Зачем Анкара негласно покровительствует казахстанским радикалам?

Фото 24.kz

О предполагаемом участии протурецких исламистов в январских беспорядках в Казахстане, порталу «polit-asia.kz» рассказал администратор телеграмм-канала «MediaStan», Руслан Касымов.

Турецкая газета «Тюркие» 9 января опубликовала заявление бригадного генерала в отставке и экс-военного атташе Турции в Азербайджане Юджеля Карауза, призвавшего «Организацию тюркских государств» (ОТГ)

«Немедленно предпринять шаги по созданию объединенных вооруженных сил»

Возможность детально обсудить эту инициативу представилась странам-участницам ОТГ уже 11 января, когда был созван ее внеочередной саммит в связи с масштабными протестами в Казахстане.

Уличные беспорядки, потрясшие Казахстан в первой декаде января, стали полной неожиданностью не только для обывателей, но и для большей части политологического сообщества республик бывшего СССР.

Страну, долгие годы казавшуюся образцом стабильности и устойчивого развития в Центральной Азии, охватили массовые митинги, которые за считанные дни переросли в вооруженные столкновения с правоохранительными органами.

Позже президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что страна подверглась организованной извне атаке террористов и над Республикой нависла угроза государственного переворота.

Пока в Казахстане то ли преступники, то ли террористы поджигали здания государственных учреждений, власти Турции разжигали в тюркском сообществе истерию о необходимости решительного вмешательства во внутриказахстанский кризис по линии ОТГ.

Все тот же Юджель Карауз заявил, что:

«Происходящее сейчас в Казахстане может произойти и в других братских республиках»

Если страны Тюркского совета не выработают общие механизмы реагирования на подобные чрезвычайные ситуации. Это крайне выгодное для официальной Анкары заявление гармонично вписалось в общий информационный фон.

Действительно, турецкое руководство в целом крайне оперативно отреагировало на драматические события в Казахстане. Президент Турецкой Республики Реджеп Тайип Эрдоган, 6 января в телефонном разговоре с Касым-Жомартом Токаевым выразил ему слова поддержки. Впоследствии то же самое сделали турецкие министры обороны и иностранных дел Х. Акар и М. Чавушоглу, комментируя для СМИ сложившуюся ситуацию в центральноазиатской республике.

В целом сдержанный тон официальных лиц заметно контрастировал с громкими заявлениями турецкой системной оппозиции, которая призывала власти страны поддерживать тюркских братьев в Казахстане более активно.

Между тем, наивно принимать внешнюю доброжелательность Турции за искреннее желание оказать помощь, не разобравшись как в деталях казахстанских протестов, так и в тонкостях политики Анкары в Центральной Азии.

Одним из ключевых моментов произошедшего в Казахстане стало участие исламистов в погромах в Алматы и других городах страны. Сначала это косвенно подтверждалось характерным для приверженцев радикального ислама почерком: разъяренная толпа обезглавила двух казахстанских военнослужащих. Затем, 10 января, Токаев сделал официальное заявление, в котором сообщил об участии террористов из Афганистана и Ближнего Востока в боестолкновениях с национальными правоохранительными органами.

Анализ войн в Ливии, Нагорном Карабахе и Сирии, где Турция принимала активное участие, позволяет выявить некоторые отличительные черты внешней политики Эрдогана.

Во-первых, расширение зоны влияния Анкары чаще всего происходит через вооруженный конфликт, а во-вторых – в нем всегда принимают участие лояльных туркам боевики, преимущественно из Сирии, где турецкие военнослужащие контролируют обширные территории на севере. Судя по всему, «фирменный почерк» Эрдогана мог найти свое отражение и в казахстанских событиях.

Однако по-прежнему открытым остается вопрос: зачем Анкаре потребовалось расшатывать внутриполитическую ситуацию в дружественной стране, являющейся помимо прочего членом ОТГ?

Географическое положение Казахстана делает его для турок своеобразными воротами в Центрально-Азиатский регион, который остается одним из приоритетных направлений внешней политики Р.Эрдогана. Турецкий лидер рассматривает Центральную Азию как зону исключительных интересов Анкары.

До настоящего времени, Нур-Султан активно принимал участие в деятельности ОТГ, проводя на своей территории саммиты и выступая за развитие сотрудничества внутри организации.

Однако, казахстанские власти категорически не согласны с притязаниями Турции играть первую скрипку в этом объединении, что становится естественной преградой, тормозящей турецкую экспансию в ЦАР. В этом контексте предполагаемое участие протурецких исламистов в казахстанских беспорядках приобретает особое значение.

Раздосадованная несговорчивостью казахстанской политической элиты, ориентированной на сохранение светского характера государственного устройства, Анкара негласно покровительствует казахстанским радикалам, чтобы с их помощью обратить центральноазиатскую республику к идеям политического ислама. Кстати, подобную модель сейчас стремится выстроить в своей стране и сам турецкий лидер.

Вопреки тщетным надеждам турецкого лидера, казахстанский режим выстоял. Однако, вряд ли Р.Эрдогана обескуражила постигшая неудача. Будучи одержимым мечтой построить новую, еще более могущественную Турецкую империю, он без сомнения продолжит раскачивать ситуацию в тюркских республиках Центральной Азии.

Прочтите также

Материалы автора: Ruslan Kasimov

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика