергии, а также создании Тюркского инвестиционного фонда.

Президент Турции Реджеп Эрдоган торопит с объединением и в качестве положительного примера всегда приводит недавние успехи военной коалиции с Азербайджаном. Неудивительно, если перед членами будущего «Союза тюркских государств»  в будущем встанет вопрос вхождения национальных вооруженных сил в состав единой «тюркской армии» во главе с Турцией. При этом усиление политического давления Анкары на кыргызское руководство под призрачные перспективы инвестиций также может повлечь за собой втягивание республики в другой амбициозный проект Турции по возрождению Великого Турана, что приведет к утрате Бишкеком не только национального, но и государственного суверенитета.

Прочтите также

Материалы автора: Daniyar Mamedov

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика